Памятные встречи: Джин Киркпатрик. Мышь в Белом Доме

Опубликовано: 26 августа 2016 г.
Рубрики:

 ...Эта женщина сыграла свою роль в истории США. Высоко ценивший её знания и взгляды президент Рейган в годы своего правления назначил её, профессора-политолога Джорджтаунского университета, главой делегации США в ООН. Она, видный деятель Республиканской партии, автор многих книг, оказала значительное влияние на доктрину Рональда Рейгана, на формирование его внешней политики.

 Я встретился в Джин Киркпатрик в её офисе в Вашингтоне, когда она уже ушла из большой политики и могла быть достаточно откровенной.

 - Джин, после ухода Рейгана популярность Республиканской партии снизилась. Вы не жалеете, что в своё время, как и сам Рейган, перешли из демократов в республиканцы?

 - Начиная с 1974 года я была своего рода диссиденткой в Демократической партии. Но партию не меняла до 1985 года, хотя и решила поддержать Рональда Рейгана в 1980-м. Я никогда не рассчитывала найти такую партию, с которой была бы согласна на все 100 процентов.

 - Наверно, дело не в том, какая партия находится у власти, а в том, какой человек стоит во главе государства. Рейган проводил свой курс, а Буш свой, хотя они и состояли в одной партии.

 - У демократов всегда один и тот же курс с ориентацией на государственный сектор. Отсюда постоянное повышение налогов, что ведёт прежде всего к обнищанию среднего класса и к увеличению количества иждивенцев в обществе, ибо жить на пособия выгоднее, чем работать. Демократы до сих пор верят, что правительство может скорее и лучше решить проблемы, чем частная инициатива. Я стою на противоположной позиции: предприимчивый человек может решить проблемы быстрее и лучше, чем какие-нибудь комиссии, а комиссия - лучше, чем правительство штата, а правительство штата - лучше, чем центральное правительство. Это - один вопрос. Другой вопрос, разделяющий меня и демократов, - экономика. Я считаю, что экономическому росту рыночная система способствует больше, чем административно регулируемая плановая система. В этом суть расхождений демократов с республиканцами.

Демократы гораздо больше склонны к ограничению частной инициативы и к повышению налогообложения. Я не согласна с демократами и в ряде вопросов международной политики, особенно в их оценке коммунизма и социализма. По-моему, лево-либеральный курс Демократической партии принадлежит прошлому. Нет, конечно, Демократическая партия внесла огромный вклад в историю нашей страны, прежде всего, при Франклине Рузвельте, который провозгласил "Новый курс" и вывел США из Великой депрессии. Он использовал для этого государственную власть, ввёл федеральную помощь бедным - программу "Вэлфер". В годы депрессии это было верным решением. Но демократы будто законсервировали себя в том времени.

 - В последние годы женщины всё активнее входят в большую политику. Как вы относитесь к идее: женщина - президент США?

 - Думаю, что возможностей для женщины в американской политике сейчас больше, чем когда бы то ни было. Женщины играют теперь очень заметную роль во всех областях, особенно в таких, которые требуют хорошей профессиональной подготовки: в юриспруденции, в банковском деле, в бизнесе, в медицине, в органах управления. Практически нет ограничений и в том, чего могут достигнуть женщины и в американской политике, включая самые высокие посты. Но американская политика - очень жестокая игра. Женщины всё ещё чувствуют себя не очень комфортабельно на политическом ринге. Поэтому, мне кажется, что в наши дни мы не увидим женщину на посту президента.

Проблема ещё и в том, что демократы упорно продолжают выдвигать кандидатов, которые на самом деле не отражают чаяний большинства американцев. Одних предвыборных обещаний, которые потом не выполняются, для твёрдой победы на выборах недостаточно. Я лично никогда не рвалась в политические деятели. Мне вполне хватает быть профессором Джорджтаунского университета и научным сотрудником Американского института по изучению свободного предпринимательства. Я никогда не выставляла свою кандидатуру на выборную должность. Просто была назначена Рональдом Рейганом на высокий пост в правительстве благодаря моим книгам и статьям.

 - У вас есть любимая смешная история, которая произошла с вами, когда вы работали в администрации президента?

 - Да. Был забавный случай, который, кстати, связан с вашим вопросом о женщине в политике. Когда я была членом правительства, то входила в состав не только Совета национальной безопасности, но и особого круга под названием "Планирующая группа национальной безопасности - ПГНБ". Эта группа проводила совещания в Белом доме в кабинете для особо важных дел. Совещательная комната была сверхсекретной, со многими специальными дверьми и отборной охраной. Туда, как говорят, даже мышь не могла прошмыгнуть. И вот однажды - клянусь, это правда! - в той самой сверхсекретной комнате, во время совещания с участием президента, вице-президента, министров обороны и иностранных дел, директора ЦРУ, советника президента по вопросам национальной безопасности, председателя Объединённого комитета начальников штабов и главы делегации США в ООН (эту должность занимала я), когда мы обсуждали острейшие проблемы международной политики, кто-то вдруг произнёс шёпотом: "Мышь". Признесённое шёпотом услышали все. Представляете - мышь в комнате для особо секретных совещаний! А что если это вражеский робот-шпион, замаскированный под мышь? Мы замерли и уставились на неё. А она уставилась на нас, была очень спокойна, уверена в себе. Потом с большим достоинством пересекла комнату и исчезла. Это было невероятно! Мышь могла узнать все сверхсекреты Белого дома! Позднее я пришла к выводу, что мышь была менее чужеродным элементом в той комнате, чем я, так как до меня никогда ещё за всю историю нашей страны женщина не входила в столь узкий круг вершителей американской внешней политики, национальной безопасности и обороны. Я тоже прошла тот путь, как мне кажется, с достоинством и спряталась в свою научную нору.