Игорь Бэлза о своем отце, Святославе Бэлзе

Опубликовано: 1 июля 2016 г.
Рубрики:

Игорь Бэлза - старший сын Святослава Бэлзы, 1971 года рождения. Закончил университет радиотехники, электроники и автоматики.

«Не уходи, побудь со мною», - звучит старинная мелодия в передаче «Романтика романса». На экране – отец Игоря - Святослав Бэлза. Кажется, наступят последние кадры - и он скажет отцу такие же слова. Впервые отец уехал от него, мамы и ее родителей к своим родителям, когда ребенку было шесть лет. Он – его сын от первого брака. Позднее они виделись. Но не дома.


 Трагическое ощущение пришло к Игорю давно. Но особенно наглядно оно было, когда он до последних предсмертных минут держал за руку умирающего отца. Казалось – они бы не наступили. Но врачи попросили руку отпустить - и затухающее, видимое на мониторе сердце, остановилось.
 Для Святослава Бэлзы это были счастливые минуты. Ведь, когда Игорь вошел, он писал ему письмо. Несмотря на то, что позвонил и попросил: «Приди!». Боялся, что опоздает.
 Игорю хочется представлять, будто он тихонько вошел в комнату, а в кресле - отец. Таков эскиз будущего памятника. И он не случаен.
 Сегодня мы вспоминаем удивительного человека – его отца, Святослава Игроревича Бэлзу. Было время, когда в России интеллигенция оставляла все вечерние дела и вслушивалась в каждое слово этого человека на телевизионном экране. Совсем не обязательно быть политическим лидером, чтобы люди вслушивались в каждое твое слово. А у этого человека еще и любовались каждым жестом. Человек в смокинге и бабочке заставлял их верить, что все бессильно перед красотой. Красота звуков музыки довершала эту гармонию.

- Давайте не о грустном. Вспомните смешную историю из детства.

- Помню такую историю: мне было около 5 лет, и я придумал себе игру. Собрал ключи от всех шкафов, тумбочек и ящичков, которые только смог найти в доме. И я был главным по ключам. И вот каким-то неловким движением этой связкой ключей я поцарапал полированный деревянный поручень дивана. И папа, заметив это, этими же ключами несколько раз стукнул меня по мягкому месту. Помню, было не столько больно, сколько обидно.

- Чему учил Вас отец? Какие давал советы?

- Вы знаете, папа никогда не учил в прямом смысле этого слова, не читал нравоучений. Наверное, все обучение происходило в процессе обычного жизненного общения, обсуждений каких-то жизненных ситуаций.
 Советы безусловно давал, но только тогда, когда я его об этом просил.
Мне рано было объяснено об ответственности, и в первую очередь, об ответственности за фамилию. Я был лишен удовольствия шалостей, раскрытие которых могло бы каким-то образом скомпрометировать честь рода. В юношеском возрасте я не ходил на студенческие посиделки, у меня не было танцев на столе и прочих развлечений, присущих этому возрасту.
В моменты, когда я жаловался ему, что расстался с девушкой, папа с присущим ему чувством юмора говорил: «Если к другому уходит невеста, то неизвестно кому повезло!»
 Мои родители сделали все, чтобы, я вырос интеллигентным, честным, порядочным и с добрым сердцем. Многие свои поступки я совершаю, следуя своему внутреннему кодексу чести. В минуты, когда я падал духом, он говорил мне : «Ты же Бэлза! Столько поколений были победителями!»

- Расскажите.

- Семья наша с многовековой историей! Фамилия происходит от названия города Белз, который ныне находится на территории Украины, а ранее это была Польша. Во времена первого упоминания о городе в «Повести временных лет» (а это были 800-е года, и затем времена первых крестовых походов), город Белз и Белзское княжество входило в Червонную Русь. Стоит вспомнить и о знаменитых предках: Мартине Бэлза, который был ректором Ягеллонского университета в Кракове в XVI веке, известном химике Юзефе Бэлза, который поддерживал знакомство с семьей Шопенов, чем дедушка особенно гордился! Стихотворение Владислава Бэлзы - одного из самых знаменитых представителей фамилии - более ста лет входит в школьный букварь Польши! Называется оно «Катехизис польского ребенка».
Мой дедушка автор музыки к первому звуковому фильму СССР «Арсеналъ», который снял великий Довженко в 1929 году. Раньше, как Вы знаете, показ фильмов озвучивал тапер, подбирая по своему усмотрению ту или иную музыку. «Арсеналъ» - это первый фильм к которому музыка была написана специально и записана на звуковую дорожку. Следующим фильмом, к которому специально была написана музыка, стал фильм «Новый Вавилон», музыку к нему написал Шостакович.

О духовном богатстве его личности неоспоримо говорят и факты его дружбы с великими людьми. Дедушка дружил с Анной Ахматовой, маршалом Коневым, Арамом Хачатуряном, Борисом Лятошинским , Гавриилом Поповым (автором музыки к фильму «Чапаев), который, кстати, был крестным отцом папы, Николаем Мясковским, Виссарионом Шебалиным, Алексеем Козловым, Ираклием Андрониковым, Дмитрием Лихачевым, Виктором Шкловским, польским писателем Ярославом Ивашкевичем и многими другими.

Папа родился в Челябинске, в эвакуации, в апреле 1942 года. Там его и бабушку приютила семья дедушкиного брата, который занимался переоборудованием Челябинского тракторного завода в танковый завод.

Дедушка в то время был в Москве, работал профессором Московской консерватории. И спустя чуть больше месяца забрал бабушку и папу в Москву.

Намного большие испытания коснулись папиной семьи во времена «ждановщины». В недобром 1948 году людей травили за космополитизм, формализм. Дедушку выгнали из консерватории и из музыкального издательства (он был Главным редактором Государственного музыкального издательства). В газете «Правда» появилась статья, где его заклеймили «адвокатом музыкального уродства». «Уродство» - это Скрябин, Прокофьев, Рахманинов, Шостакович. Отец рассказывал, что композитор Николай Мясковский сказал тогда Игорю Федоровичу: «Вы не огорчайтесь. Вы-то «адвокат», а «уродства» - это мы». Он тоже был в этом списке.

- Вы все это знаете от отца. Рассказывал он вам это, когда Вы выросли.Часто ли вы встречались с отцом в то время, когда вы жили в разных местах?

- Мы встречались с отцом по выходным. В те выходные, когда отец был в Москве, он был готов уделить мне время, и мы отправлялись в Центральный дом литераторов на утренник. Как правило, я приезжал на станцию метро, где жил отец, и вместе с ним мы ехали сначала в ЦДЛ на представление, затем обедали там же, а потом еще гуляли по городу, ходили в кино.

В 1983 году моя мама вышла второй раз замуж, и наше общение с отцом сошло на нет. Он не звонил, и я не звонил… Но это было недолго.
 Наверно, в эти 17-18 лет отец и оказал на меня наибольшее влияние! Мы говорили с ним о разных вещах: о литературе, о культуре, о машинах, о компьютерах. Он всегда интересовался тем, что я знаю. Он, как пылесос, высасывал те знания, которыми я владел. Одним из моих подарков папе стал его первый сотовый телефон. Он просил меня рассказать ему, как им пользоваться. Очень быстро научился писать смс и мы переписывались с ним. Затем я подарил папе роутер, провел интернет в его квартире и папа, обзаведясь новым компьютером, начал осваивать просторы интернета и электронную почту.

- Как в вашу жизнь вошла другая семья отца и его дети?

- Дети? Может быть, конечно, я чего- то и не знаю, но, насколько мне известно, у папы только двое детей мой брат Федор и я! Первый раз я увидел моего сводного брата Федора и его маму когда мне было уже больше 20 лет. Это произошло в квартире дедушки и бабушки, где и проживал папа. Было какое то торжество, гости… И я увидел уже довольно большого мальчика.
 Мы не часто общались потом. Пересекались иногда на семейных праздниках.
 Более тесно мы начали общаться лет за 10 до кончины отца. Папа начал нас собирать иногда на совместный обед или ужин. Как правило, в его любимом ЦДЛ. И это общение сблизило нас. И мы стали общаться и без папиных приглашений.
 Кончина отца еще более сблизила нас, и мы общаемся достаточно часто!

 Отец был рассудительным, сдержанным, иногда очень упрямым, стоящим на своей позиции. Он всегда сохранял самообладание и чувство юмора. Даже будучи уже в больнице он умудрялся шутить. Мне показалось, что он не хотел никому доставлять хлопот и, шутя, хотел показать, что он в порядке.

Безусловно, отец был очень здравомыслящим человеком. Несмотря на то, что он мог упираться и настаивать на своей правоте, услышав здравые аргументы, через какое-то время он соглашался со мной.

Отец любил женщин! Но знаете, так, по-мушкетерски любил! Возвышенно! Возможно, что как любому художнику ему была нужна муза. Я практически не видел его женщин, но догадывался, что они существуют. Мне неизвестно, сколько их было в его жизни.

Папа, выходя из дома, практически всегда был безукоризненно одет. Он говорил, что подобно офицеру, который, одевая форму, преображается, так и человек творческой профессии, одевая смокинг, преображается. Но папа был всегда таким. Он не играл на публику. Он не надевал маску, выходя на сцену или в свет. И даже выйдя из дома, скажем в джинсах и рубашке, вел себя так же.

 В эти последние 20 лет отец не сильно вмешивался в мою жизнь. Большую часть своего времени отец проводил в разъездах и записях программ. Иногда я удивлялся его выносливости. Он мог прилететь скажем из Нью-Йорка, просидеть 4 часа в зале ожидания аэропорта и улететь из того же аэропорта в Сургут, где вечером он уже выходил на сцену.

В последние месяцы я часто сопровождал его на съемках и выступлениях. Был с ним на последних записях программы «Романтика Романса». Один из дней записи цикла этой программы выпал как раз на его последний день рождения – 26 апреля 2014 года.

Был я с ним и на записи программ на канале «Культура». Именно там, в студии, сделана одна из последних фотографий с отцом. Очень люблю эту фотографию!

- Ваш отец очень много работал. Помните ли Вы отдых с ним?- На моей памяти нет ни одного совместного отдыха с мамой и папой. Наверно, они были, когда я был еще совсем маленьким. Отдельные поездки с мамой или с папой я помню. Но это было только в детстве, лет до 6-7. Позже, будучи уже школьником, летом я отдыхал в пионерском лагере и у маминых родителей в Киеве.

Например, запомнился такой случай. Мы с папой отдыхали в Пицунде, если не ошибаюсь, в гостинице от издательства «Известия». На пляж нужно было идти по дорожке выложенной плитками, а по бокам от дорожки стоял сетчатый забор, за которым была обильная растительность и очень много тростника. И вот в какой-то из дней я шел, глядя по сторонам и не смотрел под ноги. В один миг я почувствовал, что меня кто-то очень резко дернул назад. Это был папа. А дернул он потому, что я умудрился едва не наступить на ядовитую змею, выползшую погреться на теплых камнях.

            Помню поездку во взрослом возрасте, которая произвела на меня сильное впечатление. Примерно в 1997 году, я ездил с отцом в Санкт-Петербург на открытие Петергофа после реставрации. К этому событию там решили устроить бал и пригласить на него представителей дворянских фамилий, которые были на таком балу 100 лет назад. Программа празднований была впечатляющая! Приехало очень много именитых артистов. Помню, что именно тогда познакомился с Нани Брегвадзе, Василем Герелло, Людмилой Семенякой и другими артистами.

Еще одной увлекательной поездкой с отцом в конце 90-х годов стала поездка на фестиваль телевизионных программ, которую организовывала украинская телекомпания «Тонис». Фестиваль проходил на корабле, который примерно за 10 дней прошел маршрут от Пальмы де Майорка до Венеции, с заходами в такие города, как Дубровник, Ницца, Чевитовеккия (это порт около Рима), Барселона. Пожалуй, это была вторая моя поездка за пределы России. И сразу удалось побывать в таком количестве стран!

Помню курьезную историю из этой поездки! Не удержавшись от соблазна, я приобрел в Барселоне сувенир. Это был муляж гранаты со встроенной в нее зажигалкой. Выдергиваешь чеку, резко отпускаешь ручку гранаты - и горит огонек. На гранате красовалось приклеенная фотография Барселоны и название города. Недолго думая, я положил этот сувенир в сумку и забыл об этом. Приключения начались, когда мы всей группой фестиваля проходили контроль безопасности в аэропорту Венеции! Опустив мою сумку на ленту транспортера прибора для «просветки» вещей, я заметил некое напряжение на лицах ранее улыбающихся представителей безопасности. После того, как их стало в считанные секунды намного больше, чем прежде, выяснилось, что они увидели мой сувенир на экране прибора и всполошились. Видели бы вы их лица, когда я доставал из сумки и разворачивал бумагу, в которую был завернут мой сувенир. Папа при этом нисколько не утратил чувство юмора и при помощи юмора урегулировал ситуацию.

 - Ваш отец обладал чувством юмора. Могли ли у него в таком случае быть конфликты с ребенком?

 Папа был не конфликтным человеком. Он в принципе старался избежать конфликтов. Эта его черта передалась и мне. Поэтому конфликтов по сути и не было.

Помню лишь два момента. В начале 2000-х годов папа вошел в попечительский совет Академии МВД, и ему было выдано удостоверение сотрудника МВД. Вскоре я заметил, что отец отправляется, будучи за рулем на различные мероприятия, после которых проходили банкеты. На мой вопрос: «Папа, ты же наверняка выпиваешь как минимум бокал вина на банкетах! Как ты можешь садиться за руль после этого?» Я категорически против употребления алкоголя, когда нужно позже управлять машиной. Он ответил жестко, что все хорошо, он контролирует ситуацию, и вообще кто я такой, чтобы его учить. После этого мы не разговаривали около месяца. И вот через месяц он сам позвонил и сказал, что я прав, что не нужно пользоваться удостоверением и искушать судьбу. И после этого на такие мероприятия он отправлялся, уже будучи не за рулем. Кстати, иногда и я забирал его и довозил домой.

К сожалению, отец не дожил до моего знакомства с супругой, и до рождения нашего сына Мирослава, который, безусловно частично назван этим именем в честь папы.

- Каким Вам запомнилось его окружение: друзья и враги?

 Про врагов мне сложно что-либо сказать. У меня сложилось впечатление, что у отца не было врагов. Казалось как раз наоборот, что вокруг одни друзья! Куда бы мы ни приходили с отцом, всегда появлялись люди, с которыми отец подолгу беседовал. Если начать перечислять папиных друзей, то не хватит места на страницах нашего материала! Расскажу лишь о некоторых из них. Надеюсь, что на меня не будут в обиде те, кого я не упомяну в этом списке.

Подобно тому, как друзья дедушки стали папиными друзьями, некоторые из папиных друзей стали и моими друзьями! За что я им шлю нижайший поклон!

Папа дружил с Муслимом Магомаевым и Тамарой Синявской. Этой блистательной парой. По рассказу отца дружба началась с интервью. А затем они общались все чаще и чаще.

Отец также много рассказывал о его дружбе с Грэмом Грином. Был такой случай. Отец был в командировке во Франции и должен был прилететь в Ниццу, где и проживал Грэм Грин. Когда он позвонил его помощнице сказать о том, что он приезжает, помощница сказала замечательно: Грэм Грин с удовольствием встретится с отцом, но встретить его не сможет. Каково же было удивление отца, когда в аэропорту Ниццы его встречал сам Грэм Грин. Ему тогда было 80 лет. Когда отец начал его обнимать, он отстранил отца. Оказалось, что недавно он упал и у него сломаны два ребра.

Одним из самых ближайших друзей отца был Константин Полозов, к сожалению, ушедший из жизни раньше папы. Отец подруги моего детства Екатерины Полозовой. Они жили в одном доме с отцом. С ним отец дружил с юных лет. Они выходили вместе пройти по окрестностям, поговорить, обсудить новости. Папа был дружен и с его супругой Людмилой, и с их дочкой Екатериной.

Очень близок папа был с Георгием Гараняном. Именно отец познакомил Дениса Мацуева с Георгием Гараняном. А это знакомство родило новый проект, в котором Денис вместе с Георгием Гараняном играли джаз. Отец очень переживал его кончину. А ведь три дня назад они оба были на сцене…

Другим близким другом был Александр Сенкевич. С ним отца связывал Институт Мировой литературы, совместные поездки, любовь к книгам и общая компания.

Отец был очень дружен с Денисом Мацуевым, который был ему верным и преданным другом. Денис на протяжении всей болезни отца оказывал огромную поддержку! В своем плотном графике он находил время для звонков, интересовался здоровьем отца. Он был готов спешить на выручку! Денис, один среди многих, остается преданным другом нашей семьи и сегодня! Именно он помогает мне решить вопрос по сбору средств на памятник отцу, который планируется установить на его могиле. Казалось бы, что имея такое количество друзей, собрать требуемую сумму для установки памятника- плевое дело! Те, кто совсем недавно жаждали общения и дружбы, оказались абсолютно равнодушны к моему воззванию. Для меня было огромным потрясением, что после ухода папы многочисленные «друзья» не проявили должного рвения и не оказали помощи в решении вопроса установки памятника! Я безумно благодарен Денису! Именно благодаря его поддержке, я не теряю надежды, что памятник на могиле отца будет установлен.

Папа дружил с Марией Максаковой, его соведущей по «Романтике Романса». Именно благодаря Марии и Денису, в кратчайшие сроки была организована поездка в клинику в г. Мюнхен. Мария поддерживала и отца, и меня в эти тяжелые моменты. Она нашла время в своем плотном графике приехать к отцу в Мюнхен! И после его кончины она помогала нам в решении ряда вопросов.

Стоит сказать безусловно о дружбе отца с Дмитрием Бертманом. Они были дружны давно, еще до создания Геликон-Оперы. Мне очень приятно, что Дмитрий - один из многих, сохранивших память и теплые чувства к отцу. «26» апреля 2017 года в Геликон-Опере состоится концерт памяти отца, постановку которого осуществит Дмитрий.

Евгений Богачев – еще один близкий папин друг. Он руководитель музея А.С. Пушкина, того самого, в организации которого участвовал мой дедушка Игорь Федорович. Они довольно плотно общались с отцом. Папа часто бывал в музее, знал о всех новых экспонатах музея, о новых книгах, которые появлялись по тематике Пушкина. Я очень благодарен Евгению, за его помощь и дружбу! В апреле 2015 года в музее прошла выставка части «коллекции котов» моего отца и состоялся концерт его памяти.

Я хочу написать книгу воспоминаний, которая будет состоять из бесед об отце с его друзьями. Я планирую записать на диктофон интервью с артистами, о которых рассказывал отец...

Игорю хотелось вспоминать. А мне, как и всем поклонникам таланта его отца, хотелось слушать.