Русская опера в Большом Вашингтоне

Опубликовано: 17 мая 2016 г.
Рубрики:

Компания Bel Cantanti Opera во главе с художественным руководителем Катериной Суворовой представила публике оперу Михаила Глинки «Руслан и Людмила». Последнее представление при полном аншлаге прошло в воскресенье вечером 15 мая 2016 года в Рэндолф-театре.

Компания возникла 13 лет назад  с целью дать молодым певцам, закончившим музыкальные учебные заведения, попробовать себя на сцене.

 - В Америке не существует преемственности между учебным заведением и театром, начинающие певцы остаются без работы, без возможности выступить на публике, - говорит бывшая минчанка Катерина Суворова, около 10 лет проработавшая в Академическом Большом оперном театре Беларуси и в 1996 году оказавшаяся в Америке.

Ее усилиями и талантом при поддержке энтузиастов - любителей оперы - и возникло это замечательное начинание.

Перед спектаклем маэстро Суворова, выйдя на сцену, сказала публике, что она русская, поэтому каждый сезон включает в программу русскую оперу.

Опера «Руслан и Людмила» была поставлена компанией впервые. Это произведение, как и его автор, скажем прямо, неизвестны американскому зрителю. В зале присутствовали потомки Михаила Глинки, его правнук и правнучка, публика горячо их приветствовала.

Начался спектакль. Действие оперы-сказки происходит в былинном Киеве, правда, пушкинский Владимир-Солнце заменен в либретто князем Светозаром.

Публика была захвачена красотой глинкинских мелодий. Сидящие рядом со мной пожилые американки после каждой арии восклицали: “Beautiful”.

Русской части зала было важно и дорого звучание родного языка.

Американские вокалисты пели по-русски – кто с большим, кто с меньшим акцентом, но понять было можно всех.

После спектакля выяснилось, что языком с певцами занималась сама Катерина Суворова. И все полтора месяца работы над спектаклем, наряду с овладением сложными оперными партиями и ансамблями, исполнители занимались заучиванием русских слов и русской интонации. Непростая задача, если учесть, что русских по происхождению среди исполнителей нет.

Мне очень понравилось сопрано из Северной Вирджинии Мэган Силл, певшая Людмилу. Кроме красивого голоса, она обладает прелестной внешностью, ей очень идет «русский наряд» с кокошником.

Певшая Людмилу в другом составе Мизухо Такешита, по словам Катерины Суворовой, - «идеальная исполнительница этой партии".

Руслан – бас Джошуа Хонг - выступил в этой опере и в роли режиссера.

Низким красивым меццо-сопрано поразила певица, спевшая партию хазарского хана Ратмира. Мне показалось, что этому голосу недостает силы. Но исполнительнице, Мэган Хевнер, всего 22 года. Она обучалась в Пибоди-Консерватории, ее голос еще должен развиться и окрепнуть, но уже сейчас ее называют «меццо с будущим». Хазарский хан, с длинными женскими ресницами, был очень эффектен.

Баритон Алекс Альбекеке был введен в спектакль буквально за две недели до премьеры, когда основной исполнитель партии сообщил, что петь не сможет. Из Алекса получился великолепный комический Фарлаф, вызывающий смех зала своими нелепыми повадками. За две недели своей работы над оперой, в стрессовой ситуации, он выучил все, кроме знаменитого «Рондо Фарлафа» («Близится час торжества моего»). Жаль, уверена, что это был бы момент триумфа певца - рондо необыкновенно выигрышное.

По поводу певицы, исполняющей партию Гориславы, Кэти Манукян, легко было ошибиться, приняв ее за русскую. Но нет, она американка, просто училась в Московской консерватории – оттого поет совсем без акцента.

Хочу похвалить инструментальный ансамбль в составе двух скрипок (Бернард и Адина Валландингам), альта (Аарон Малон), виолончели (Игорь Зубковский) и киборда - на нем играла сама Катерина Суворова. Инструменталисты не могли заменить глинкинский оркестр, но играли прекрасно. Звучание струнных давало дополнительные краски вокальным номерам.

В представлении участвовала и балетная группа.  Особенно хороши были юные танцовщицы, видно было, что пребывание на сцене их радует, что передавалось зрителям.

Потрудился и дизайнер, сочиняя  костюмы и декорации для задника на основе былинных сюжетов и известных картин Виктора Васнецова.

После спектакля я спросила, кто спонсирует компанию.

На 30-40% средства дает продажа билетов, 40% - Montgomery County  и гранты, остальное – спонсоры, друзья оперы.

Но, без сомнения, все предприятие основано на энтузиазме и огромном желании делать оперу.

За эти 13 лет не менее 400 певцов прошли через спектакли компании Bel Cantanti Opera. А сколько зрителей побывало на их представлениях – никто не считал.

Пожелаем артистам и их руководителю успеха! Наш журнал и в дальнейшем постарается рассказывать об их выступлениях.