Мы – Boeing. Послесловие

Опубликовано: 19 февраля 2016 г.
Рубрики:

Ведь если ни на тот, ни на другой вопрос

ответить не можешь, то все равно,

какой и когда задавать.

 Льюис Кэрролл

 

          Что случилось? Что мы помним из того, что случается? Событие заменяет событие и уходит в небытие, дабы оставить в памяти только след. Кто вспомнит москвичку, перерезавшую из-за якобы неисправной антенны несущую стропу маляру-альпинисту?

          Есть две формы лжи – бытовая и политическая. Ныне в обиходе коктейль, где распятый мальчик, изнасилованная девочка взбиты на злобном мировом заговоре против нас, невинных, наивных, духовных. Ремарк на заре фашизма нечто подобное назвал «благодушием мышления». В наши дни это свидетельство умственного расстройства, маниакально-депрессивного сдвига мозгов масс. Когда обрушился подбитый «буком» Боинг 777, МН 17 над Донецком, 298 жертв, – в России не было ни одного вскрика гнева! И – забыто! И ни слова о том, что это за гранью элементарной человечности, да и ни один зверь не валит целое стадо.

          Нянька, дающая трехлетке вместо игрушки зажигалку, усадив его под тюлевым занавесом, только у параноиков может стать образцом педагогики. Что сказать, когда боевую гранату дают поиграть дебилу?

          В быту существуют психически больные субъекты, одержимые манией, с амбициями безразмерными, способные на извращенные преступления, но их свободу круто ограничивают, и это в порядке вещей. Это норма. Массы же, и это очевидно безо всякой статистики, рукоплеща, склоняются перед подобным, коленопреклоненно возносят бесстыдство на пьедестал, сплачиваются вокруг, образуя монолит.

          Это новый этап – не молчание, но доходящий до исступления восторг ягнят. Строка вновь пишущегося Апокалипсиса. Ожог сознания.

           Режим диктатора предельно узкого кругозора, лишенного каких-либо моральных принципов, – наш вклад в мировую историю. Боинг в Донецке – логическое продолжение агрессии всех против всех, базирующейся на фантомах. Люди – винтики, страна – владение мое и холуев. Все отношения с внешним миром строятся на поддержке, а, по сути, заискивании перед исповедующими террор режимами, что поощряет их относиться к руке дающего с нескрываемым презрением. Так было, так и осталось.

          Полное отсутствие здравого смысла, реальной оценки закономерностей мира, идиотское неумение увидеть суть процессов, образующих будущее человечества, построенное на убогих рассуждениях, очевидны. Сознание масс затоплено наводнением демагогии.

          Сорок лет, с 1914-го по 1953-й год, несмолкающие ни на секунду залпы орудий, пистолетов, автоматов, пытки и просто мордобой, косили, как траву на английском газоне, все живое на шестой части планеты. В скобках, революция и сталинщина – аукается по сию пору – кто может, бежит, поток не остановим. Естественно, в первую очередь под нож попадает цвет и соль нации, слой интеллектуальный, трудящийся, формирующий этику, основа будущих поколений. Выжить – единственно возможное слово - было позволено только плесени, люмпенам, агрессивному, наглому, презирающему образование человеческому месиву.

           Есть, однако, аспект историко-психологический. Психические отклонения и болезни, извращения на клеточном, нейронном, генетическом уровне, так или иначе, наследуются. Как, каким образом, какими поколениями, толком не установлено, однако это существует в реальности. Вполне обоснована аналогия между одиночным человеческим родом и народом в целом. Наследственные больные отклонения от нормы рано или поздно, но всегда неизбежно приводят к вырождению, распаду личности, деградации. Но если один человек может, осознав, прервать наследственную цепочку, для чего подойдет даже самоубийство, то народ как масса только погрязает в самодовольстве. Невежество обречено восторгаться собой, все дальше и больше утопая в непотребстве и нищете духа.

          Выстрел по Боингу не мог не стать отрезвляющим. Не стал! Ягнята забились в истерике восторга, любуясь оскалом хлещущей кровавой пеной пасти. Что же? Генетика виновата? Неужели не осталось тех, кто может мыслить и анализировать самостоятельно.

          В эволюционном движении: племя – народ – цивилизация мы дружно возвращаемся к нормам и установкам племени. Следствие утраты благородного наследства только и всегда – одичание и невежество.

          Выродившийся народ может выдвинуть только себе же подобных вождей, чтобы, распухнув от счастья, они могли угнетать и уничтожать, подданных. Это только кажется, что вождь – один, вокруг те, кто вершит его волю. Голый король – и он ноль, и иже с ним - нули.

          Но и у толпы иногда лопается терпение.

          Ложь в рафинированном виде, возведенная в религию, в Грааль толпы, бесстыжа, она шизофренически относится сама к себе, сказанное вчера прямо противоречит сказанному сегодня; то и другое остаются истиной в конечной инстанции. Ложь от имени немого народа не стеснена мало-мальски человеческой нормой. То, что декларируется как стратегия расчета, макиавеллиевские ходы во имя неясных целей, на деле циничный и грязный, расчет на честность, доверие и желание добра и мира со стороны партнера. Тем более, что партнер хочет жить в сытости и спокойствии, да и поглощен своими заботами.

          Не секрет, что муза истории – равнодушие, она никого не судит. Судят те, кто ее переписывает. Не забираясь в дебри времени, опираясь на то, чему мы сами свидетели, вполне очевидно – победа на стороне нынешних убийц и их клонов. Прежде чем кануть в Лету, они творят неслыханное зло. Террор подобен айсбергу – над поверхностью режимы Сталина, Гитлера, под водой - громада кровавых злодеяний. У всех диктатур общее лицо.

      Ракеты, штыки, тюрьмы – аргумент неодолимой силы, его не позволено оспаривать. Но решает-то не он, и определяет вектор движения не он. В каждом людском поколении примерно одно и то же соотношение, скажем грубо, добра и зла, силы и слабости, ума и дурости. В наше время ничто не мешает почти любому стать успешным, богатым, образованным, больше того, умным.

          Генетическое наследие народом преодолимо. Если будет осознано. Если найдутся силы. Да, наследие это тяжко как ничто другое, ибо дарит радость холопства. Человек, однако, наделен разумом.

          За века и века существования мирового сообщества его взлеты к вершинам духа и трагические падения в бездну шаг за шагом сформировали две опоры движения вперед, к цивилизации. Это свобода и этика. Они не подлежат ни заточению, ни расстрелу, их нельзя оболгать, ибо они вечны.

          Слово, несмотря на свою невесомость, обладает материальной силой. Понятно, почему демагоги берут на вооружение те наиболее сильные, привлекательные заложенным в них духом слова и выражения. Особо тиражируются евангельские, церковные понятия о морали, духовном подъеме и превосходстве. Но жонглерство допустимо только в цирке, слова от этого пачкаются, стираются, лишаются смысла, превращаются в звук, за которым отчетливо слышен лишь звон монет.

          Впрочем, как говорится, еще не вечер. Какой бы разгром ни был нанесен, в любом противостоянии всегда остаются личности, непобежденные и гордые. В лексиконе циников, негодяев, лжецов – и этого не скрыть – отсутствуют напрочь именно эти не сломленные слова: свобода и этика. Их не решаются употреблять. Это реальный залог победы.

          Но пока, до тех пор, мы – Боинг, и палец каждого из нас на пусковой кнопке «бука».

         Майдан случился от отчаяния, от тупика, из которого не было иного выхода. Но толпа решать ничего не может, у нее может быть только разовый успех. Решать должно только просвещение и здравый смысл, стоящий выше сиюминутного.

           А Боинг падает, падает и падает, закрывая небо раскинутыми как на кресте крыльями. Кто мы? Боинг? Или палец на «буке»?

          Что впереди? Логика зла и преступлений неумолима. Логика справедливости и добра не … Одержимые мировым диктатом идут до конца. Война перестала быть предчувствием. Настало время опомниться.