Хвостатые фантазёры

Опубликовано: 19 октября 2015 г.
Рубрики:
 
Рассказ нашего дебютанта Артема Курамшина "Хвостатые фантазеры"  поступил к нам без иллюстраций. А какие интересные рисунки можно к нему сделать! Просьба к детям и их родителям - нарисовать иллюстрации к этому рассказу, отсканировать их и прислать к нам в редакцию.  Мы будем вставлять их в текст рассказа.
 
Вечер тёмной дымкой накрывал дома и двор внизу, приносил с собой умиротворение и прохладу. Битум, покрывающий поверхность крыши, остывал и затвердевал. Очертания бетонной будки с дверью на чердак уже перестали дрожать в потоках поднимающегося вверх воздуха. Люди потихоньку разбредались по своим квартирам, лишь ребятишки всё ещё шумели, затевая весёлые игры в узком уютном дворике.

В дверном проёме показалась маленькая фигурка с полосатой мордашкой. Кошка повела розовым носом по ветру и потрогала лапой поверхность крыши. Удостоверившись в том, что она не такая горячая как казалось, кошка не спеша вышла из будки и проследовала к карнизу. Осторожно выглянула вниз, отошла и примостилась в полуметре от края, как раз там, куда падала тень от вентиляционной трубы. Легла на шершавую плоскость и зажмурилась. Она ещё не отошла от дневного сна, поэтому двигалась лениво и заторможено.

Её уединение вскоре было нарушено появлением чёрно-белой кошки с большими тёмными глазами, глубокими и красивыми, словно горный хрусталь. Она по-хозяйски прошлась по небольшому пятачку перед будкой и присела в стороне от полосатой. Она тут же принялась вылизывать заднюю лапу, вытянув её вверх и растопырив подушечки.

Полосатая открыла глаза и взглянула на свою подружку.

— Мяу, — сказала та.

— Привет, Чернышка, — ответила полосатая. — Как дела?

— Вечер добрый, Полосатка, — почтительно приветствовала её Чернышка. — Да неплохо в целом. Вот только что-то жарко сегодня.

— О, да, это самые жаркие дни в году. Там, внизу, это называется июлем.

Чернышка засмеялась и прикрыла мордочку лапой.

— Какое смешное слово, — она чуть не сорвалась на свойственный ей громкий хохот. — И как они только его выговаривают. Язык ведь сломаешь.

— И не говори, дорогая. Чего только эти люди не выдумывают. Разные забавные вещи. Сама поражаюсь иногда.

— Вот-вот, взять хотя бы этого хулигана из третьего подъезда. Опять дёргал меня за хвост. Настоящий бандит! — пожаловалась Чернышка. Наверно, она ещё долго занималась бы своим любимым делом — обсуждением людей, но тут на крыше объявился Красный.

— Здравствуйте, дамы! — как всегда галантно поприветствовал их он. — Как вам спалось сегодня?

— Привет, Красниша, — ответили они, и кот вальяжной степенной походкой прошёлся рядом с ними. Он сел на карниз и принял благородную позу — передние лапы вместе, мордочка приподнята, нос по ветру. Не кот, а статуя из музея египетской культуры.

Следующим пришёл Быж. Едва он пересёк порог, как сразу остановился, оглядел всех грустным взглядом и тихо промяукал:

— Всем здрасьте.

— Привет, Быж, — замурлыкали кошки. — Ты даже не опоздал.

— Я старался, — скромно сказал тот и тут же добавил: — Ушастик не придёт: он целый день шатался по делам и сейчас дрыхнет на чердаке серого дома.

Быж был всеобщим любимцем и вообще очень покладистым спокойным котом. Он всё ещё имел виноватый вид, но уже немного освоился, сел в сторонке и приготовился слушать беседу остальных.

Красный в шутку пожурил Ушастика за его безалаберность и несерьёзное отношение к общему делу. Полосатка и Чернышка с ним согласились. Потом Красный похвастался своими охотничьими успехами, а также поведал о том, как он сегодня чуть не попал под грузовик. По его словам, лишь врождённая ловкость и решительность позволили ему спастись от неминуемой гибели. Дамы заворожено слушали его рассказ и восторженно хлопали глазками.

Вскоре почти одновременно пришли Катафот и Кнопка. Они расселись вокруг собравшихся в подобие круга и подключились к всеобщему разговору.

— Все в сборе? — наконец, спросила Полосатка. — Или кого-то не хватает?

— Пчёлка не пришла, — отозвалась Чернышка.

— А где она?

— Опаздывает, как всегда, — затараторили кошки. — Ох, уж эта Пчёлка. Вечно она задерживается. Давайте начнём без неё.

— Ну, хорошо, — согласилась Полосатка. — Начнём без неё. У кого баночка с пузырями?

— Сегодня очередь Пчёлки приносить, — объявила Чернышка.

Все замолчали. Пчёлка, мало того, что опаздывала, так ещё и задерживала остальных — ведь без баночки с разведённым в ней мыльным раствором пускать воздушные пузыри невозможно.

Кошки опять загалдели, громко обсуждая поведение Пчёлки. Не то, чтобы её не любили или она кому-то не нравилась. Просто её непунктуальность, упрямство и самонадеянность были очень удобными темами для обсуждений, и они не могли упустить такой возможности для болтовни.

Поэтому, когда пришла Пчёлка, все бросились её упрекать:

— Ты чего опаздываешь? Небось, опять на реке закат выжидала?

— Ничего я не выжидала, — насупилась та, махая длинным пушистым рыжим хвостом, — просто дела были. Между прочим, луна уже взошла. Вон там висит половинка, которая скоро станет ярким жёлтым сырным кусочком, — она показала лапой вверх, и все подняли взгляд к небу.

В самом деле, там уже виднелся тонкий белёсый месяц, покрытый дырками и впадинами. Представляя себе луну в том виде, в котором её описала Пчёлка, кошки начали мечтательно облизываться.

Пчёлка достала баночку с мыльной водой и поставила её на карниз.

— Сегодня раствор особенно хорош, — сказала Пчёлка. — Самый лучший из всех, которые вы когда-нибудь видели. Сама разводила, — при этих словах она самодовольно зажмурила глаза.

— Эка невидаль, — скептически возразила Кнопка. — Пузыри как пузыри. Что в них такого?

— Ничего ты не понимаешь, Кнопкин! Эти на шампуне, они лучше тянутся и красивее.

— Хватит спорить, — сказал Катафот, — давайте запускать.

— Может попозже? — предложил Быж. — А то ещё не все детишки внизу разошлись. Опять будут в наши пузыри тыкать, и они от этого все полопаются, как в прошлый раз.

— Да ладно, — ответил Красный, даже не повернувшись к остальным, — детям же нравится.

Первой мыльный пузырь надула, конечно же, Полосатка. У неё вышел шарик средних размеров, он медленно проплыл сначала вверх, а потом стал опускаться, почти достиг земли, но потом скрылся из виду — залетел за соседний дом.

Следующим запускал пузырь Красный. Его шарик вышел достаточно большим, колыхался в воздухе, переливаясь разными цветами, и норовил лопнуть от малейшего дуновения, но всё-таки держался.

— Хорошо пошёл, — похвалил себя Красный.

Остальные не стали ждать завершения его полёта и принялись по очереди надувать свои пузыри.

Вскоре во дворе их было уже несколько десятков. Они кружились и медленно плыли вниз.

— Мой самый лучший, — сказал Катафот, — вон как далеко улетел.

— И вовсе не самый, — как всегда спорила Пчёлка, — у Быжа тоже хороший. А мой ещё лучше.

— А вот мне кажется, — вмешалась Чернышка, — что каждый шарик — это целый мир со своими обитателями и мыслями. Они летят, мы за ними наблюдаем, а они наблюдают за нами. А те, кто живёт в них, даже не подозревают, что мы и есть их создатели.

— А для меня, — сказала тихо Пчёлка, — каждый пузырь — это мечта. Моя или кого-то другого. Когда пузырь лопается, эта мечта сбывается.

Каждая кошка думала о своём. Иначе и быть не могло — ведь у кошек тоже есть мечты.

А дети на дворовой игровой площадке завороженно смотрели, как на них сверху падают разноцветные шарики.

— Я знаю, — сказал один из них, малыш лет шести в шортах и майке, — их надувают кошки.

— Ну, ты сказал, — рассмеялся стоящий рядом с ним мальчик, который был явно постарше первого. — Какие ещё кошки? Такого не бывает.

— Я знаю, — уверенно прошептал тот. — Я видел их. Это кошки.

***