Айда в Америку. Рассказ на документальной основе

Опубликовано: 10 сентября 2015 г.
Рубрики:

11-го марта 2000-го года Максим Тимохин приехал в Лиссабон к своему старому закадычному другу Ярославу Шмакову. Шмак и Тимоха, так они называли друг друга по-свойски, были знакомы с самого детства. Жили в одном дворе, вместе учились в школе и в университете, долгие годы вместе занимались бизнесом и коммерцией.

Когда же их бизнес, как говорится, накрылся медным тазом, вместе решили уехать за границу. Но так получилось, что Ярослав уехал первым, он уехал 7-го июля 1999-го года, а Максим приехал к нему лишь спустя восемь месяцев, а если быть точными, восемь месяцев и четыре дня.

У Максима были сдерживающие обстоятельства – его жена была беременна, на последнем триместре. Он не мог оставить её одну в таком положении. 19-го августа 1999-го года она родила сына, которого они назвали Максимом, в честь отца. На день отъезда Максима за границу ему исполнилось полных шесть месяцев. И хоть он уже начал держать головку, ползать, сидеть, узнавать отца и мать, он, всё равно, был ещё совсем несмышлёным и беспомощным. Таким он и останется в памяти Максима. А Маргарита, его жена, словно чувствовала что-то, и не хотела его отпускать. Расставание было невыносимым и душераздирающим, как будто они прощались навсегда. Впоследствии Максим ни раз вспомнит об этом и пожалеет, что не послушал жену, но будет уже поздно.

В Лиссабон Максим приехал поездом. Прямых поездов от Киева до Лиссабона не было, поэтому пришлось ехать с пересадками. Одну он сделал в Варшаве, другую – в Мадриде.

Ярослав встречал его на вокзале Санта Аполония. Отпросившись в тот день с работы, приготовившись к встрече друга, он пораньше отправился на вокзал и проторчал там до самого вечера. В расписании произошли какие-то изменения, поэтому поезд сильно опаздывал.

В отличие от Максима, восемь месяцев назад, когда он приехал в Лиссабон, его никто не встречал. В «записнике» лишь был номер мобильного телефона человека, занимавшегося трудоустройством. Этот номер Ярославу дали в туристическом агентстве, где готовили его выездные документы. Добирался он, как и Максим, на перекладных. От Киева поездом доехал до Будапешта, от Будапешта автобусом – до Рима, а от Рима до Лиссабона долетел самолётом.

За восемь месяцев жизни в Португалии он научился сносно объясняться на португальском, так, чтобы понимать и быть понятым, пообвык к местным нравам и традициям, обзавёлся множеством полезных и интересных знакомств как среди португальцев, так и в эмигрантской среде. Словом, к приезду друга он уже прочно укоренился и твёрдо стоял на ногах. Со своим патроном он был в отличных отношениях, тот доверял ему и со временем назначил его инкаригаду – главным приказчиком и распорядителем. Так что Ярославу ничего не стоило похлопотать перед патроном за друга. На стройках, где у патрона были подряды, всегда не хватало людей, поэтому, недолго думая, он согласился взять Максима на работу.

Ярослав жил на окраине Лиссабона, на другой стороне залива, в небольшом пригородном посёлке Пиньал ды Фрадыш. Место было чудесное. Окружённый сосновым бором, посёлок круглый год утопал в зелени и цветах. До океана было рукой подать, каких-то семнадцать километров. Даже на таком расстоянии чувствовалось его мощное рокочущее дыхание.

Когда Максим вышел из вагона и увидел Ярослава, радостного, загорелого, одетого как иностранец, его поразила перемена во внешности друга. Так и было: за последних восемь месяцев Ярослав сильно изменился – он производил приятное впечатление.

С вокзала они направились на Кайш ду Содре, к ближайшей станции метро. По зелёной ветке доехали до Байша Шиаду, где пересели на голубую ветку. На площади Маркиза Помбала пересели на жёлтую ветку, и на Entre-Campos – на линию Fertagus, ведущую через залив прямо в Фугитэйру.

Когда они приехали в Фугитэйру, было уже совсем поздно. По дороге они зашли в «Континент» – Ярослав купил там кое-каких продуктов. И оттуда уже направились в Пиньал ды Фрадыш. Домой они дошли только к полуночи. Дома все уже спали.

- А вот и наши апартаменты,- сказал Ярослав, распахивая перед Максимом входную дверь в квартиру, где он жил.

Это была просторная трёхкомнатная квартира с широким кафельным коридором и большой кухней.

- Пойдём, что-нибудь перекусим с дороги,- предложил Ярослав.- В этой комнате живут Серёга с Машей.- Рассказывал он по пути на кухню.- Они муж и жена. В этой – Эдик, Саня и Федя. А это наша комната. С нами живут Гриша и Николай. Они двоюродные братья. Им лет по сорок. Все мужики работают на нашего патрона. Маша работает посудомойкой в ресторане.

Ярослав на скорую руку приготовил спагетти и омлет с жареными сосисками.

- За приезд,- сказал он, наливая в стаканы сухое вино из пакета.

После ужина Максим принял душ, и они завалились спать. Их комната, впрочем, как и все остальные, была меблирована в самом аскетическом духе – ничего лишнего. Под одной стеной, на полу – два широких двухместных матраса, на одном из которых спали Гриша и Николай, на другом – Ярослав и Максим, напротив, под другой стеной – тумбочка и телевизор, который включался, когда все съезжались с работы, и выключался только утром. Что-то не спалось. Они долго ещё смотрели телик и тихонько перешёптывались между собой.

На следующий день Максим вышел на работу. Патрон был жадноват и платил по самым низким расценкам – шестьсот ишкуду в час. Для начала Максима устраивали и такие заработки.

1-го апреля 2000-го года он получил свою первую зарплату – шестьдесят тысяч ишкуду, что в долларовом эквиваленте составило, примерно, триста долларов США. Десять тысяч он заплатил за квартиру, двадцать тысяч отложил на питание, за девять тысяч купил мобильный телефон и сразу же пополнил счёт на тысячу ишкуду, а оставшиеся двадцать тысяч отправил по Western Union жене на Украину. Из отложенных на питание денег он взял пять тысяч, в ближайшем супермаркете накупил закуски, фруктов, вина и закатил пир. Нужно же было обмыть зарплату.

С первых же дней Максим зарекомендовал себя ответственным и добросовестным работником, и уже через месяц патрон доверил ему один из своих рабочих автомобилей – «renault 5». Автомобиль был как нельзя кстати.

После работы они с Ярославом заезжали поужинать в «Пиццу Хат» или в какое-нибудь другое приличное заведение. Но в «Пицце Хат» им нравилось больше всего. Там всегда подавали свежее пиво и отличную горячую пиццу.

Кстати, там они и познакомились с Антоном. Это был довольно-таки интересный и загадочный тип. С виду – истинный джентльмен и аристократ, на самом же деле – ужасный плут и проходимец. В эмигрантских кругах он пользовался весьма сомнительной репутацией, чего только не рассказывали о нём. Его персона была окутана флёром таинственности и романтизма – именно это и притягивало к нему. Многие покупались на его показушную театрализацию. Максим с Ярославом тоже купились. И дёрнуло ж их связаться с ним.

Как-то, сидя за кружкой пива, Антон рассказал им об одном своём знакомом, который три месяца назад нелегально уехал в Штаты.

- И как же это ему удалось?- прихлёбывая пиво, не без интереса спросил Ярослав.

- Легко и просто,- не моргнув глазом, ответил Антон.- В трюме контейнеровоза.

- Ловкач,- присвистнул изрядно захмелевший Максим.

- Только не он,- с видом знатока заметил Антон,- а те, кто его туда упаковал, как в посылку. В порту на этом деле ни один человек завязан. Очень прибыльный бизнес. Поговаривают, что даже директор порта свою долю с этого имеет, за молчание, разумеется. Если бы у меня были деньги, я бы уже давно в Штаты укатил. Вот где по-настоящему развернуться можно. А здесь что? Европа в сравнении со Штатами – глухомань, деревня.

- А сколько денег заплатить нужно?- спросил Ярослав.

- Пять штук зелени здесь, тем, кто из Лиссабона отправлять будет, и пять штук зелени там, тем, кто будет встречать в нью-йоркском порту. Правда, с американцами можно договориться в долг, в счёт будущей зарплаты.

- А если надуть американцев?- допытывался Ярослав.

- Не советую,- категорично отрезал Антон.- Там такие ребята – мафия настоящая. С ними лучше не шутить. Из-под земли достанут.

- Ты-то откуда знаешь?- усомнился Максим.

- Я знаю всё и всех – это мой хлеб,- авторитетно заявил Антон.

- Выходит, и ты имеешь на этом свой процент?- вдруг осенило Ярослава.

- Выходит, что так,- не стал темнить Антон.

- И свести нас с ними можешь?

- Могу. Только где вы такие деньги возьмёте?

- В этом-то вся и загвоздка.

- Кстати, если клиентов найдёте, и вы свой процент получите.

Больше на эту тему они не заговаривали. А когда Ярослав с Максимом вернулись домой и улеглись спать, уставившись в телевизор, Ярослав мечтательно произнёс:

- А здорово было бы в Штаты махнуть. Поехал бы со мной в Штаты?- тут же обратился он к Максиму.

- Ты это серьёзно?- покосился на него Максим.

- Конечно, серьёзно,- не унимался Ярослав.

- Даже не знаю,- призадумавшись, произнёс Максим.- Тебе легко, тебя ничего не связывает, а у меня семья на плечах: жена и сын, и мне их содержать нужно. А вдруг со мной что-то случится? Что тогда?

- Подумай сам, что с тобой может случиться?

- Не знаю.

- Ничего. А в Штатах заработки в два, а то и в три раза больше. Представляешь? Твоя семья вообще ни в чём нуждаться не будет.

- Оно-то так,- согласился Максим.- Только где мы деньги возьмём? Десять штук зелени на дороге не валяются.

- Займём у кого-нибудь,- оживился Ярослав.

- У кого?- скептически хмыкнул Максим.

- Да хотя бы у Феди,- тут же нашёлся Ярослав.- У него штук пятнадцать на банковском счету лежит, на депозите. Он же все свои деньги ни домой отправляет, а на депозитный счёт складывает, чтобы процентики капали. Хитрый мужик. Если мы ему пообещаем бóльшие проценты, одолжит. Он и за копейку удавится.

- Да, здорово было бы в Штаты махнуть,- через некоторое время мечтательно произнёс Максим.

- Вот и я говорю: здорово,- обрадовался Ярослав.- Когда ещё будет такая возможность - поездить везде, мир повидать. Плюс ко всему, ещё и копеечку подзаработаем. И на старости лет будет о чём вспомнить и внукам рассказать. Айда в Америку,- продолжал уговаривать Ярослав.

- Айда,- недолго думая, согласился Максим.

На следующий день они пошли к Феде. Часа три Ярослав распинался перед ним, но всё без толку. Федя не торопился расставаться со своими денежками. Он требовал надёжных гарантий, заверенных поручителями. В лице поручителей выступили Гриша и Николай, в качестве гарантий – лишь честное слово. Такие гарантии выглядели не слишком-то убедительно. Единственным, но достаточно весомым аргументом был невероятно высокий комиссионный процент, предложенный Феде. Это-то и удерживало Федю от решительного отказа, соблазняя и подкупая его лёгкой наживой. Переговоры затянулись на неделю. Торги шли за каждую копейку. Ставки росли, как грибы под дождём, пока не достигли своей максимальной отметки. И лишь тогда Федя сломился. Жадность взяла верх.

- Грабители,- всё, что смог сказать напоследок Федя.

- Это ты грабитель,- огрызнулся в сердцах Ярослав.- На чужой нужде наживаешься.

- Накинули бы ещё немного,- совсем уж потерял совесть Федя.

- Хватит с тебя,- бесцеремонно обрубил Ярослав.- Итак, три шкуры с нас содрал. Теперь только на одни твои проценты до конца жизни работать будем. А нам ещё и с американцами рассчитаться надо.

- Ваши американцы меня не волнуют. Главное, со мной рассчитайтесь.

- Рассчитаемся. Сполна всё получишь. Как договаривались.

Ну и жмотом же оказался этот Федя. Таких жмотов, как он, свет, наверное, ещё не видывал.

- А ты не еврей, случайно?- с издёвкой спросил у него Максим.

- Сам ты еврей,- обиделся Федя.

- Уж больно ты деньги любишь,- язвительно уколол его Максим.

- Покажи мне того, кто их не любит,- блестяще парировал Федя.- Без денег ты ноль, а с деньгами – человек с большой буквы.- С ехидной улыбочкой добавил он.

Ярослав с Максимом только поразились его простоте и непосредственности. Получив деньги, они сразу же связались с Антоном и договорились о встрече. Встречу назначили в «Пицце Хат».

- Мы едем в Америку,- сказал Ярослав Антону, положив на стол приличную пачку денег.- Здесь ровно десять тысяч американских долларов. Если не веришь, пересчитай.

Антон взял деньги, провёл большим пальцем по шершавой поверхности верхней купюры и с видимым безразличием положил их обратно на стол.

- Заберите ваши деньги,- спокойно сказал Антон.- Мне они не нужны. Деньги отдадите тем, кто будет вас отправлять. У меня с ними свои расчёты.

Не прошло и трёх дней, как он позвонил Ярославу на мобильный.

- Вы ещё не передумали?- избегая конкретики, завуалированно спросил в трубку Антон.- Тогда завтра, в девять вечера, на авыниде ды Бразилиа, возле памятника Первооткрывателям.

- Деньги брать?

- Пока не надо.

Окончание см. Часть 2