Размышления о жизни - Бойтесь униженных

Опубликовано: 3 июня 2015 г.
Рубрики:

“Я только ставлю вопрос. А ответ находит каждый сам для себя в соответствии со своим разумением и нравом”.

Цзинлинь, “Храм желтого вола” (Сборник изречений).

“Ты меня уважаешь?!” – исконный вопрос расслабившегося от винопития человека, обращенный к своему собрату по застолью. Как известно, “что у трезвого на уме, у пьяного на языке”. Следовательно, уважение окружающих – насущная потребность любого, даже самого незаметного члена человеческого сообщества.

В одном интервью, данном съемочной группе документального фильма “Прогулки по Венеции с И.Бродским”, нобелевский лауреат высказал мысль о том, что главная беда “любезного отечества” – во всеобщем неуважении друг друга, как в общественном аспекте, так и в частном. Даже по отношению к близкому человеку люди иногда думают: “Да кто ты такой!”. У большинства вместо серьезного и уважительного отношения к ближнему – ирония, подчас переходящая в ёрничанье.

Действительно, с этим сталкиваешься постоянно: власть предержащие совершенно не уважают народ – свой “электорат”; молодость открыто презирает старость (что они понимают!); журналисты всех мастей вкупе с политологами – прожженные циники – не уважают никого на свете, в том числе друг друга (свойство профессии?); чиновники, пресмыкаясь перед начальством, отыгрываются на подчиненных и гражданах, имеющих несчастье нуждаться в какой-нибудь бумажке, сразу превращая их в бесправных просителей и т.д.

Впрочем, на Руси так было всегда – об этом писали наши классики. Может быть, это свойство народного характера? Однако, разве на цивилизованном Западе люди высшего сорта, и им не свойственны все те же слабости и пороки? Разумеется, нет. Все дело в исконном бесправии.

Только, в историческом масштабе, недавно (1861 г.) – отменено крепостное право; но огромная масса людей осталась бесправной. Борьба за свои права обездоленных людей привела к революции, однако, как это и бывает в истории, новая Советская власть довольно быстро завоеванные права граждан оставила только в Конституции, т.е. на бумаге. Реальных же прав у людей в России всегда было очень мало, зато обязанностей – необозримо много. Человек обязан государству (партии, правительству), коллективу, семье, всем, всем… Когда у человека слишком много обязанностей и почти никаких прав, у него есть одно непременное желание – сбросить этот груз, раскрепоститься. И там, где можно это сделать безнаказанно, он это делает: от работы – уклониться, правила общежития – игнорировать, просителя – унизить, с семьей – вечно браниться. Достаточно посмотреть, как ведут себя люди на переходе через проезжую часть улицы: пешеходы норовят переходить дорогу на “красного человечка” на светофоре, зато машины часто пролетают пулей на уже появившегося “зеленого человечка”. И никто даже не думает, что за это можно поплатиться жизнью. “Да кто вы такие!”, – с ненавистью думает пешеход, переходя на “красный”. “Да наплевать на вас. Вы – никто”, – презрительно глядит из проносящейся на “зеленого человечка” иномарки ее “крутой” владелец. И бывает нередко, что плата за это противостояние – жизнь, своя или чужая.

Человек без прав – никто, и он это с детства усвоил. Его никто не уважает, и он – соответственно – никого. Раб не способен уважать – он может только подчиняться, и, при удачном повороте судьбы, – подчинять себе, “выстаивать вертикаль”.

“Мы не рабы, рабы не мы”, – так ли это? Чтобы ими не быть, надо заниматься самовоспитанием. Так, сын мелкого лавочника, представителя “малого бизнеса”, наш классик А.П.Чехов всю жизнь “по капле выдавливал из себя раба” и однажды проснулся свободным человеком. Для этого “нужны беспрерывный дневной и ночной труд, вечное чтение, штудировка, воля… Тут дорог каждый час…” (А.П.Чехов, письмо Н.П.Чехову, март 1886, Москва).

А чтобы заниматься этим каторжным трудом, надо осознать свою рабскую сущность, осудить её и знать, к чему стремиться. А.П.Чехов это понимал и стал для нас эталоном интеллигентного человека с развитым чувством собственного достоинства. Брат же его Николай, талантливый художник, но слабохарактерный человек, не смог себя преодолеть и не стал тем, кем, вероятно, мог бы стать, последуй он наставлениям младшего брата.

Основа уважения к себе и к людям – чувство собственного достоинства. Человек – существо с искрой Божьей. Имеющий чувство собственного достоинства индивид уважает Человека в себе и в других; он не может опуститься до лжи, хамства, подлости, лицемерия и т.п. За каждый свой проступок ему бывает стыдно перед собой; рабу же – никогда, лишь бы начальство не заметило. Бесстыдство – это абсолютно рабское свойство. И если у истинного христианина есть совесть, т.е. Бог в душе, то бессовестный человек, раб по определению, не может быть христианином, на какую бы высокую ступень в человеческой иерархии случай не вознес его, какие бы обряды он не исполнял под взглядами кино- и телекамер журналистской братии.

Не следует, однако, путать чувство собственного достоинства с гордыней: первое – уважение к людям и к себе, как к одному из них; второе – неуважение ко всем, кроме самого себя. Действительно, гордыня – грех, чувство собственного достоинства – обязанность свободного человека перед собой и перед обществом, поскольку, чем больше в нем таких людей, тем оно справедливей, а следовательно, сильней и устойчивей.

Как писал Ю. Лотман в своей замечательной книге о Н. Карамзине, “соглашаясь на унижение своей личности, человек совершает преступление не только перед собой, но и перед своей родиной”… (“Сотворение Карамзина”).

Униженные люди страшны – им нечего терять. Именно они способны нападать на безоружных, насиловать женщин и детей, грабить и убивать; они – реальные или потенциальные преступники. Об этом должны помнить родители и педагоги, воспитывая детей. Это должны знать “элиты” – те, кто считает, что, имея капиталы, власть и СМИ, можно прожить и без своего народа. Опыт однако учит, что история никого не учит.

Как справедливо заметил В. Ключевский, “история не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но только наказывает за незнание уроков”.

Горько думать, что, демонстрируя друг другу своё неуважение, мы катимся в пропасть, даже не догадываясь об этом.

Что же делать? Каждый решает этот вопрос сам. Я полагаю так: думать, воспитывать себя и читать лучших и умнейших людей, которых Провидение иногда нам посылает.

Вот, например, Б. Окуджаву:

Чувство собственного достоинства – вот загадочный
                                    инструмент:
созидается он столетиями, а утрачивается в момент,
под бомбежку ли, под гармошку ли, под красивую ль
                                    болтовню
иссушается, разрушается, сокрушается на корню.
Чувство собственного достоинства – вот таинственная
                                    стезя,
на которой разбиться запросто, но с которой
                                    свернуть нельзя,
потому что без промедления, вдохновенный, чистый,
                                     живой,
растворится, в пыль превратится человеческий образ
                                     твой.
Чувство собственного достоинства – это просто
                                     портрет любви.

Я люблю вас, мои товарищи, – боль и нежность
                                    в моей крови.

Чтоб там тьма и зло не пророчили, кроме
                                    этого ничего

не придумало человечество для спасения своего.