ФРАНЦУЗСКИЙ ПИГМАЛИОН И АМЕРИКАНСКАЯ ГАЛАТЕЯ

Опубликовано: 24 декабря 2014 г.
Рубрики:

Леди Либерти анфас и в профиль

Так случилось, что два самых гениальных скульптора нового времени родом из Франции, и даже тезки по второму имени. Франсуа Огюст Роден и Фредерик Огюст Бартольди. Роден более "на слуху", зато Бартольди больше "на виду". Его статуя Свободы – самая узнаваемая скульптура в мире.

В этом году у ее автора две круглых даты. 180 лет со дня рождения и 110 со дня смерти. Чем не повод вспомнить о французском Пигмалионе и его американской Галатее?

Конечно, рассказывать читателям о статуе Свободы сподручней жителям Нью-Йорка, а не провинциалу из американской Тьмутаракани. Но не судите слишком строго, рискну. Хотя бы на правах старого знакомого Леди Ли, как статую фамильярно зовут нью-йоркцы. Я был у нее "в гостях" три раза.

У гениев всегда есть недоброжелатели и завистники. Но чтобы целый город? И не абы какой, а колыбель Возрождения – Флоренция! Одна из архитектурных жемчужин Флоренции – базилика Санта-Кроче с усыпальницами великих людей города. Я был в базилике несколько лет назад. Какие имена! Данте, Галилей, Маккиавели, Микеланджело, Россини, Ферми... О поэте Джованни Никколини, честно, никогда не слышал, но флорентийцам виднее, раз в базилике для него тоже нашлось место. И даже с персональной скульптурой над саркофагом, олицетворяющей Свободу Поэзии. Подозрительно похожую на... нью-йоркскую статую Свободы.

Флоренция твердо уверена, что, интеллигентно говоря, Бартольди позаимствовал в Санта-Кроче идею своего самого известного творения. Логика флорентийцев незатейлива. В 1870-м скульптор целый год жил во Флоренции и, как художник, не мог не побывать в Санта-Кроче. Следовательно... А никаких "следовательно". Надгробие Никколини установили в 1883 году, когда будущая Леди Либерти была уже почти готова в Париже. При всем желании Бартольди не мог скопировать то, чего не было вообще в природе. Правда, Флоренцию это не убеждает, и она продолжает верить в свою легенду. Хотя нет дыма без огня. У обоих скульпторов один источник вдохновения – римская богиня Liberta.

На самом деле, у леди Либерти более достоверны египетские корни. Еще в юные годы Бартольди совершил путешествие в Северную Африку. Молодого человека поразили сфинксы и колоссы древнего мира, отсюда его страсть к гигантомании и смена профессии. Учась на архитектора, Фредерик стал скульптором. Будучи из состоятельной семьи, молодой ваятель в начале карьеры мог не думать о хлебе насущном, а работать по велению души и собственной фантазии. В 1860-х годах он создает проект маяка на входе в Суэцкий канал. Гигантская женщина в египетской национальной одежде на пьедестале с факелом в поднятой руке. Египтяне упустили исторический шанс – маяк показался им слишком дорогим удовольствием.

Африканский проект был положен в долгий ящик, сам автор занялся рутинной работой – выполнением заказов. И без Леди Либерти Бартольди вошел бы в историю мирового искусства. Его "Бельфорский лев" считается одним из высших образцов ваяния в XIX веке. Высеченный в скале, царь зверей поражает не только размерами, мощью, экспрессией, но и уникальным художественным решением. Величественный фонтан в Лионе стал визитной карточкой "второго Парижа". Профессиональная репутация и материальная независимость позволяли художнику не считаться с мнениями заказчиков. Скульптор руководствовался одним критерием – собственным вкусом. Да и спорить с ним было трудно, Бартольди слыл капризным, сварливым и вздорным человеком. Беда с этими гениями. Роден тоже не был подарком, тиран еще тот. Но что, кроме таланта, объединяло коллег, – это длинные списки любовниц. Хотя этому есть несколько циничное объяснение – специфика творчества. Попробуй натурщицы устоять, часами позируя в чем мама родила? Да и скульпторы не из гипса сделаны.

Во второй половине XIX века в Париже жил профессор права и сенатор Лефевр де Лабулайе. Именно этому человеку Леди Либерти обязана появлением на свет. Кроме прочих достоинств, месье де Лабулайе был крупным специалистом по США и вообще большим поклонником этой страны. У него родилась идея что-нибудь подарить Америке от французов в связи с приближающейся столетней годовщиной Соединенных Штатов. Какой - сенатор точно еще не знал. Помогли обширные связи. Кто-то подсказал – статую, и даже имя будущего автора. Бартольди подпрыгнул от радости. Вот он, звездный час его египетской красавицы! Естественно, следовало поменять восточный колорит, но основа для работы была готова. О поисках вариантов можно судить по моделям скульптуры – они хранятся в музее Бартольди в его родном городе Кольмаре. 

Проект де Лабулайе понравился, для его реализации было создано Франко-американское общество. Считается, что Леди Либерти – подарок Америке от Франции. На самом деле, это частная инициатива на частные пожертвования с обеих сторон. Французы взяли на себя расходы на создание статуи, американцы обязались найти средства на пьедестал и установку гигантской композиции высотой под сто метров. Единственное, на что раскошелилось французское правительство, – оплатило фрахт парохода со статуей в Америку.

Место для памятника должен был выбрать автор. В 1871 году его командируют в США. Еще не сойдя с парохода, Бартольди определился с выбором – небольшой островок Бедлоу на входе в нью-йоркскую гавань. Бартольди устроили встречу с президентом США, и Улисс Грант согласился с предложением скульптора. Под наслоением времени забылось о первоначальном предназначении скульптуры. В патенте на установку Леди Ли числится маяком.

Поставить скульптуру планировали к "красной дате" – 4 июля 1876 года. Фактически были готовы только отдельные фрагменты. В Филадельфии демонстрировали руку с факелом, в Париже – голову. Вместо шести лет работа растянулась на шестнадцать. За творчество отвечал Бартольди, за инженерные вопросы – Густав Эйфель, за финансы и организацию – сенатор де Лабулайе. С американской стороны неоценима роль отца "желтой прессы" Джозефа Пулитцера.

28 октября 1886 года, с опозданием на десять лет, статуя была установлена при стечении тысяч нью-йоркцев и в присутствии президента страны Кливленда Гувера. Ее полное имя известно не всем – Liberty Enlightening the World (Свобода, освещающая мир).

За годы работы над статуей Бартольди трижды ездил в США, дважды пересек всю страну на поезде. Америка принимала знаменитого скульптора с радушием и не скупилась на заказы. Помимо Либерти, Бартольди сделал в США еще три значительные работы. Генерал Лафайет в Нью-Йорке, фонтан Капитолия в Вашингтоне и "Трубящие ангелы" в Бостоне. В ответ скульптор всегда отзывался с теплотой об Америке. Но не верьте лицемерному французу. В Нью-йоркской публичной библиотеке хранятся американские путевые дневники Бартольди. Любопытны некоторые цитаты оттуда:

– "Американцы не интересуются искусством. Только деньгами".

– "В Америке много замечательных мест и инженерных сооружений, но сами американцы неинтересны".

– "У американцев нет шарма и вкуса. Америка – это дама, жующая табак".

К созданию Леди Либерти "приложили руки" несколько стран. Медные листы для нее откатаны в России, стальные конструкции из Германии, гранит и камень для пьедестала из карьеров США и Канады. Над самой скульптурой работали  мастера многих национальностей. Интересен еврейский след.

Правой рукой Эйфеля был инженер-еврей Морис Кехлин.

Главный спонсор американской части проекта – Джозеф Пулитцер, выходец из венгерских евреев.

Автор выбитого у ног Свободы сонета "Новый колосс" – Эмма Лазарус, еврейка с португальскими корнями.

Одна из тайн Леди Либерти – кто послужил для нее моделью? Версий несколько. Одна из достоверных – американская еврейка Изабелла Бойер-Зингер, последняя жена знаменитого изобретателя швейной машинки. Зингеры больше жили в Париже, чем в Америке. Глава семьи слыл неисправимым бабником и "лучшим другом портних". В шести браках у Зингера родились 23 ребенка. Сколько от портних, неизвестно. На Изабелле Бойер он женился в 52 года, с разницей  с возрастом жены в тридцать лет. После его смерти молодой вдове досталось огромное состояние, а вскоре и утешитель – темпераментный красавец и модный скульптор Бартольди. По наиболее расхожей версии, голова статуи слеплена с матери Фредерика, а торс с Изабеллы Бойер-Зингер.

Как и Роден, Бартольди был расчетливым и успешным бизнесменом. Тысячи лет скульпторы делали только оригинальные работы, редко одну-две копии. Роден и Бартольди первыми поставили искусство на конвейер. Мастера клепают копии, авторы ставят подписи, не придерешься. Где только я не видел роденовского "Мыслителя", "Поцелуй" и "Граждан Кале"! Москва, Брюссель, Рига, Париж, Нью-Йорк, Филадельфия, и даже в моем Луисвилле. Собственно, так сегодня работают все успешные художники мира.

Первый из клонов Либерти появился в 1890 году. Американская диаспора Парижа решила сделать красивый жест – от нашего стола вашему. Уменьшенную копию Свободы поставили на Сене, на фоне Эйфелевой башни. Сегодня только в Париже целых пять "Свобод". Еще три в остальной Франции, включая на родине скульптора – Кольмаре. Вариации леди Либерти стоят в Лас-Вегасе, на острове Маккинак в Мичигане, Токио, Ужгороде... Рижская Милда с тремя звездами на поднятых руках. Пожалуй, самый продвинутый вариант статуи во Львове – там ее усадили на крышу музея этнографии.

Но сколько бы ни было в мире "двойников" Леди Либерти, оригинал есть оригинал, он недосягаем. Фредерик Бартольди недолюбливал Америку, но какие это пустяки по сравнению с тем, что он для нее сделал.

Merci, Monsieur Bartholdi!