Вспоминая день, изменивший Америку

Опубликовано: 1 октября 2013 г.
Рубрики:

ceremony 2 w.jpg

Во время памятной церемонии, посвященной 12-й годовщине теракта 11 сентября, в бруклинском Ассер-Леви-Парке
Во время памятной церемонии, посвященной 12-й годовщине теракта 11 сентября, в бруклинском Ассер-Леви-Парке Photo Courtesy: Люба Юсуфова  / stmegi.info
Во время памятной церемонии, посвященной 12-й годовщине теракта 11 сентября, в бруклинском Ассер-Леви-Парке Photo Courtesy: Люба Юсуфова / stmegi.info
Русскоязычные семьи, потерявшие своих близких в результате терактов 11 сентября 2001 года, ежегодно проводят отдельную церемонию памяти погибших.

В бруклинском Ассер-Леви-Парке в районе Брайтон-Бич установлена мемориальная доска с именами жертв терактов. Сюда приходят помянуть погибших и приносят цветы. Над скромным мемориалом возвышается транспарант, на котором цифры 9/11 (11 сентября), башни-близнецы и надпись: «Никогда не забыть».

Мемориальную церемонию вёл Росс Тисновский, брат погибшей 11 сентября Елены Белиловской. От имени погибшего во Всемирном Торговом Центре Владимира Савинкина его отец Валерий Савинкин поблагодарил всех, кто пришёл и кто помнит. Он сообщил, что просьбу русскоязычных семей об установке здесь постоянного флагштока поддержал конгрессмен Хаким Джефрис, который прислал официальное письмо вместе с американским флагом для будущего флагштока. Этот флаг был высоко поднят. Прозвучал гимн США. Роман Герцберг говорил о своей дочери Марине, которой было 25 лет, когда она погибла.

Раввин Лев Кацин сказал:

— Часто слышны призывы простить террористов или забыть о Холокосте. У нас нет морального права прощать. У нас есть моральная обязанность помнить.

Православный священник Отец Константин вспомнил, как он 12 лет назад, сидя с другом в Москве на кухне, с содроганием смотрел по телевизору кадры CNN из Нью-Йорка.

На мемориальном митинге было много политиков, в том числе новоизбранных. Они вспоминали, где были утром 11 сентября 2001 года. Депутат Ассамблеи штата Нью-Йорк Хелин Вайнстин:

— Есть события, которые навсегда остаются в памяти. Я была ребёнком, когда был убит президент Кеннеди. Это было моё первое страшное потрясение. И второе — это 11 сентября.

Депутат Ассамблеи Стивен Симбровиц:

— 12 лет назад во вторник 11 сентября был день первичных выборов. Я стоял перед школой, где был избирательный участок. Вдруг я заметил над Манхэттеном дым. Позвонил жене. А она только что видела с балкона на высоком этаже, как самолёт врезался в башню. Я вбежал в школу, в кабинет директора, там включили телевизор. Я помню каждую деталь. Разве можно это забыть!

Депутат Ассамблеи Билл Колтон:

— Мы сами помним и будем напоминать другим, чтобы не допустить повторения трагедии.

Депутат Ассамблеи Алек Брук-Красный:

— 11 сентября 2001 года я пытался избраться в Горсовет Нью-Йорка. Это был день моих выборов. Мы развозили печатные материалы, призывали людей голосовать. И вдруг кто-то закричал мне с балкона: «Прекращайте выборы, тут такое творится!..». Я поднял голову. Незнакомый человек позвал меня к себе. В гостиной стоял большой телевизор. Когда я увидел Всемирный Торговый Центр, сразу же забыл о выборах... Кто из нас думал, что вообще возможно такое не в кино, а в реальной жизни... Для всех русскоязычных американцев жизнь поделена на три части: первая прошла в Советском Союзе, вторая прожита в Америке в то время, когда 11-е сентября было обычным днём календаря. И третья — после 11 сентября...

Ветеран войны в Ираке, политический активист Маркус Нюсбаум:

— Когда это произошло, я только начинал мою службу в американской армии, в ракетных частях противовоздушной обороны. В это время я был в Эл-Пасо, штат Техас. Я помню тот день, потому что увиденное по телевизору падение башен перевернуло мою жизнь. Именно тогда военная служба приобрела для меня особый смысл.

Марк Трейгер, будущий депутат Городского совета от 47 избирательного округа в Бруклине, победивший на недавних праймериз:

— Я очень хорошо помню тот день, потому что моя сестра работала во Второй башне Всемирного Торгового Центра, на 45-м этаже, в компании «Морган-Стэнли». Мы не могли до неё дозвониться и не знали, жива ли она. И вдруг нам позвонил её муж и сообщил, что она застряла в автомобильной пробке и опоздала на работу... Нам повезло: она в тот день вернулась домой. Тысячи людей не вернулись.

Хаим Дойч, победивший на демократических праймериз кандидат в Городской совет от 48 избирательного округа в Бруклине:

— В тот день 12 лет назад мы пользовались своим правом голосовать, и в тот день мы едва не потеряли наше право жить. Когда первый самолёт врезался в башню, я подумал, что это авиакатастрофа. Когда второй самолёт врезался, то понял, что город подвергся нападению террористов. Вместе с другими волонтёрами я бросился помогать тем, кто пешком выбирался из Манхэттена. Мы развозили людей по больницам, по домам. Все помогали друг другу. Я видел, как помогали людям полицейские, пожарные, санитары. Мы должны быть благодарны полиции, которая 12 лет охраняет нас от новых терактов.

Давид Сторобин, бывший сенатор штата Нью-Йорк, республиканский кандидат в депутаты Городского совета от 48-го избирательного округа в Бруклине:

— Два с лишним года до этого я каждый день с понедельника до пятницу работал в здании Всемирного Торгового Центра. В тот день, 11 сентября, мне просто можно было приехать чуть позже. Я уже хотел выйти из дома, смотрю, у меня на автоответчике светится сообщение. Первый звонок был от тёти из Израиля. Она истерическим голосом просила позвонить и сообщить, всё ли у нас нормально. Я думал, может быть, автобус взорвали, как в Израиле бывает. А второе сообщение было от моей мамы: она вообще просто с ума сходила, думала, что я там. У меня мобильного телефона не было тогда, и она пыталась мне дозвониться на работу, она была уверена, что я в этом здании. Я ей перезвонил и спросил: «Что случилось?» Она закричала: «Здания уничтожены, сбиты!». Я побежал к телевизору, смотрю, одно здание ещё стоит, второе уже рухнуло. Через пару минут, смотрю, второе здание тоже... Некоторым повезло, как мне, а некоторым... У меня одна знакомая устроилась туда работать в понедельник 10-го, а 11-го она погибла. Она была счастлива, что устроилась на хорошую работу, и на второй день на этой работе она погибла... Этот день изменил всю Америку.

— Сможем ли мы когда-нибудь вернуться в прежнюю Америку, какой она была до 11 сентября 2001 года?

— Сначала мы должны победить исламских террористов. Надо понимать, что мы воюем с такими же фашистами, какие были во время Второй мировой войны. Когда победим, тогда сможем расслабиться. А пока мы должны воевать и оставаться в состоянии чрезвычайной ситуации. Другое дело, что всё должно иметь здравый смысл: в аэропортах при проверке не надо относиться к трёхлетнему ребёнку и к 80-летней бабушке так же, как к молодому человеку из Йемена или из Саудовской Аравии.

Феликс Ксидо, потерявший жену Людмилу, рассказал, что в Америке он впервые полюбил, женился, появились дети. Была счастливая семья. И вдруг — всё кончилось: самолёт влетел в тот этаж, где работала Людмила... Теперь дети и внуки разъехались. Он остался один. С ним только боль, которая не проходит.

...Под звуки классической музыки члены семей по очереди зажигали свечи в память о погибших близких: о родителях и детях, о жёнах и мужьях, о братьях и сёстрах...

Кто-то сказал, что ушедшие от нас живы, пока жива память о них. Значит, надо помнить.