Уильям Ригли и остров Святой Каталины

Опубликовано: 16 июля 2013 г.
Рубрики:

Avalon-w.jpg

Остров Святой Каталины
Остров Святой Каталины
Остров Святой Каталины
По соседству с деловым, прагматичным Лос-Анджелесом, до отказа забитым круглосуточно снующими машинами, существует оазис совсем иной жизни — размеренной и неторопливой, не зараженной так присущей миру страстью к эволюции — этакий лубочно-идиллически-ирреальный мирок.

Обосновался он на скалистом острове Святая Каталина (Santa Catalina), отгородившемся от суетной Америки завесой из туманов и полоской воды в 22 мили.

Его обитатели, для которых бег истории словно застрял и остановился на временах немого кино, отнюдь не имитируют для привлечения туристов быт своих предков. Они просто живут однажды заведенной жизнью, естественной и привычной.

Гости с материка сами тянутся к ним, чтобы вкусить прелесть умиротворения и покоя, чистоты воздуха, глубины неба и океанских далей, а заодно и развлечений. Проводить уикенд на Каталине обожают, в первую очередь, калифорнийцы (в том числе и наша семья), и еще — дайверы со всего мира. До миллиона туристов ежегодно! Вот лишь несколько подаренных ей эпитетов: «Волшебный голливудский остров», «Колониальная Америка 1930-х», «Изумруд Калифорнии», «Заповедник красивой жизни».

Административно Santa Catalina принадлежит графству Лос-Анджелес, географически — архипелагу Channel Islands. Во всех других планах Каталина не принадлежит никому (не считая крупных магнатов, вкладывающих в нее деньги). Разве что океану и небу, как и положено кусочку рая, оброненному Богом на землю.

Архипелаг состоит из восьми, практически необитаемых (но зато хорошо военизированных) островов, протянувшихся вдоль тихо­океанского побережья США. Он отгораживает — этаким природным волнорезом — побережье Южной Калифорнии от необъятного Тихого океана. Наверное, благодаря этому здесь не бывает сильных штормов. В ясную погоду все острова просмат­риваются с берега.

Песчаные благоустроенные пляжи по кромке покрытых лесами гор, у причалов лес яхтовых мачт со сложенными парусами-крыльями, узкие и крутые улочки, идеально ухоженные цветники, кукольные домики в средиземноморском стиле и такие же кукольные машины — вот это и есть Санта-Каталина.

Земли у островитян не так уж и много — 22 мили в длину и 8 — в самом широком месте. Но и ее практически не используют, оставляя в первозданном виде. Весь остров объявлен заповедником, как часть национального Парка Channel Islands. Одних только разновидностей гнездящихся здесь птиц более сотни. На скалистых берегах лежбища sealions — калифорнийских ушастых морских львов. Туристов специально возят полюбоваться представителями местной фауны. Помимо морских львов, это небольшое стадо черных антилоп, островная серая лисица, американские бизоны...

Бизоны, кстати сказать, были завезены на Каталину в 1924 году для съемок немого фильма Зэйна Грея «Исчезающий американец» (The Vanishing American). Новые выгоны им, видимо, так понравились, что за несколько десятилетий стадо размножилось до 600 голов. Пытаясь как-то контролировать их численность, «лишних» бизонов партиями отправляют на материк — на аукционы или индейским резервациям Моронго и Лакота. Служба Охраны природы, проведя научное исследование, пришла к заключению, что стадо в пару сотен голов острову не помешает — для экзотики, так сказать. Правда, недавно зоологи обнаружили, что каталинские бизоны почему-то на 45 процентов «состоят из коров»...

Почти все человеческое население острова (90 процентов из четырех с небольшим тысяч) сконцентрировано на берегу живописной, уютной бухточки — в единственном городе не только Каталины, но и всех 8 островов — Авалоне.

Название города как нельзя лучше соответствует райской тематике. Пусть оно не ассоциируется у вас с маркой машины. Авалон — вымышленный мистический остров из средневековой кельтской легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Авалон — это другое измерение, это потусторонний мир, где живут волшебницы-феи, и где нашел вечный покой покинувший землю король Артур.

 

Пимугна и пимугнанцы

 

Но давайте заглянем в историю Святой Каталины. Люди появились здесь очень давно. Свой остров они называли Пиму или Пимугна (Pimugna), а себя соответственно пимугнанцами или пимувитами (Pimugnans, Pimuvit). Островитяне регулярно общались с материковыми племенами, обмениваясь продуктами охоты и товарами.

Археологические исследования показали, что пимугнанцы жили на Каталине уже в 7 тысячелетии до н.э. А помогли археологам узнать о быте и занятиях здешних племен древние свалки, куда пимугнанцы выбрасывали все, что отслужило свой век. Сегодня они представляют собой покрытые поздними наслоениями холмы и холмики, и легко определяемы по их округлой форме. Считается, что таких холмов на Каталине не менее 2 тысяч, из которых обнаружено меньше половины, и далеко не все вскрыты. По ним было определено, что за 2 тысячи лет до н.э. здесь жило не меньше 2,5 тысяч человек. Они добывали мыльный камень и торговали им. Эта многофункциональная порода (талькохлорит), известная людям издревле, пользовалась большим спросом вдоль всего побережья Калифорнии.

 

От исследователей до пиратов

 

Ну а первым европейцем, ступившим на остров, был испанский исследователь Хуан Родригес Кабрилло. В 1542-м он объявил остров собственностью Испании, дав ему название в честь кораб­ля, на котором приплыл Сан-Сальвадор. Более полувека спустя другой испанский исследователь, Себастьян Вискайно, высадился на острове накануне дня Святой Екатерины (Saint Catherine) и переименовал остров в ее честь (Екатерина на кастильском испанском звучит как Каталина).

От этих двух посещений остров ничего не приобрел, кроме названий. Монахи францисканцы собрались было построить там свои миссии, но отказались от этой затеи из-за нехватки пресной воды. Возможно по той же причине на острове долго никто не селился, и в течение последовавших 300 лет он служил лишь пристанищем для пришлого люда — американских контрабандистов, рыбаков, русских охотников на выдру и тюленя, да алеутов с русской Аляски. Ах да, еще остров приглянулся пиратам. Их привлекали близость к материку и большое количество укромных бухт, укрытых от посторонних глаз невысокими горами.

Как бы там ни было, колонизация Калифорнии наихудшим образом отразилась на коренных жителях острова. Пимугнанцы либо умирали от занесенных европейцами болезней, на которые у них не было иммунитета, либо переселялись на материк в поисках заработка. К 1830 году ни одного из них там уже не осталось.

В 1860-ых Золотая лихорадка коснулась и Каталины, но быстро закончилась. Золотоискатели вместо золота нашли в больших количествах высококачественный тальк — мыльный камень. Чтобы оградить остров от проникновения конфедератов во время Гражданской войны, федеральное правительство США разместило на его западной оконечности небольшой военный гарнизон. Он просуществовал всего несколько месяцев. Сохранившиеся казармы стали единственной «исторической достопримечательностью» острова. В настоящее время их занимает Яхт-клуб.

Кто-то строил там ранчо, кто-то претендовал на земли в целом, кто-то пытался найти в их недрах полезные ископаемые, а в пещерах и затонувших кораблях пиратские сокровища. Но никто не приживался на Каталине. С конца XIX века остров стал практически необитаемым, не считая нескольких фермеров-скотоводов. Но рядом с ним, на материке, набирая силу, разрастался гигантский город — Лос-Анджелес. Понятное дело, что зеленый, уютный остров в 20 милях от берега не мог не привлекать к себе внимание новых американцев.

 

Уильям Ригли — «король» Америки

 

WM_Wrigley_J-w.jpg

Уильям Ригли
Уильям Ригли
Уильям Ригли
Первым владельцем Каталины, скупившим ее на корню за 200 тысяч долларов, был спекулянт недвижимостью из Мичигана Джордж Шатто. Однако судьба Санта Каталины неразрывно связана с другим именем — Уильямом Ригли (William Wrigley Jr.), потомственным мыльным магнатом из Филадельфии, перекупившим остров.

Ригли был человек предприимчивый и сообразительный. Следуя семейным традициям, он продавал мыло, но стремился к самостоятельности и личной инициативе, печенкой чуя, чего не хватает покупателю и чем его можно зацепить. Добавляя к каждому куску мыла бесплатный пакетик соды, Ригли приговаривал: Everybody likes something extra, for nothing. А когда его сода стала пользоваться большим спросом, чем мыло, он уже прикладывал к соде жевательную резинку, вводя на нее моду в Штатах. Той же печенкой учуял он и несокрушимую силу воздействия рекламы на простого обывателя, став попутно со жвачкой и ее родоначальником. Свои огромные затраты на рекламу Ригли комментировал так: Tell them quick and tell them often.

Вот этот мыльно-жвачно-рекламный «король» Америки и стал крестным отцом Святой Каталины, с 1919 года практически безраздельно владея ею. И не только отцом крестным, но и «биологическим», поскольку именно ему остров, в первую очередь, обязан тем, что он есть сегодня. Ригли с энтузиазмом принялся благоустраивать остров, налаживать его контакты с материком и строить Авалон. Он создавал город на пустом месте — закладывал инфраструктуру, проводил дороги, обсаживая их деревьями на крутых перевалах, завозил песок на пляжи, озеленял склоны гор, строил жилые дома, отели, закупал корабли и катера для связи с материком.

Позаботился он и о трудоустройстве привлеченных им жителей острова, открыв несколько экологически чистых заводов на местном сырье, таких как производство керамической плитки и посуды. С появлением этого господина началась звездно-туристская история острова-курорта. Только на период Второй мировой войны остров был закрыт для туристов, потому что вместе с другими тихоокеанскими островами страны использовался как полигон для американских военных сил — морских, сухопутных и воздушных. Именно тогда на вершине горы был построен аэропорт Airport in the Sky. До этого на остров по воздуху можно было попасть только на гидроплане. С 1947 года курортно-туристическая жизнь на острове возобновилась. И не прекращается по сей день.

 

Атмосфера начала XX века

 

В 1975-м дети Ригли, через 43 года после его смерти, передали свои права на остров под управление некоммерческого общественного Фонда охраны Санта-Каталины. А их семейный особняк стал отелем.

Со времен «жвачного короля» (именно так знает Америка Уильяма Ригли) Каталина ни чуточки не изменилась. Ее жители ревностно сохраняют атмосферу первой половины ХХ века. Здесь по-прежнему курсируют допотопные туристические автобусы. Основной индивидуальный транспорт ограничен велосипедами и электрокарами для гольфа.

Уже издали, при заходе в Гавань Авалон, в глаза бросается огромное круглое здание, выдержанное в мавританском стиле. Оно доминирует над всей гаванью и городом, слишком маленьким для такого помпезного сооружения. Это главное детище Уильяма Ригли, построенное в 1929 году и названное им «Казино», стало символом города. Причем к игорному бизнесу ни тогда, ни после оно не имело никакого отношения (по-итальянски «казино» — «место встречи»).

Здание предназначалось для развлечений и отдыха, и не только горожан. На его верхнем этаже — самый большой в мире танцевальный зал, диаметром 55 м на 6 тысяч человек. То есть раза в три больше, чем при его открытии было жителей на острове. А на нижних — огромный кинотеатр, музеи, художественная галерея и ресторан... (Кстати, интересная деталь: в здании, высотой в 12 этажей, нет лестниц, вместо них — плавно спускающийся пол.) Зал знаменит на всю страну не только своими размерами, но и тем, что там выступали всемирно известные джаз-банды, поскольку Авалон всегда тяготел к джазу.

Немое кино еще делало свои первые шаги, а на Каталине в 1913-14 годах уже снимали «Морского Волка» по Джеку Лондону и эксцентрическую комедию «Морские Нимфы» МакСеннетта. Этот тихий остров так полюбился Голливуду, что в 1920-40 годы превратился в его постоянную съемочную площадку. Причем снимали здесь практически любую натуру — от Таити (Mutiny on the Bounty, 1935) до Нового Орлеана (Тhe Buccaneer, 1938). И фильммейкеры, и актеры обожали работать на Каталине. Они селились на просторных виллах с верандами на океан, к их услугам были яхты, водные лыжи, рестораны, бары, кафе... и пышные балы в танцевальном зале «Казино» под оркестры всех звезд джаза свинг эры — Глена Миллера, Бенни Гудмана, Вуди Германа, Томми Дорси, Лес Брауна...

С 1934-го корпорация CBS начала транслировать балы в Авалоне по радио, и Каталина тотчас обрела огромную популярность по всей стране, став синонимом Голливуда.

В 1950-60-х остров стал одним из первых в мире центров научных исследований океана. Кто только ни побывал на Каталине из знаменитых и интересных людей. В их числе Жак-Ив Кусто и Артур Конан Дойль. В 2003-м прославленный исследователь Мирового океана снял фильм Hollywood’s Magical Island: Catalina.

Мэрилин Монро прожила здесь полтора года во время Второй мировой войны — ее первый муж, Джеймс Догерти, лейтенант морского флота, служил на острове, а она подрабатывала бэби-ситтером.

Из Лос-Анджелеса до Каталины можно доплыть с соленым ветерком меньше чем за час на скоростном, трехпалубном катере, попутно любуясь игривыми дельфинами, морскими львами, стаями пеликанов, а если повезет, то и огромными серыми (или калифорнийскими) китами. Или долететь на рейсовом вертолете или самолете за каких-нибудь 15 минут.

Пляжи здесь, как и во всей Америке, общественные (т.е. бесплатные), они тянутся вдоль всего побережья острова. В бухте Авалон песок насыпной, так как берега скалистые. Два пляжа находятся на той стороне острова, что обращена к открытому океану и доступна свободным волнам и штормам. Прекрасное место для серфинга. Эти пляжи — Shark Harbor и Ben Weston Beach, покрыты серебристо-серым песком (свидетельство того, что недра острова богаты серебром и кварцем).

 

Подводный мир

 

Морская составляющая Каталины едва ли не интереснее, чем наземная. Там есть на что посмотреть. Катера со стеклянным, прозрачным дном и лже-субмарины с огромными люками, смотрящими под воду, с хорошо продуманной иллюзией погружения, совершают туры над подводными скалами и к местам кораблекрушений. Туда же возят и ныряльщиков-профессионалов. У западных берегов острова покоится затонувший корабль китайских контрабандистов. У одинокой, похожей на парус скалы Ship Rock лежит на дне 30-метровая шхуна XIX века Diosa del Mar. А рядом с пляжем Descanso — яхта «Отважная». Согласно легенде, вместе с яхтой затонули сокровища, до сих пор не найденные. Так это или нет, неизвестно, но азарт кладоискателей разжигает.

Побережье Каталины и южных островов архипелага — одно из лучших мест для дайвинга во всей Северной Америке. А по убеждению Жака-Ива Кусто — одно из самых привлекательных в мире. И любители подводного плавания разных стран это хорошо знают.

Наиболее доступный и популярный среди новичков — Морской парк Авалона. Он начинается прямо в гавани, у подножья Casino. Едва оказавшись под водой, ныряльщики попадают в жутковато-сказочный лес, образованный гигантами океанской флоры — бурыми водорослями Macrocystis pyrifera. Стебли водорослей сохраняют вертикальное положение, вырастая до высоты в 30, а то и 100 метров. На поверхности эти листья образуют сплошную буро-зеленую крышу. Не случайно их окрестили «секвойями океана». Бесконечные заросли таких «секвой» тянутся вдоль всего тихоокеанского побережья Северной Америки, от Мексики до Аляски.

По-английски бурые водоросли — kelp. Отсюда и пошел термин кельп-дайвинг. Калифорнийский кельповый лес — одна из богатейших водных экосистем на планете. Наверное нет в мире более завораживающего зрелища, чем вид на кельповые заросли снизу, из глубины. У этого подводного леса много обитателей: ярко-оранжевые гарибальди, карликовые рогатые акулы, толстоголовые губаны, роскошные горгонарии, мурены в расщелинах скал, ползающие по дну осьминоги и омары, забавные ушастые тюлени, не говоря уже об обычной океанской рыбе... Так что Каталина манит к себе не только сухопутных туристов, но и подводных.

 

 

«Казино» по-прежнему в строю. Раз в году в нем традиционно устраиваются фестивали джазовой музыки, дважды в году — балы Артдеко, на которые съезжаются гости со всей страны. В их пригласительных билетах заранее оговаривается, в соответствии с модой каких лет должны быть их бальные наряды.       