Сверхзадача государства: твари дрожащие

Опубликовано: 16 июля 2013 г.
Рубрики:

Повсеместно утвердилось мнение, что принимаемые в последние годы законы государства Российского далеки от какого бы то ни было ума. Общественность изощряется в иронии. Не понимая, что на самом деле законы очень умные

 

mazulina w.jpg

Один из авторов закона о пропаганде гомосексуализма, депутат Госдумы от «Справедливой России» Елена Мазулина
Один из авторов закона о пропаганде гомосексуализма, депутат Госдумы от «Справедливой России» Елена Мазулина
Один из авторов закона о пропаганде гомосексуализма, депутат Госдумы от «Справедливой России» Елена Мазулина
В сентябре прошлого года Москва была потрясена происшествием на Минской улице. Некто Александр Максимов на Тойоте врезался в автобусную остановку. Погибли пять подростков из детдома, их воспитательница и ее муж.

В мае нынешнего Москва узнала, что Максимова приговорили к 8,5 годам в колонии общего режима. Да. Таков закон. По этой статье УК максимальное наказание — 9 лет. За дело «Юкоса», вызывающее большие сомнения — 13 лет, за убийство семерых человек — 8,5 года.

А еще — прокуратура требовала отбывания срока в колонии-поселении.

Колония-поселение — самый мягкий вид наказания после условного: осужденные свободно живут и работают в отведенном населенном пункте, но без права выезда из него, могут проживать вместе с родственниками. Заключенные пользуются обычной одеждой, имеют при себе деньги — словом, нечто вроде вольнонаемных сотрудников.

У приговора Максимову есть предыстория, которая и обернулась трагическими последствиями. Как и у многих других, подобных.

После кровавой бойни, которую устроил 27 апреля 2009 года пьяный до беспамятства майор милиции Евсюков в московском супермаркете «Остров» на Шипиловской улице, казалось, что такое не может повториться, по крайней мере, в ближайшее время. Однако ничуть не бывало. Оказалось — наоборот. Тотчас последовали несколько аналогичных происшествий в разных городах России, когда сотрудники правоохранительных органов в психопатическом состоянии открывали огонь по гражданам... Они широкой огласки не получили. В кругах специалистов заговорили о «синдроме Евсюкова».

Существует ли он? «Речь идет о растормаживании жестких психологических установок: никогда не применять табельное оружие без надобности, — говорил тогда психолог Евгений Шапошников. — Психологически неустойчивые сотрудники милиции могут ориентироваться на него подсознательно. Запало в душу это ЧП, и у человека автоматически всплывает в памяти этот эпизод. Он — опять же подсознательно — может вспомнить и решить: почему я не могу сделать так же?!»

Евсюков сразу после задержания сказал: «Жизнь надо прожить так, чтобы второй раз жить не захотелось... Если был бы у меня автомат, было бы веселее».

То есть затаенная, подсознательная сверхмечта — автоматными очередями от живота, веером?

Психолог Шапошников безусловно прав: Евсюков как бы снял запрет на самое тайное, подсознательное. Иначе говоря, спустил предохранитель.

 

Однако позволю заметить, что мы имеем дело не столько с «синдромом Евсюкова», сколько с синдромом вседозволенности и безнаказанности. Он — основа всего. Психологи прямо говорили: «синдром безнаказанности» — профессиональная болезнь милиционеров. (Сразу отметим: далеко и не только милиционеров-полицейских.) Действительно, если позволено бить, пытать, душить, то почему запрещается последнее — пальба? Уже «после Евсюкова» три екатеринбургских милиционера в центре города, у светофора, обстреляли «Мерседес-500». Опустошили три обоймы, задев попутно еще несколько машин. Чудом никого не убили. Потом выяснилось, что человека в «Мерседесе», уральского предпринимателя, сыщики «перепутали» с разыскиваемым преступником. Бизнесмен слег в больницу с инсультом. В ходе следствия у лейтенантов обнаружились «превышения должностных полномочий» на допросах, включая «избиения руками и ногами и применение электрошокеров».

Один из них получил 5 лет колонии общего режима (наверно, уже вышел по условно-досрочному), а двое других — 3 года условно. Их лишили права работать в правоохранительных органах в течение ближайших 3 лет. Cроки истекли. Так что, возможно, они снова в погонах.

В бурятском поселке Онхой сотрудники полиции Чингис Анзанов, Иван Афанасьев и Юрий Демидов требовали от невиновного признания в краже: «Надевали на голову потерпевшего противогаз и периодически перекрывали доступ воздуха... прикладывали оголенный электрический провод, находившийся под напряжением, наносили ему удары руками, ногами и спинкой от стула по голове»

Сообщения из забайкальского города Могочи выглядит как сводка из города, захваченного маньяками-садистами: «В течение 2009-2012 годов применяли к гражданам Могочи насилие и пытки... Избивали задержанных резиновыми палками, надевали противогаз и перекрывали доступ воздуха, а также заставляли дышать парами токсичного вещества, помещая трубку противогаза в ацетон».

В сообщении СК не называются имена потерпевших. Имя им: «граждане Могочи»... «В течение 2009-2012 годов применяли к гражданам Могочи насилие и пытки...»

Всех здесь названных и не названных полицейских (и других, им подобных) судили по статье «превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств» и приговорили к различным (от 2 до 4 лет) срокам лишения свободы условно. С правом через 2 года снова быть принятым на госслужбу.

И после таких «наказаний» Следственный комитет РФ сокрушается в пресс-релизе о положении дел, в частности, в МВД Татарстана: «Несмотря на беспрецедентно жесткие меры, направленные на выявление, пресечение и предупреждение преступлений, совершаемых сотрудниками полиции, в 2012 году количество уголовных дел о преступлениях, совершенных полицейскими в Татарстане, возросло в два раза по сравнению с предшествующим периодом».

Многие помнят скандальные видеозаписи, на которых зафиксировано, как петербургский полицейский прапорщик Вадим Бойко жестоко избивает мирно стоящих участников митинга, кричит: «Хорьки, кому еще?!» Его признали виновным, приговорил к 3,5 года лишения свободы. Условно.

В мае нынешнего года он отмечал День Победы в кафе «Чебурек». Утром ему помстилось, что работники кафе украли его наручные часы. «Накопилась обида... решил вернуться в кафе — разобраться». Заявился он туда с охотничьим ружьем, выстрелил в потолок, направил ствол на сотрудников кафе... К счастью, подоспел наряд полиции, стрелять в них бывший прапорщик не стал.

 

Синдром безнаказанности распространяется, разумеется, не только на полицейских. Он — всеобщий.

Начальник Спецстроя Сергей Ширшов, приехав из Москвы в родной поселок Октябрьский Архангельской области, напился водки и гонялся с пистолетом за местным жителем Тахиром Алиевым, стрелял в замок на двери его дома. Затем около магазина увидел незнакомого несовершеннолетнего молодого человека и приставил пистолет к его голове. Затем прицепился на автобусной остановке к девушке, кричал ее матери: «Бл... и! Спите с кем попало, но я всех ваших чернож... ых ё... й перестреляю!» После чего отправился в деревню Якушево, где застрелил местного жителя Сергея Коротаева. Как постановил суд — «по неосторожности».

В 2008 году его приговорили к 3 годам лишения свободы условно.

Через 3 года, «отбыв срок», уже гендиректор «Межрегионального объединения проектных организаций специального строительства» Ширшов и его собутыльники пытались изнасиловать студентку Н., по вечерам работавшую в дирекции уборщицей. Задержанный Ширшов всю ночь буянил, кричал на сотрудников Басманного ОВД: «Вы у меня через две недели обос... тесь! Вы что хотите? Чтобы я распи... делся?» Утром его отпустили. А через несколько дней студентка Н. забрала ранее написанное заявление...

Что сделает Ширшов на третий раз?

Житель Пермского края Радик Гайсин, осужденный на 11 лет за изнасилование 9-летней девочки, был освобожден условно-досрочно через 3 (три) года. Спустя несколько месяцев он изнасиловал, а потом убил ножом 15-летнюю девочку.

Подобные случаи — обыденная криминальная хроника.

Ужасающий пример — дело выродка Дмитрия Вороненко. Его трижды судили за изнасилования и кражи, но он отделывался условным сроком. На четвертый раз (два доказанных изнасилования) приговорили к 5,5 года.

За чудовищные преступления против личности рецидивист (!), имеющий три судимости, получил 5,5 года заключения. А вообще ч. 1 статьи 131 УК РФ гласит: «Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, — наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет». Это по советской и российской шкале ценности человеческой личности: «Ну, подумаешь, изнасиловал...»

Вороненко вышел на свободу через 2 года и 3 месяца — с формулировкой: «Твердо встал на путь исправления, охарактеризовал себя только с положительной стороны». В течение последующих двух лет он изнасиловал пять девушек. Четверых из них — изнасиловал и задушил. В их числе — двух школьниц, 11 и 12 лет.

И только после этого его приговорили к пожизненному заключению.

По данным прокуратуры Удмуртии, 89 процентов осужденных, которые получили условные тюремные сроки, вновь совершают преступления.

Уголовное право гласит: «Справедливость наказания требует прежде всего, чтобы оно не было неоправданно мягким. Чрезмерно мягкое наказание порождает чувство безнаказанности как у самого виновного, так и у других лиц...»

Потрясшая Москву гибель на Минской улице пяти подростков из детдома, их воспитательницы, ее мужа, и приговор: 8,5 года в колонии общего режима с возможностью условно-досрочного освобождения — из той же серии «синдрома безнаказанности». Убийца Максимов находился в состоянии наркотического и алкогольного опьянения. Ранее он 5 раз привлекался к административной ответственности, в том числе и за вождение автомобиля в пьяном виде. Пять раз! И все ему спускали с рук. До тех пор, пока не убил семь человек.

Остается только с бессильным отчаянием думать: а ведь все могло быть иначе, если бы в свое время Гайсина, Вороненко, Максимова и других, им подобных, осудили по всей строгости закона.

 

Мы давно привыкли, что правосудие в России избирательно. Однако здесь мы видим вопиющую снисходительность не только к начальникам, полицейским, но и к самым рядовым преступникам. Более того — к тем, кого в уголовном мире считают выродками.

Одновременно с попустительством к преступлениям маньяков, садистов, педофилов, к разгулу бандитизма вообще государство в массовом порядке штампует запретительные акты на все и вся: общественные организации объявлены «иностранными агентами», принят закон об ответственности за оскорб­ление чувств верующих, за курение в общественных местах, за пропаганду нетрадиционной сексуальной ориентации среди несовершеннолетних...

Все они вместе вызывают в массах иронические ухмылки, издевательские комментарии в Сети.

Ну действительно, как себе представляют депутаты практическое применение последнего их закона — о привлечении к суду за «распространение информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок»? Неужели депутаты предполагают, что в летний детский лагерь или в школу придет некто и начнет читать там лекцию на интересующую их (депутатов!) тему? Не придет. Тогда против кого и чего законопроект? Наверно, против Youtube, где можно, например, посмотреть фильм «Горбатая гора» — про двух ковбоев. Значит, государство Российское сражается с Youtube? Будем ждать, что фильм (законопроект 26 июня одобрил Совет Федерации,  а 30 июня подписал президент) удалят с Youtube. Правда, найдутся противники, возразят: дескать, там нет «распространения информации», и судить не за что. Но наш суд их победит.

Можно иронизировать сколь угодно. Можно громко говорить, что законы, мягко говоря, не совсем умные и даже совсем не умные.

Однако в Госдуме и в Кремле над вашей иронией только усмехнутся — как люди, знающие тайную истину.

Потому что законы очень умные.

Да, ум — категория неоднозначная. Инстинкт, подсознание — тоже ум. Или же назовем их некими факторами, влияющими на умственную деятельность.

Безусловно, что кредит доверия к власти в последние годы падает неуклонно. И там не могут не чувствовать это. Следовательно, реагируют — сознательно или подсознательно. Как результат, в массовом порядке (из сознания или подсознания, инстинкта самосохранения) выходят законы, запрещающие все на свете. Повторю: многие считают их не очень умными, другие и вовсе легкомысленно относятся: мол, пустяки, развеется, как ветер. Напрасно. Любой закон приносит свой результат.

Депутаты прекрасно понимают, что не будут привлекать к ответственности авторов фильмов или издателей книг зарубежных авторов, начиная с античности, где затрагивается интересующая их тема. А вот неприятную для них газету, где промелькнет то или иное произведение в статье или в отчетах с кинофестиваля, вполне можно прищучить.

Вы скажете: дураков нет, теперь все будут писать с оглядкой. Так в том-то и дело! А еще о чем писать и говорить с оглядкой? А лучше и вовсе молчать. Например, о том, что дети депутатов, высоких чиновников, проповедующих народу патриотизм, живут и учатся за границей. Госдума приняла во втором чтении поправки в Гражданский кодекс. Запрещается сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни гражданина без его согласия. Общественная палата и Союз журналистов отреагировали единодушно: «Поправки сведут на нет все попытки журналистских расследований», «Закон дает неограниченные возможности чиновникам для борьбы с независимыми журналистами».

А еще — запрещается курить где бы то ни было, включая автобусную остановку, запрещается ходить в лес, если в твоем регионе жара и «пожароопасный период»; о восхищении сверкающими автомобилями священников давно уже говорить не приходится, и многое другое.

Когда человек, с одной стороны, живет в атмосфере всевластия и безнаказанности коррупционеров, бандитов и уродов всех мастей, а с другой, как волк красными флажками, обложен запретами, когда его в любой момент могут оштрафовать или увести в кутузку, — кем он себя чувствует? Не хозяином страны, не хозяином «слуг народа» — чиновников, а тварью дрожащей. Перед бандитами и чиновниками. И этому существу уже не до «прав человека», не до критики экономической политики правительства.

Ну, а в утешение кому-то указывают объект для выплеска подавленной агрессии. Ты — наш, ты — патриот, а вот эти — «иностранные агенты», ты — сексуально традиционный, а вот этот гад — нетрадиционный, ты — верующий, а вот этот физик-шизик отрицает твое и твоей любимой власти божественное происхождение... Ату их.

Запугать, разделить, натравить, и тогда можно спокойно властвовать. Невзирая на клевету социологов-«иностранных агентов» о падении кредита доверия.

 

А вы говорите, что законы неумные... Другое дело, к чему приведет в будущем такой ум. Впрочем, мы живем в настоящем. А будущее — для потомков. Им разгребать это наследие. Государственное и духовное.   

Комментарии

Аватар пользователя Xaos

Замечательная и Справедливая статья..!!!!!!