Жестокая добрая Америка — 1

Опубликовано: 19 ноября 2004 г.
Рубрики:

Летом этого года компания Gallup International провела затратный и обширный социологический опрос под названием “Глас народа-2004”. Были опрошены 50000 человек из 60 стран — солидная репрезентативная выборка. Социологи попросили опрашиваемых высказать свое мнение об их отношении к государствам, составляющим “Большую восьмерку”. В октябре появились данные этого опроса.

На первом месте по негативным отзывам оказались (с большим отрывом от остальных) Соединенные Штаты. О своей неприязни к США заявили 34 процентов опрошенных. На втором месте — Россия с 25 процентами. На третьем — Великобритания, 18 процентов. Франция, Япония и Германия — соответственно 14, 13 и 12 процентов. Меньше всего негатива вызывали Италия и Канада — 11 и 8 процентов.

Первое, что сразу возразят: завидуют. Америка страна богатая, мощная, защищает своих граждан всей силой своего государства везде, где кто-то посмеет их обидеть. Зависть — исконное человеческое чувство, нехорошо, некрасиво, но ничего не поделаешь. Ну, не любят, зато уважают. Стремятся в Америку со всех концов земли. Вот такая странная нелюбовь. Может это так выражается любовь? Через ненависть?

Да, но вот в этом же отчете Gallup значится Канада, к которой ненависть минимальна. На последнем месте по ненависти. А ведь ей завидовать можно еще в больше степени, чем США. Канада вот уже 7-й год обходит Америку по качеству жизни. Понятие, гораздо более объемное, чем просто уровень жизни. И стремятся туда не меньше, чем в США. Поток иммигрантов не иссякает. Еще больше зависти должно было бы быть к Норвегии, которая вот уже 3 года стоит на первом месте по качеству жизни, оттеснив даже Канаду на второе. Но вот нелюбви к Норвегии и вовсе нет. Настолько, что ее и в опросный лист не включали.

Понятно, почему иракцы, встретив поначалу освободителей-американцев чуть ли не с цветами, спустя год начали их забрасывать вовсе не розами, а минами и гранатами. И теперь иракские повстанцы стали захватывать города, которые уже были освобождены ранее войсками США. Фаллуджу американцы освобождают третий раз подряд.

Казалось бы — загадка. Гнусного тирана Саддама нет, есть взамен демократия. Выборы парламента, а потом, глядишь, и президента. Чего им неймется?

Мне уже не раз приходилось писать, что американская демократия непонятна и не нужна Ираку. В любом случае, ранее при Саддаме в Багдаде не взрывали каждый день начиненные динамитом машины, отчего гибнут десятки граждан ныне свободного Ирака. Потому что саддамовский режим пресекал такие подвиги заранее, на стадии умысла. Репрессиями? Разумеется. Были ли при этом жертвы режима? Были. Но вот вопрос: сколько? Сейчас точно можно сказать, что на порядок, если не на два меньшие, чем от присутствия освободителей.

Я провел маленький эксперимент: написал в разных поисковых системах интернета фразу “Общее количество погибших в Ираке”. Машины выдали кучу линков, уточнив мой запрос. Фразы звучали так:

— Общее количество погибших в Ираке американских военнослужащих составляет на данный момент, по официальной информации...

— Согласно официальным данным, количество погибших в Ираке американских солдат выросло до...

— Министерство обороны США обнародовало данные о количестве погибших и раненых американских солдат за все время военной операции в Ираке...

И так далее. Речь шла только о погибших в Ираке американцах. Только они понимались под словами запроса “Общее количество погибших в Ираке”.

Разгадка открылась в одном из линков, который гласил:

Представитель Пентагона генерал-лейтенант Джим Кассела сообщил, что американцы учет жертв среди мирного населения не вели, так как “сконцентрировались на выполнении военных задач”.

Так как Пентагону было не до подсчета погибших иракцев, этим делом занялась мирная организация, а именно, исследовательская группа из Школы общественного здоровья Университета Джонса Гопкинса в Балтиморе с привлечением иракских ученых. Поехали туда, исследовали путем опросов в 33 районах Ирака.

Результат был обнародован в конце октября 2004 года в британском медицинском журнале “The Lancet”, а 28 октября эту прискорбную новость разнес сначала “Reuters”, а затем и другие информационные агентства.

Вот ключевая фраза из исследования активистов из Балтимора и их иракских коллег.

“По консервативным оценкам, мы думаем, что около 100 тыс. человек или больше погибли с начала вторжения в Ирак в 2003 году. Речь в отчете идет о жертвах насилия, прежде всего атак сил возглавляемой США коалиции и авианалетов. Вероятность гибели людей в результате насильственных действий в Ираке за время войны возросла в 58 раз”.

Журнал “The Lancet” так комментирует приведенные данные:

“Эти открытия поднимают вопросы для тех, кто находится далеко от Ирака — в правительствах стран, ответственных за начало превентивной войны. Планируя войну, коалиционные силы, прежде всего США и Великобритании, должны были предусмотреть возможные эффекты их действий в отношении гражданских лиц.

Вторжение в Ирак, смещение жестокого диктатора и попытка насадить либеральную демократию силой сами по себе были незначительными мерами для того, чтобы принести мир и безопасность гражданскому населению. Демократический империализм привел к большему, а не меньшему числу смертей”.

Вот и термин появился “демократический империализм”. Вместо старого “американский империализм”. Возможно, эти цифры жертв среди мирного населения во многом объяснят, отчего так сильно изменилось отношение к американцам в Ираке за один год. И — шире — отношение в других странах.

Конечно, военное время накладывает свой отпечаток на оценку потерь. Свои потери — это очень печально, они — жертвы на алтарь борьбы за правое дело, за свободу и мир во всем мире. Потери вражеских войск — это радостно, это успех в борьбе за свободу и счастье народов. Пусть так.

Но ведь есть еще и гражданское население, включающее такой всегда щемящий элемент как старики, женщины и дети. Эти-то всегда — невинные жертвы, особо взывающие об отмщении врагу, если они свои. А если вражеской стороны? Тогда, как точно заметил американский генерал, учет жертв среди мирного населения не ведут, так как “сконцентрировались на выполнении военных задач”.

Так было еще в Германии во времена Второй мировой войны, в которой ковровые бомбардировки союзной авиации США и Англии сметали с лица земли все крупные (да и средние) города: Кельн, Гамбург, Берлин, Мюнхен, Дюссельдорф, Ганновер, Майнц, но особенно — Дрезден, который был полностью уничтожен в самом конце войны, в феврале 1945 года. Что такое 2500 больших 4-х моторных самолетов, идущих на цель (бомбардировка Берлина 21 июня 1944 г.)? Это — солнечное затмение, страшная черная туча, казнь египетская саранчой, Армагеддон, гнев Господний. Тогда число жертв только в Дрездене после налета тысяч бомбовозов превысило 70 тысяч человек. Я уж не говорю о хрестоматийных Хиросиме и Нагасаки.

Как это оценить? С точки зрения логики борьбы не на жизнь, а на смерть, как разумную военную меру для того, чтобы сломить волю населения к сопротивлению и посеять в нем пораженческие настроения. Гитлер капут! Между прочим, эти расчеты не оправдались, моральный дух населения не был сломлен почти до самого подписания капитуляции Германией. Но все-таки, если рассматривать войну в рамках военной игры типа компьютерной “Монополии”, то ковровые бомбежки можно хотя бы понять, как метод выиграть войну. А вот с точки зрения гуманизма? Ну, какой уж тут гуманизм...

Но как раз именно гуманизмом славится Америка. Богатая, добрая, радушная, с такой обширной благотворительностью. Всем помогающая. Особенно — голодающим народам Африки. Свергающая повсюду злобных диктаторов и предающая их справедливому международному суду...

На днях появились сообщения агентства UPI, напечатанные также в газете Korea Times, что в 1998 году (при президенте Клинтоне) США готовились нанести ядерный удар по Северной Корее (в случае, если бы эта страна напала на Южную Корею) по плану, называемому “Сценарий 5027” и “Сценарий 5026”. По первому из них на территорию Северной Кореи планировалось сбросить до 30 ядерных боеголовок. Как свидетельствуют недавно рассекреченные документы ЦРУ, в рамках этого плана, с января по июнь 1998 года на базе ВВС США в штате Флорида совершали тренировочные полеты 24 бомбардировщика F15-E с макетами ядерных боеголовок на борту. В учениях также были задействованы разведывательные самолеты AWACS и самолеты-заправщики KC-135, которые отрабатывали проведение воздушной операции против КНДР с военных баз на территории США.

Второй план предусматривал превентивную ликвидацию 756 целей, имеющих отношение к программе КНДР по созданию ядерного оружия. Бомбовые удары по ним должны были нанести американские самолеты B-2 и F-117.

Опять-таки, тут дело идет о потенциальном враге, о каких-то корейцах, пусть они даже к их несчастью живут в окрестностях корейских военных баз или подозрительных заводов. Враг есть враг, независимо от его этнической или расовой окраски.

Зато к своим Америка относится с истинно материнской любовью. Бережет, лелеет, защищает и всячески помогает.

 

Так это выглядит на вид. И на вкус. А как на запах?

Всякий, кто сейчас пройдется по самым респектабельным местам Нью-Йорка, пусть даже по 5-й авеню, или забредет в тут же расположенный Центральный Парк, начнет крутить носом в направлении какого-то странного запаха. Но источника оного не обнаружит. Запахом как-то разит везде. И последовать совету Жванецкого: “Не нравится запах — отойди” не выйдет. Отойдешь, и запах уйдет с тобой. Тоже вроде бы по Жванецкому, только в противоположном смысле, ибо не ты этот запах порождаешь, а находишься внутри него. Запах тления, распада, гниения, отходов жизнедеятельности и какой-то невыразимой в словах бедной ничтожности. И откуда же он?

Бывалые жители говорят: это от homeless, от американских хобо, бездомных, бомжей по-русски. Это они носят на себе продукты распада и гниения заживо, это они расточают их испарения и излучения во все стороны.

Точной статистики, сколько этих бомжей, нигде нет. Оно и понятно — как посчитать тех, кто нигде не живет, не платит налоги, не имеет никаких документов, не получает писем и не говорит по телефону? И только какая-то их часть пользуется услугами шелтеров-ночлежек и бесплатных харчевен, через которые их можно хоть как-то учесть.

Передо мной доклад за 2003 год “Illegal to be Homeless: the Criminalization of Homelessness in United the States”. (“Незаконно быть бездомным: криминализация бездомных в США”, www.nationalhomeless. org/civilrights/crim2003/report1.html). Доклад этот, всего второй с 2002 года, подготовлен The National Coalition for the Homeless (NCH), Национальным объединением для (помощи) бездомным, основанным в 1984 году.

В названии есть слово “незаконно”. Конечно, незаконно. Но все-таки — сколько этих незаконных в Америке?

Цифры поражают и абсолютной величиной, и своим разбросом. По разным оценкам — от 3 до 6 миллионов! В богатейшей стране мира!

В докладе названы места скопления бомжей. Это Лас-Вегас, Сан-Франциско, Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Атланта, а также в целом Калифорния и Флорида — там тепло спать по ночам. Только в Нью-Йорке порядка 100 тысяч. И многие из них в районе Манхеттена, где, подобно валенкам дворника Тихона, воздуха отнюдь не озонируют.

Причин попадания в бездомные множество. Загремел в тюрьму, вышел, ничего нет, никаких накоплений, работы тоже нет. Прямой путь в бездомные. Исключение может быть разве что для наркоманов, им дают субсидированные квартиры и пенсии, и даже возят каждый день для выпивания казенного метадона. Но это, так сказать, самый дешевый способ спастись от нападения людей, у которых ломка и которые ради дозы готовы на все. А простой бомж на все не готов.

Или еще проще. Есть в Америке такой милый обычай: по заявлению одного из супругов (но, как правило, — жены), или даже просто герлфренд, объявлять своему благоверному Restraining order, то есть запрет на нахождении дома и даже поблизости от него. Даже звонить нельзя. Происходит это без всякой судебной процедуры для сильного пола, он даже не знает ничего. Вдруг в дом приезжает полиция, вручает ему бумагу с постановлением судьи и выводит под руки на улицу. Нельзя взять ни денег, ни документов, ни вещей. Так сказать, as is, как есть и в чем есть. Если нет друзей и родственников, все — конец. Прямой путь в бомжи. Или в тюрьму.

Еще типовая причина — потеря работы. Через несколько месяцев начинается, что называется, описывание мебели. Банк заберет дом и машину, которые, как правило, куплены в рассрочку. Пособие по безработице, особенно, если человек зарабатывал мало или работал на каком-то договоре, не покрывает расходов по выплате мортгиджа.

Между прочим, для бомжа совсем необязательно потерять работу. Вот поразительная фраза из “Доклада”:

“42 процентов бездомных по стране работают, однако их доход недостаточен даже для аренды дешевого и приемлемого жилья”.

И далее в докладе сказано:

“Для тех, кто работает 40 часов в неделю при минимуме заработной платы (7 долларов в час), совершенно невозможно снимать жилье по рыночным ценам, и это тревожный показатель и прогноз дальнейшего роста бездомных”.

Да и шелтеры далеко не все бесплатные. Большинство из них взимают с бездомного до 10 долларов за ночь койкоместа. Где же он возьмет 300 на месяц?

Затем еще причина — длительная болезнь. Ну, еще какие-то несчастные случаи.

Да что там говорить, нет особенного смысла разбирать многочисленные причины, они известны. Хотя об одной стоит сказать. Это когда в бомжи идут по идейным убеждениям. Такой “новобранец” полагает, что только в бомжах он обретает подлинную свободу. Ему не нужно с ужасом думать о том, что завтра его уволят. Чуть ли не каждый день заполнять чеки на оплату проклятых билов. Хранить все эти погашенные чеки и всякие квитанции не менее пяти лет, потому что бремя доказательства за уплату чего-то лежит на нем. Каждый год заполнять налоговые декларации, платить за страховки, налоги за машину, дом, за медобслуживание, за лекарства, за детсад, за колледж... Нет, невмоготу, никаких сил... Он выходит на волю, в городские джунгли свободным от всех забот. Он — настоящий свободный человек, а не винтик огромной машины, не марионетка в чудовищном государственном лабиринте.

Да, есть энтузиасты бомжатника. Но и тут стоит задать вопрос: а почему же это человек выбрал такую жалкую участь и предпочел ее жизни преуспевающего американского обывателя пусть и с каждодневной дрожью за свое эфемерное благополучие?

 

окончание