Евро: курьезы и проблемы

Опубликовано: 18 января 2002 г.
Рубрики:

Главное событие нового года в Западной Европе - переход двенадцати стран Европейского Союза на новую общеевропейскую валюту. Ею отныне будут пользоваться 300 миллионов человек в Европе - и еще неподсчитанное число обитателей Америки, где у европейских стран по сей день имеются колонии. Возьмем остров Мартинику. Он был признан французским владением как раз 200 лет назад, по Амьенскому миру между Великобританией и Францией, уже наполеоновской, но еще не имперской. На острове новую валюту встречают с энтузиазмом, которого не знает сама Франция. Подобное наблюдается и на Гваделупе, тоже омываемой карибскими водами, и в заморском департаменте Франции Реюньоне в Индийском океане, и во французской Новой Каледонии в Тихом океане. Это неудивительно: Франция поддерживает (если не прямо кормит) свои заокеанские владения, вкладывая в них 8,5 млрд. долларов в год. Половина этих денег идет на Мартинику, где безработица составляет 28%, а вот уровень жизни - благодаря Парижу - самый высокий в Карибском бассейне. Только самое большое заокеанское европейское владение (и самый большой в мире остров), Гренландия, этих радостей не знает. Гренландия принадлежит Дании, которая, вместе с Великобританией и Швецией, в зону единой валюты пока не входит.

Между тем в самой Европе новая валюта породила любопытные явления.

Марки и песеты

Накануне нового года в странах зоны общей валюты началась продажа новых купюр и монет - с целью помочь людям привыкнуть к их виду. И вот, непостижимым образом, новые деньги стали предметом безудержной спекуляции. В Германии, например, через интернет, их предлагали по цене, в четыре раза превосходящей номинальную, и покупатели находились! Что за этим стоит, можно только гадать. Казалось бы: потерпите всего несколько дней - и от новой валюты деваться будет некуда. Ан нет, жажда новизны, любопытство или мода - решайте сами что - заставляла любителей острых ощущений переплачивать втридорога.

Популярность евро удивила даже руководство Центрального европейского банка во Франкфурте, потратившего более 70 миллионов долларов только на рекламу (или, если угодно, на пропаганду) новой валюты. Вышло, что ни в какой рекламе евро не нуждается!

Между тем в Берлине не успели переделать автоматы на платных автомобильных стоянках, и мэрия великодушно объявила, что в новом году парковка будет бесплатной всюду, где стоят старые автоматы, принимающие только марки, - но, разумеется, льгота эта временная, до перестройки автоматов.

А вот в игорных домах Испании автоматы переделали в срок. Тут денег не жалели - уж слишком прибыльный это бизнес. "Одноруких грабителей" (так эти автоматы называют во всем мире) в Испании насчитывается более четверти миллиона. Это - самая играющая страна в Европе. Хотя заработки тут примерно на 20% ниже, чем в северных странах Европейского Союза, играют в Испании на 50% больше. Целых 19 млрд. долларов тратят ежегодно испанцы на азартные игры. Из этой суммы 10 млрд. проглатывают игорные автоматы (по-испански - tragaperras), так что в среднем каждый испанец отдает "одноруким бандитам" по 230 долларов в год.

Специфическое отношение испанцев к игорному бизнесу обещает облегчить стране переход на новую валюту. Сейчас в Испании ходит по рукам 12 млрд. песет. Полагают, что более половины из них люди обменяют на евро в игорных домах. Обмен будет совершаться прямо при входе.

Дух и плоть

Большое новшество, вторгающееся в жизнь всех и каждого, всегда влечет за собою непредсказуемые последствия. Введение общеевропейской валюты, несомненно, к таким новшествам и принадлежит. И оно обещает ударить по карману представителей очень разных профессий.

Католическая церковь во Франции пребывает в настоящем шоке. По некоторым признакам, она даже может стать банкротом. Подводным камнем европейской финансовой реформы оказалось для духовных пастырей то, что монета в один евро почти неотличима от монеты в десять франков. Казалось бы, что тут дурного? Но дело в том, что именно десятифранковая монета - стандартная единица церковного пожертвования у французских прихожан. Теперь же, нащупывая в кармане или в кошельке мелочь перед церковной тарелкой, честный католик инстинктивно извлекает на свет монету в один евро, достоинство которой - всего 6,56 франков. Стало быть, церковные сборы грозят упасть более чем на треть - и уже явственно падают, хотя переход на евро еще не завершился. А они, эти сборы, составляют 40% церковного бюджета во Франции, где церковь отделена от государства. На содержание храмов, часовен и клира уходит во Франции 350 миллионов долларов в год. Примерно 160 миллионов из этой суммы приносят пожертвования.

Понятно, что аббаты и прелаты пребывают в унынии. Что до приходских священников, то иные даже подумывают о смене профессии. Общая численность духовных пастырей во Франции не так уж велика: всего около 20 тысяч человек (капля в море в 60-миллионной стране!), но младшие по рангу служители духа и без того живут скромно, теперь же, в связи с европейской денежной реформой, им угрожает прямо-таки апостольская бедность.

Правда, не все пастыри складывают оружие. В одном из парижских приходов отпечатана специальная открытка, распространяемая в храме. На ней - текущий курс евро по отношению к фраку и надпись: "Десять франков и ваше великодушие выражаются в двух евро". Это не совсем точно. Если все во Франции последуют такому призыву, доход французской церкви не только не упадет, а возрастет - и тоже примерно на треть.

В точности с той же проблемой, что священники, столкнулись во Франции и представители другой древней профессии: проститутки. На улице Сен-Дени бьют тревогу. Жрицы Приапа, как никто другой, знают, сколь важны в бизнесе такие вещи как привычка и постоянство. В течение добрых десяти лет их клиенты могли не спрашивать о цене за стандартную услугу. Установленная плата за нее равнялась тремстам франкам. В евро - это сумма перестает быть круглой (равна 45,73). Но купюры в 45 евро нет; есть купюры по 10, 20 и 50 евро. Понятно, что теперь потребители норовят всучить девушкам десятиевровые и двадцатиевровые бумажки на общую сумму в сорок евро. Почему не пятидесятиевровые - понятно: не хотят переплачивать. Почему не добавляют к сорока евро бумажками пять евро монетами - тоже понятно: в этом специфическом бизнесе обе стороны не любят мелочиться. Согласитесь, странно было бы даже и подумать о сдаче при расчете с проституткой. Вот и выходит, что жрицы наемной любви теряют на финансовой реформе 12,5%.

И что же? Подобно священникам, проститутки намерены бороться за сохранение своих доходов. Но, в отличие от служителей духа, они борются организованно: провели нечто вроде съезда, на котором постановили, что пора им в явочном порядке поднять свой доход на 10%. Теперь с клиентов будут спрашивать 50 евро. Шаг этот рискованный; спрос может упасть. Однако проститутки убеждены, что по праву заслужили надбавку. В самом деле, легко ли часами простаивать на улицах, особенно зимой, на холоде, в одной шубе, накинутой на голое тело?!

Проблемы

Но, как ни курьезно все это, а евро - дело серьезное, и переход на новую валюту будет иметь далеко идущие последствия.

На протяжении всей своей истории Европа была частью света, тяготеющей к некому единству - преимущественно имперскому. Древний Рим, франкская держава Карла Великого, наполеоновская Европа, нацистский рейх, сталинский экспансионизм с востока - всё это были порывы к объединению, хотя рядились они в самые разные одежды и не всегда прямо признавали свою подспудную цель. Сейчас - мы опять переживаем именно такой момент. Триста миллионов человек переходят от своих традиционных, национальных валют - на валюту общеевропейскую. По размаху этот проект как раз подстать Древнему Риму. От этого размаха - дух захватывает. Не склонный к пышной фразеологии Английский банк заявил недавно, что ничего подобного история денежного дела никогда не знала.

В Португалии - приходские священники объясняют природу и свойства новой валюты недоумевающей деревенской пастве. В островной Греции - почтальонам поручено выполнять функции менял. Отпечатано более 14 млрд. банкнот, отбито более 50 млрд. монет. Общий вес металлических евро равен весу 24 четырех Эйфелевых башен. Чтобы развезти эти монеты по финансовым учреждениям, потребуется полмиллиарда рейсов специальных опечатанных банковских автомобилей. Сто сорок тысяч банковских автоматов, выдающих деньги по карточкам; 4 миллиона кассовых аппаратов и 7 миллионов торговых автоматов должны быть перестроены (и уже в значительной степени перестроены) на евро. От всего этого просто голова идет кругом.

Влетит все это в изрядную копеечку: от 17 до 45 пяти млрд. долларов, что означает чуть меньше трехсот долларов от каждого налогоплательщика. Подобным встряскам неизбежно сопутствуют массовые психологические травмы, больно ударяющие по экономике, - а ведь экономика Европейского союза и без того переживает застой.

Не удивительно, что не все верят в успех этого грандиозного эксперимента. Говорят, что мы вправе ожидать проблем политических и экономических. Купюра в 500 евро обещает стать любимицей мафиози и прочих мошенников, отмывающих деньги. Вообразим, например, что торговцы наркотиками выручили за свой товар миллион долларов. Для такой суммы в стодолларовых бумажках потребуется чемодан изрядных размеров, тогда как в бумажках по 500 евро она помещается в портфель.

Однако высказывают и другое мнение. Проблемы с евро, говорят оптимисты, - не затянутся. Мы все научились быстро приспосабливаться к новому. Сверх того, есть все основания думать, что евро быстро пойдет вверх. В прошлом году наблюдался отток денег из еврозоны - просто потому, что денежные воротилы хотели спрятать свои доходы и увильнуть от уплаты налогов в момент перехода на евро. В связи с этим - евро падал. А теперь деньги (или, во всяком случае, их изрядная часть) возвращаются, поэтому новая валюта должна начать крепнуть и становиться привлекательной для бизнесменов. Да и представители среднего класса, которые много путешествуют, тоже увидят, как это удобно - пересекать границы, не меняя денег. Даже в Великобритании опросы общественного мнения показывают, что доверие к евро растет. Не исключено, что правительство уже скоро почувствует в себе достаточно силы для того, чтобы провести обещанный референдум, выиграет его, и страна войдет в еврозону.

Но возможен и другой сюжет. Вспомним, что даже в странах еврозоны население высказывается в пользу новой валюты весьма незначительным большинством. В сентябре в Германии предстоят выборы. Они станут пробным камнем успеха или неуспеха общеевропейской валюты. Если немцам покажется, что она нехороша - евро немедленно поползет вниз. И это может оказаться началом конца. Неслыханная в истории валютная империя, в громадной степени зависящая от процветания мощной германской экономики, может покачнуться - и даже рассыпаться, как карточный домик.