Целитель, способный утешить

Опубликовано: 18 апреля 2003 г.
Рубрики:

      Еще в давние времена задачи медицины определялись так: иногда излечить, часто облегчать, всегда успокаивать. Пациенты больше всего ценят внимание врача. Все больные хотят, чтобы их внимательно выслушали. Есть поговорка: «Сказал и облегчил душу». Знаменитый писатель М.Пришвин говорил: «По-видимому, все чудеса врачей сводятся к силе их внимания к больному. Этой силой поэты одухотворяют природу, а врачи поднимают больных с постели».

      Понимание врачом переживаний больного особенно важно потому, что при многих болезнях индивидуальные особенности отражаются на течении и исходе болезни. В стремлении понять пациента врач проникается сочувствием к его страданиям. Сочувствие к пациенту является основным движением сердца врача. Врач, умеющий конкретно подойти к каждому больному, войти в его внутренний мир, зажить его жизнью, «заболеть» его болезнью, знающий его переживания, — это наиболее надежный путеводитель для больного человека. Чтобы лечить больных, одних профессиональных знаний мало: успех лечения во многом зависит от личности врача, его опыта, широты взглядов, его душевного склада.

      Беседы врача вселяют в больных мужество, оптимизм, надежду на выздоровление. «Нет лекарств сильнее надежды», — утверждает А.Мунте. Психологическое состояние больного, его вера в успех лечения, доверие к врачу, жажда жизни играют огромную, подчас решающую роль даже у самых тяжелых больных. Лучший врач тот, который умеет успокоить, утешить, внушить надежду.

      Первейший долг врача — помочь пациенту избавиться от страха. Тревога и страх — сами по себе болезни. Наслаиваясь на другой недуг, они ужесточают его течение. Еще Сократ говорил, что нельзя лечить тело, не леча душу. Душевная поддержка во многих случаях способна оказаться эффективнее самых совершенных лекарств. Поэтому при одной и той же болезни одни больные сравнительно легко поправляются, другие болеют годами, а третьи умирают внезапно в расцвете сил.

      Влияние психики на состояние человеческого организма огромно. В человеке заложена мощная энергия психогенного характера, и ею нужно научиться управлять. Физически человек может быть слабым, но духовно он может быть непобедим. Нельзя уступать себя ни другим, ни обстоятельствам. Каждый из нас сильнее, чем ему кажется. Верно сказано, что мы можем вынести ровно столько, сколько взваливает на нас судьба.

      Не всегда в нашей власти изменить что-то вне нас, но разрушить или создать силу внутри нас можем только мы сами. Вот почему мы можем быть выше своей судьбы. Если сдают физические силы, то должна выручать сила духа, и тогда можно победить болезнь. Главную основу нашей жизни составляют не внешние обстоятельства, а внутренний мир. Что не может быть вылечено силами самого организма, то очень трудно или невозможно вылечить силами вне его. Пока человек жив, безнадежных ситуаций не бывает. «Для того, кто жив, ничего не кончено», — говорил Р.Роллан. Поражения не существует, пока сам человек не признал себя побежденным.

      Человек жив, пока надеется. Еще Авиценна отмечал, что надежда — один из лучших врачевателей. С исчезновением надежды человек лишается своего последнего источника сил. Когда уходит надежда, уходит жизнь. Вот почему надежда должна умереть последней.

      Нельзя говорить о враче в отрыве от его пациента, ведь и от его поведения во многом зависит успех лечения. Еще древнеассирийский врач Абдуль Фараджа говорил: «Нас трое: врач, больной и болезнь. Если же ты, больной, будешь на моей стороне, нас будет двое, и мы окажемся в большинстве, так нам легче будет победить. Если же ты, больной, будешь на стороне болезни, я останусь в одиночестве, и мне будет труднее». Беседы врача и пациента должны носить доверительный характер. Верно было замечено, что если после беседы с врачом больному не стало легче, то значит, с ним врач не разговаривал.

      От квалифицированного врача должно исходить утешение. Одним из условий успешного лечения является безоговорочное доверие к врачу. В США — свобода выбора врача, и если выбор сделан, не следует спешить обращаться к другому врачу того же профиля, не дождавшись эффекта от назначенного лечения. Когда врач имеет дело с терпеливым пациентом, верящим в могущество медицины и искусство выбранного врача, ему чаще сопутствует успех. Профессор медицины из Бостона Томас Инуи на заре своей карьеры разговорился со старым индейцем из племени навахо. Тот заинтересовался методами его лечения. Будущий профессор решил ответить попроще: «Даю больным лекарства». «Так ты, стало быть, неважный врач, — заметил индеец, — у нас такие есть, однако мы уважаем тех, к кому можно обратиться за утешением».

      Современная медицина стала специализированной. Человека словно разделили на множество составных частей. Диагноз основывается на исследованиях в специализированных лабораториях. Некоторые хирургические процедуры автоматизированы. Многие врачи смотрят теперь на свою профессию узко: проанализировать симптомы, поставить диагноз, назначить лечение. Такую работу, основанную на механическом понимании человека, легче поставить на поток. «Но нет ли опасности», — спрашивает профессор Инуи, — «что машины нивелируют роль врача, и эта профессия в конце концов исчезнет?» Профессор Инуи убежден: то, что в народе называют утешением, — не просто дополнение к профессиональным навыкам, а суть профессии врача. Человек нечто большее, чем сумма систем (нервной, гормональной и т.п.).

      Сторонники эволюционной медицины, которые исходят из целостного подхода к пациенту, считают: вмешательство в организм лучше свести к минимуму. Ведь некоторые реакции, например высокая температура при простуде, вполне кстати. Организму надо помогать, а не «думать за него». Но это требует больших знаний о человеке.

      Взаимоотношение между психологическим стрессом и физическим здоровьем сложны. Головной мозг посылает нервные импульсы в селезенку, в которой вырабатываются иммунные клетки. А поскольку биохимия мозга зависит от душевного состояния, оно может воздействовать на эти сигналы и влиять на способность противостоять болезни.

      При клинических испытаниях лекарств одним пациентам дают, например, плацебо (таблетку-пустышку), внешне неотличимую от лекарства, другим — подлинное лекарство. Хотя плацебо не содержат лечебного препарата, тем не менее, оно иногда помогает выздороветь. Врач Томас Делбанко из госпиталя «Бет Исраэль» в Бостоне в результате проведенных исследований выяснил, при каких недомоганиях «безлекарственное лечение» может оказаться достаточным.

      Двое ученых из Стендфордского университета решили изучить психологию отношений между пациентом и врачом. Больных раком груди объединили в группы. Одни получали терапию и навыки аутотренинга, другие пациенты с аналогичным заболеванием лечились строго индивидуально каждый у своего врача. В итоге больные первой группы прожили вдвое дольше, чем те, что встречались «с глазу на глаз» с врачом. Стоит задуматься: с каким настроением уходили от врача пациенты, что прожили вдвое меньше?

      Доктор Инуи убежден: дни строгих диагностиков, прописывающих утонченные лекарства, сочтены. Речь, разумеется, не идет о том, чтобы отказаться от знаний, накопленных медициной. Но надо вернуть профессию к ее истокам. Больных должен встречать целитель, способный утешить.

Комментарии

Аватар пользователя Александр

Больной не потерявший надежду борется за жизнь до конца.