Решение Верховного суда США

Опубликовано: 1 февраля 2010 г.
Рубрики:

Верховный суд США пятью голосами против четырёх посчитал неконституционным правило, принятое 20 лет назад и запрещающее корпорациям за свои деньги вести пропагандистскую кампанию в поддержку тех или иных кандидатов на пост президента или в члены Конгресса. Понятие "корпорация" включает также профсоюзные и некоторые другие объединения.

Америка бурно реагировала на эту новость. Одни посчитали, что теперь крупные, сверх-богатые корпорации смогут своими деньгами влиять на ход выборов, другие опасаются такого влияния со стороны профсоюзов, третьи утверждают, что Верховный суд оказался на стороне не свободы слова, а свободы покупать свободу слова.

Разъяснение Верховного суда связано с жалобой организации "Гражданское единение" (Citizens United), которой в 2008 году Федеральная избирательная комиссия запретила показывать на кабельных телеканалах документальный фильм с критикой Хиллари Клинтон, претендовавшей тогда на пост президента. Комиссия сослалась на правило, запрещающее политическую рекламу корпорациям и профсоюзам. Верховный суд признал это правило нарушающим Конституцию.

Эксперт по конституционному праву и главный редактор издаваемого институтом Катона журнала "Обзор работы Верховного Суда" Илья Шапиро считает, что решение Верховного суда не повлечёт за собой негативных последствий:

— Во времена президента Теодора Рузвельта в 1907 году был принят так называемый "Закон Тиллмена", по которому корпорациям запрещалось вносить деньги в избирательный фонд кандидата на выборную должность. Этот закон остаётся. Его никто не отменял. В 1947 году законодательный запрет был распространён и на профсоюзы. Этот закон тоже остался в силе. Недействительным признано решение 1991 года и пункт в законе Маккейна-Файнголда 2002 года о финансировании избирательных кампаний. Там говорилось об ограничении права корпораций, профсоюзов и некоммерческих организаций на публичные высказывания, в том числе, в средствах массовой информации, о кандидатах за 30 дней до первичных внутрипартийных выборов и за 60 дней до всеобщих. Верховный суд признал это нарушением Первой поправки.

Корпорация — как и человек, обладает определёнными конституционными правами. Например, правительство не может прийти в офис корпорации и конфисковать компьютер без веских на то оснований, только потому, что государству так захотелось. Конституция это запрещает. Если, скажем, в Законодательном собрании обсуждается законопроект об энергоносителях, в результате которого преимущества получит компания "Эксон", и пострадает конкурирующая компания "Сэноко", то у обеих компаний теперь есть одинаковое право выступать за или против законопроекта в рекламных плакатах, в платных рекламах на радио, телевидении, в газетах...

— Значит, отныне корпорация приравнивается к избирателю, имеет право открыто участвовать в политическом процессе?

— Корпорации могут выступать за или против тех или иных кандидатов в Конгресс, Сенат или на пост президента. Но вносить деньги в избирательные фонды кандидатов корпорации и профсоюзы по-прежнему не имеют права. Они могут выступать в поддержку кандидатов. Не потому, что хотят подкупить их, а потому, что позиция кандидата по какому-нибудь вопросу отвечает интересам корпорации или профсоюза. Учтите, что большинство корпораций — это не те, что входят в число 500 крупнейших, а те десятки и сотни тысяч мелких корпораций и некоммерческих групп. Кстати, практика показывает, что 500 крупнейших, которые входят в список журнала Fortune и политического влияния которых многие опасаются, как правило, поддерживают и республиканцев, и демократов, и того, и другого кандидата — на всякий случай. Такова давняя стратегия бизнеса, ибо не известно, кто победит. Не думаю, что Верховный суд, признав незаконными прежние правила, поможет получить преимущества какой-либо партии, какому либо кандидату. Остаётся в силе закон, запрещающий подкуп и взяточничество.

Илья Шапиро из Института Катона разъяснил также, что отдельные штаты и города имеют собственные правила проведения и финансирования избирательных кампаний. Например, более половины штатов страны не имеют никаких ограничений финансирования избирательных кампаний: люди могут вносить в избирательные фонды столько, сколько хотят, но это не должно быть тайной. Кандидат на выборную должность должен открыто отчитываться в получении пожертвований.

Скажем, каждый может увидеть, что Джордж Сорос или Билл Гейтс дал крупную сумму одному кандидату, из этого избиратели могут сделать свои выводы. В целом, законы большинства штатов, касающиеся финансирования избирательных кампаний, гораздо мягче, чем законы федеральные.

Каковы бы ни были те или иные решения, реальность такова, что деньги играют всё большую роль в политике.

О том, насколько далеко идущим является решение Верховного суда и как оно отразится на правилах игры в американской политике, станет более ясно уже в ноябре этого года, когда состоятся промежуточные, парламентские выборы.