Высокая цена дешевого мяса

Опубликовано: 1 февраля 2009 г.
Рубрики:

Роскошь вегетарианства

Меня часто спрашивают — трудно ли быть вегетарианцем? И я неизменно отвечаю, что в Америке быть вегетарианцем совсем не трудно, однако довольно дорого. Это парадоксальная ситуация, но питаться почти исключительно мясом, как это делает большинство американских семей, здесь выгоднее, чем придерживаться фруктово-овощной диеты. Однако американское мясо имеет свою, не определяемую ни в каких деньгах, цену. И цену эту приходится платить, как сельскохозяйственным животным, так и людям, которые потребляют продукты животноводства.

Явление, о котором пойдет речь, получило название factory farming — животноводство фабричного типа. Суть его заключается в том, что из живых существ, обладающих какими-никакими правами, сельскохозяйственные животные превращаются в сырье, из которого необходимо выжать максимальную прибыль в минимальные сроки и с минимальными затратами.

 

В таких загонах (feedlot) коров откармливают, доводя мясо до кондиции. Photo by Farm Sanctuary

Путь говядины

Мясная промышленность США прошла долгий путь от множества разрозненных ферм и ранчо до гигантских корпораций. В настоящее время производство примерно 80 процентов говядины контролируют 4 крупные компании. Три из них плюс еще одна — контролируют рынок свинины. И еще четыре компании держат в своих руках большую часть куриного бизнеса. К 1996 году 79 процентов мясных коров всей страны (более 22 миллионов в год) забивали всего на 22 бойнях. Такое укрупнение привело к тому, что мясная индустрия получила широкие возможности лоббирования, в результате чего государство фактически утратило над ней контроль. Разрастаясь, мясная индустрия постепенно вырабатывала наиболее выгодные алгоритмы производства мяса.

В 2007 году в США съели 26 миллиардов фунтов говядины. Ежегодно в США забивают более 30 миллионов коров. Где живут эти коровы?

Молодняк коров сначала содержат на открытых пастбищах, где животные проводят несколько месяцев или даже лет фактически под открытым небом и при минимальном уходе. Сказанное не относится к телятам (veal), которых забивают в возрасте от нескольких дней до года. В США телят, предназначенных на мясо, как правило держат в помещениях, в тесных клетках, в которых у них мало возможности для перемещения, что приводит к недоразвитию мышц и делает мясо очень мягким. Использование таких клеток было запрещено в Англии с 1990 года, а на всей территории Европейского Союза — с 2007 года.

Но вернемся к коровам. Трава, которую они едят, практически ничего не стоит, и если какая-то часть коров на этой стадии падет, убытки от этого небольшие. Однако если бы коров привозили на скотобойню прямо с пастбища, их мясо было бы жестким и волокнистым. Поэтому, когда масса животных достигает определенной величины, их сгоняют в загоны и везут на feedlot — кормовую базу. Именно здесь "живое мясо" доводят до необходимой кондиции, соответствующей требовательному вкусу избалованного потребителя.

На кормовых базах коровы проводят несколько месяцев, стоя плечом к плечу в тесных загонах по колено в навозе, и поглощают концентрированную высококалорийную диету, основу которой составляют зерно, костная и рыбная мука, а нередко и отходы мясного производства. Я избавлю читателя от живописания ужасов скотобойни, на которой заканчивается жизненный путь коров, но, думаю, и так понятно, что цена, которую платят животные за дешевизну мяса, достаточно высока. Однако и потребителям это мясо обходится недешево — они расплачиваются за него своим здоровьем. Ведь на каждом этапе, от кормовой базы до фабрик по обработке и упаковке мяса, корпорации используют любую возможность, чтобы максимально урезать свои расходы. Разумеется, за наш с вами счет.

 

В таких клетках выращивают свиней.

Урезать, так урезать

Чистку Авгиевых конюшен не зря засчитали Геркулесу за подвиг. Большое количество травоядных животных, собранных в одном месте, производят немыслимое количество навоза. И задача уборки этого навоза не из простых и не из дешевых. Как свидетельствуют фотографии и видео, снятые защитниками прав животных на различных фабриках по производству мяса, на этой статье расходов производители мяса экономят вовсю. В результате создаются все условия для заражения мяса сальмонеллами, кишечными палочками и другими бактериями. В 1996 году USDA (US Department of Agriculture — Министерство сельского хозяйства США) собрало образцы говядины с нескольких мясофабрик и обнаружило, что 7,5 процента всех образцов содержали сальмонеллу, 11,7 процентов — листерию и 30 процентов — золотистого стафилококка.

Экономят, как легко понять, и на рабочей силе. Основной контингент рабочих мясной промышленности составляют иммигранты — бесправные, часто безъязыкие, готовые мириться с чудовищной вонью, несоблюдением правил техники безопасности, высоким травматизмом, а также изнуряющим и отупляющим трудом. Жалуются они редко, а вот на животных отыгрываются довольно часто. Время от времени в прессе поднимается переполох, вызванный очередным видео, запечатлевшим забавы тружеников животноводства, после чего виновных немного журят, и они обещают исправиться. Но, как признали однажды представители USDA, единственным способом предотвратить издевательства работников фабрик-ферм над вверенными их заботе животными, является 24-часовое видео-наблюдение, что, конечно, вряд ли будет когда-либо осуществлено.

На этом, разумеется, методы экономии не исчерпываются. Далее в игру вступает химия. Чтобы сократить падеж скота от инфекций, которым способствует ослабленный стрессами иммунитет, неестественная диета и скученное содержание животных, их корм обильно приправляют антибиотиками, а чтобы ускорить "созревание" мяса, уменьшить содержание в нем жира и обеспечить требуемую нежную текстуру, на этом заключительном этапе жизни коров им имплантируют капсулы, содержащие гормональные стимуляторы роста. И если в Европе применение гормональных стимуляторов роста уже запрещено, то в США это все еще является официально узаконенной практикой, которую мясопромышленники агрессивно защищают. И немудрено — ведь на каждый доллар, потраченный на гормональные добавки, американский мясопромышленник получает в среднем 20-долларовое увеличение прибыли.

 

Неусвоенные уроки истории

Фермеры США начали давать коровам гормональные стимуляторы роста уже в 1950-х годах. Вскоре эта практика распространилась в Канаду, Европу и другие страны. Первым таким стимулятором был диэтилстильбэстрол (ДЭС) — синтетический заменитель женских половых гормонов, применяемый тогда в медицине для предотвращения выкидышей и некоторых других осложнений беременности.

ДЭС прекрасно справлялся со своей ролью стимулятора роста животных, однако к 70-м годам вокруг него стали сгущаться тучи. Все больше стало появляться данных, указывающих на то, что он — во-первых, сильный канцероген, а, во-вторых, вызывает ряд аномалий у развивающегося плода. Поэтому считавшийся ранее безопасным ДЭС вскоре был запрещен, сначала в медицине, а затем и в сельском хозяйстве. Европа этот урок усвоила, и в 1989 году на всей территории ЕС было запрещено применение любых гормонов при производстве, как мяса, так и молока. А вот США, Канада, Бразилия, Аргентина и некоторые другие страны, активно экспортирующие мясо, просто перешли на другие, якобы более безопасные гормоны.

Сейчас в США при выращивании мясных коров используют шесть гормонов. Это три натуральных гормона — эстрадиол, прогестерон, и тестостерон, а также три синтетических — зеранол (действует как женский половой гормон или эстроген), меленгестрол ацетат (гормон беременности, или гестаген) и тренболон ацетат (мужской половой гормон или андроген). Все гормоны, за исключением меленгестрола, который добавляют в корм, имплантируют в ухо животным, где они и остаются всю его недолгую жизнь, вплоть до забоя.

 

Гормоны на тарелке

Ну ладно, применяют американские мясопромышленники гормоны и антибиотики. А так ли уж это вредно? Да и остаются ли гормоны в мясе, или, может быть, выводятся без остатка? Может, Европа зря отказалась от гормонов?

На самом деле, если о вреде антибиотиков написано достаточно много, и уже хорошо известно, что злоупотребление ими ведет к появлению "супербактерий", то есть бактерий, которые отличаются исключительной устойчивостью ко всем антибиотикам, то с гормонами ситуация не столь однозначна. На основании доступных сейчас научных фактов, пока еще нельзя строго и определенно сказать, что мясо с гормонами вредит здоровью. Однако запрет на гормоны Европа ввела не просто так...

Прежде всего, необходимо осознать, что натуральные и синтетические гормоны, которые имплантируют сельскохозяйственным животным, имеют структуру, аналогичную человеческим гормонам, и обладают той же активностью. Поэтому все американцы, за исключением вегетарианцев, с раннего детства находятся на своеобразной гормональной терапии. Конечно, количество гормонов, попадающих в организм с мясом, не так велико, но, оказывается, даже небольшое отклонение от нормальной концентрации гормонов может сказаться на физиологии организма.

Особенно важно не нарушать гормональный баланс в детском возрасте, так как у детей, не достигших полового созревания, концентрация половых гормонов в организме очень низка, и малейшее повышение уровня гормонов существенно. Следует также опасаться влияния гормонов на развивающийся плод, так как в период внутриутробного развития рост тканей и клеток регулируется точно отмеренным количеством гормонов. Экспериментально показано, что все гормоны, применяемые в животноводстве, хорошо проходят через плацентарный барьер и попадают в кровь плода.

Но, конечно, наибольшее беспокойство вызывает канцерогенное действие гормонов. Экспериментально доказано, что половые гормоны стимулируют рост многих разновидностей опухолевых клеток, например, рака груди и матки у женщин, и рака простаты у мужчин.

Интересные данные были получены учеными из Бостона. Они обнаружили, что риск развития гормонально-зависимых опухолей у женщин напрямую зависит от уровня потребления мяса в детском и подростковом возрасте. Больше мяса — чаще опухоли. Такая вот простая закономерность. Остается добавить, что в США с 1970-х годов и до недавнего времени наблюдался заметный рост заболеваемости раком груди. В последние годы ситуация несколько стабилизировалась, но все равно ежегодно от рака груди умирают 40 тысяч человек, и диагностируется порядка 180 тысяч новых случаев.

 

Не только гормоны

Если о том, вредны ли мясные гормоны, ученые продолжают спорить, то в другом вопросе они достаточно единодушны. Диета, в которой преобладает мясо, повышает риск развития ряда злокачественных опухолей (преимущественно рака прямой кишки). Причин называют несколько. Прежде всего, при жарке, и особенно при приготовлении так любимого американцами барбекю (а также любимого россиянами шашлыка), в мясе образуется много канцерогенных соединений. Кроме того, канцерогенным действием обладают нитриты и нитраты, которые добавляют в мясо для подавления роста бактерий (в частности, бактерии ботулизма) и для придания ему свежего розового цвета. Так как мясопродукты обычно продаются в пластиковых упаковках, в мясо может проникать канцерогенное соединение бисфенол А, содержащееся в пластике. Развитию опухолей способствуют и насыщенные жиры мяса (они же повышают "плохой" холестерин, что ведет к сердечно-сосудистым заболеваниям).

И, наконец, с загрязненными кормами в мясо могут попадать токсины. Например, осенью 2008 года в свинине ирландского производства был обнаружен диоксин — тот самый яд, которым отравили Ющенко. Как выяснилось, корма, зараженные диоксином, были проданы в 37 свиноферм Ирландии. Из-за того, что в современном интенсивном животноводстве в корм животным идет всевозможная органика самого разного происхождения, включая промышленные отходы, риск попадания в мясо канцерогенных веществ постоянно существует.

Врачи рекомендуют есть мясо умеренно (чем старше человек, тем меньше мяса он должен есть) и разнообразить свой рацион фруктами, овощами и продуктами из цельного зерна. Но типичная американская диета выглядит иначе. Из-за того, что мясо относительно дешево, хорошо насыщает, и его легко приготовить, именно оно и стало основой питания. Но не только поэтому. Гигантским мясным корпорациям нужен потребитель, который потребляет много и регулярно. И они заманивают этого потребителя, не жалея сил на рекламу. Например, когда у нас в штате прошла очередная волна беспокойства по поводу коровьего бешенства (mad cow disease) и спрос на мясо упал, в городе Сиэтле повсюду были расклеены плакаты, изображающие корову с надписью "Съешь меня!" Другим хорошо известным рекламным призывом, пропагандирующим потребление мяса, является "Beef. It's what's for dinner". (Говядина. Это то, что на ужин.) Реклама идет с 1992 года в печати, по радио и на телевидении. В последнем варианте она сопровождается картинками гор, моря и иных пейзажей, выложенных из кусочков мяса, и призывом "открыть силу белка в стране нежирной говядины" (Discover The Power of Protein in the Land of lean Beef).

 

Корова-даунер. Photo by Farm Sanctuary

Даунеры для школьных завтраков

В феврале 2008 года федеральные службы постановили изъять из продажи 143 миллионa фунтов мороженной говядины, произведенной на скотобойне компании Westland/Hallmark Meat Co. в городе Чино, штат Калифорния. Причиной стала видеозапись, сделанная скрытой камерой, и распространенная средствами массовой информации, на которой было видно, как работники скотобойни используют электрошокеры, струи воды под высоким давлением и автоподъемники, чтобы дотащить до места убоя ослабленных, больных и покалеченных коров, уже неспособных подняться. Интересно, что мясо, производимое таким образом, было предназначено главным образом для школьных ланчей. Помимо вполне понятного возмущения жестокостью всего происходящего, родители также испытали шок от осознания того, что на тарелках их детей могло оказаться мясо коров, умерших от неизвестно каких болезней. В итоге, в мае 2008 года Министерство сельского хозяйства США приняло закон, согласно которому мясо коров-доходяг или даунеров (downer cows) не должно использоваться в пищу. Теперь идеалисты надеются, что этот закон заставит мясные фабрики улучшить условия содержания коров, чтобы сократить падеж, а пессимисты спрашивают, насколько строго будет соблюдаться этот закон и можно ли вообще гарантировать его соблюдение.

 

Выбор потребителя

Очевидно, что ни укоры совести, ни увещевания не могут заставить мясные компании изменить свое отношение к животным и начать улучшать условия их содержания. Сделать это могут либо законы, либо необходимость. Если, например, ученые найдут настолько неопровержимые доказательства вреда гормонов в животноводстве, что правительству придется ввести соответствующий запрет, тогда, возможно, улучшать качество мясо придется как-то иначе, например, повышая качество корма или обеспечивая животным на кормовых базах больше свободы передвижения. Но неплохо было бы, чтобы производить мясо теми методами, которые практикуются сейчас, стало бы вдруг невыгодно. Произойти это может только при одном условии — если людям, покупающим мясо, будет не все равно, в каких условиях содержали животных.

Ведь беря с полки в магазине тот или иной продукт, мы тем самым изъявляем свою волю потребителя, с которой промышленности приходится считаться. Именно воля потребителей заставила европейских политиков принять законы о запрете применения гормонов в животноводстве. Покупая, мы одобряем и поддерживаем, а отказываясь покупать, — осуждаем. Сейчас в Америке растет число людей, которые стали вегетарианцами не только ради своего здоровья, а в знак протеста против бесчеловечной практики фабричного животноводства. Также все больше людей стали проявлять беспокойство по поводу химических добавок в мясных продуктах — гормонов, антибиотиков, пестицидов. Поэтому производители мяса стали предлагать потребителям альтернативы:

Organicорганиковое (чтобы не путать с химическим термином "органический"). Так называют мясо, которое не содержит гормонов, антибиотиков, пестицидов и других вредных веществ. Такое мясо обычно существенно дороже обычного.

Cage-freeбез клеток. Относится в основном к птице. Куры и прочая домашняя птица содержатся без клеток в общем загоне.

Free-range — на свободном выпасе.

Vegetarian fed — вегетарианский корм. Пища животных не содержит костную и рыбную муку и другие отходы мясной промышленности.

Cruelty-free или guilt-free — мясо, "свободное от жестокости" или мясо произведенное "без чувства вины". Производители гарантируют, что относятся к животным с лаской и заботой, применяя максимально гуманные методы, как выращивания, так и забоя.

В реальности, разумеется, жизнь животных, выращиваемых по альтернативным методикам, может быть далека от пасторальных картинок, которые рисуют себе потребители. Однако, по крайней мере, такое мясо не содержит гормонов, антибиотиков и пестицидов, а значит, не должно быть так вредно для здоровья, как мясо, произведенное на "фабриках". А сам факт появления таких продуктов, причем, не только в специализированных магазинах для сторонников здорового образа жизни, но и в обычных супермаркетах, говорит о том, что количество людей, которые не желают поддерживать жестокость промышленного животноводства, уже достаточно велико и с их мнением теперь приходиться считаться. И это вселяет надежду.