Фрост против Никсона

Опубликовано: 1 февраля 2009 г.
Рубрики:

nixon-frost-w.jpg

Дэвид Фрост (слева) и Ричард Никсон
Дэвид Фрост (слева) и Ричард Никсон. Photo John Bryson / Camera Press
Дэвид Фрост (слева) и Ричард Никсон. Photo John Bryson / Camera Press
Ричард Никсон был избран президентом США в 1968 году. Хотел быть избранным и во второй раз, в 1972 году. Над этим работал специальный комитет Республиканцев по переизбранию президента. В июне 1972 года комитет совершил идиотский поступок: тайно послал своих людей ночью в жилой комплекс Уотергейт, в штаб-квартиру Демократической партии, для установки там подслушивающей аппаратуры. Какие секреты они надеялись там выведать? Для чего? Болванами оказались и установщики — их поймала охрана. Когда выяснилось, кто они такие, разразился чудовищный скандал. Демократы подали на Республиканский комитет в суд за вторжение. Главный вопрос был — знал ли об этом сам Никсон. Стали проверять звукозапись всех разговоров президента, ведущихся в Овальном офисе. Выяснилось, что в беседе Никсона с его помощником Холдеманом, происходившей через три дня после взлома, стерты 18 минут. Стало разворачиваться безумно сложное и запутанное следствие. Тем временем Никсона, несмотря на все это, в ноябре 1972 года переизбрали! Но следствие шло своим чередом, и вина президента становилась все более очевидной. Ему инкриминировали obstruction of justice — то есть, что он чинил помехи правосудию. В августе 1974 года, чтобы избежать сенатского импичмента, Никсон ушел в отставку. Но никакой вины за собой так и не признал. Судить его тоже не стали, потому что следующий президент, Форд, объявил ему помилование. Если бы стали, то ему могло прийтись плохо.

На своей калифорнийской вилле в Сан-Клементе Никсон принялся работать над мемуарами, и в июле 1975 года подписал договор с издательством на 2 миллиона долларов. До этого он получал и предложения на телевизионные интервью. Одним из предлагавших был англичанин Дэвид Фрост. Пресс-агент Никсона Лазар, по прозвищу "Свифти" (мы бы сказали — "Шустрик"), несмотря на свою шустрость, тянул с ответом почти год.

Но затем Никсон вдруг согласился на Фроста — тот предложил хорошие деньги. Фросту, правда, не удалось заинтересовать этим интервью крупные американские телесети. Зато он нашел инвесторов со стороны и организовал все отдельно, на чем, как потом выяснилось, и выиграл.

В марте 1977 года начались беседы Фроста-Никсона. Дома у Никсона это делать было нельзя, потому что рядом был радиомаяк береговой службы, и его сигналы мешали записи. Сторонник Никсона Гарольд Смит за 6 тысяч в месяц предоставил для интервью часть своего дома в 10 милях от Сан-Клементе. Записывали 12 раз, по три раза в неделю, каждый день по два часа, всего отсняли 28 часов 45 минут.

Отобрали из них шесть часов, разделили на четыре передачи, и показали в мае 1977 года. Передавали 145 американских и 14 заграничных станций. Зрителей оказалось 45 миллионов. Фрост в результате заработал на этом миллион, а Никсон — два, потому что им полагались проценты от дохода.

Фросту, сыну священника, было тогда 38 лет. Это был способный и энергичный человек. Он окончил Кембридж, где редактировал студенческую газету и литературный журнал, да еще руководил театральным обществом. На телевидении начинал с политической сатиры, потом перешел на более "солидный" материал. Он оказался единственным, кто с 1961 по 2007 год брал интервью у всех шести британских премьер-министров и семи американских президентов. В 1973 году был помолвлен с негритянской актрисой Дайан Кэррол, которая его бросила ради брака с владельцем бутика в Лас-Вегасе (и разошлась с мужем почти сразу из-за его "жестокого обращения"). Потом Фрост был недолго женат на вдове знаменитого актера Питера Селлерса. Сейчас — на дочери 17-го герцога Норфолкского. В 1993 году был произведен в рыцари, и с тех пор он — сэр Дэвид. Его недоброжелатели обвиняют его в безграничной самовлюбленности и даже в плагиате. После 40 лет работы на ТВ его состояние — 20 миллионов фунтов. Сейчас 70-летний Фрост ведет передачи для английской редакции небезызвестной станции "Аль Джазира".

При подготовке интервью с Никсоном на Фроста работала небольшая группа помощников. Их целью было превратить интервью в нечто вроде не состоявшегося суда над президентом и вынудить его извиниться. Одним из них был Джеймс Рестон, сын крупнейшего американского журналиста, редактора "Нью-Йорк таймс" и заклятого врага Никсона. Именно Рестон-младший раскопал неизвестный материал, который помог Фросту превратить интервью в сенсацию. Позже Рестон написал об этом книгу "Осуждение Ричарда Никсона". А книгой заинтересовался Питер Морган.

Интересно, что два, на мой взгляд, талантливейших драматурга современной Англии по происхождению — европейские евреи. Том Стоппард, настоящая фамилия которого Штраусслер, родился в 1939 году в Чехословакии, откуда его родители бежали в день нацистского вторжения. Отцом Питера Моргана был немецкий еврей по имени Моргентау, а матерью польская католичка Инга. Он бежал от Гитлера, она — от Сталина, и от этого союза беглецов в 1963 году в Англии родился Питер. Жена у него родом из Австрии, и семья Морган живет сейчас в Вене.

Морган любит писать про реальных политических деятелей. В 2003 году он написал телепьесу "Сделка" про то, как в лондонском ресторане Тони Блэр и Гордон Браун делили власть. В 2006 году он прославился на весь мир сценарием "Королева", по которому был поставлен фильм о "дуэли" между королевой Елизаветой и Блэром по поводу похорон принцессы Дианы. "Фрост — Никсон" — первая пьеса Моргана, с огромным успехом прошедшая в Лондоне и превращенная в фильм. Возможно, вскоре Морган выступит и как режиссер. Он собирается сам ставить свой новый сценарий "Особые отношения" — про Блэра и Клинтона в период с 1997 по 2000 год.

У меня нет слов, чтобы описать свой восторг от фильма "Фрост — Никсон" — произведения, на мой взгляд, совершенного во всех отношениях. Его безупречно рассчитанная конструкция поддерживает наш интерес с начала до конца. Схватка между журналистом и политиком начинается с уверенности Фроста, что он легко разделается с Никсоном, огорошив его первым же вопросом. Но опытный старый лис уходит от удара и начинает тянуть время. Постепенно Фрост приходит в отчаяние, уверенный, что он проиграл. Тут наступает резкий перелом — ночной звонок пьяного Никсона Фросту, который я бы назвала разговором двух гладиаторов, и открытие нового убойного материала Рестоном. Звонка, конечно, не было, но Морган придумал его великолепно и убедил нас, что мог бы быть. На последней записи Фрост торжествует — потерявший душевное равновесие Никсон впервые, три года спустя после своей отставки, фактически признает свою вину и то, что он "подвел" свой народ и политическую систему Америки.

Это лучший фильм превосходного американского режиссера Хауарда. Все у него играют блестяще — от пришедших из театральной постановки Майкла Шина (это актер, игравший Блэра в "Королеве", а здесь играющий Фроста) и Фрэнка Ланджелла (Никсон) до моего любимого Кевина Бейкона в роли помощника Никсона, бесконечно ему преданного. Механика закулисных переговоров передана упоительно.

На сайте "Гнилые помидоры" фильм получил небывало высокую оценку в 90 процентов (140 положительных рецензий из 155). Те немногие критики, кто недоволен, упрекают фильм в том, что он слишком очеловечил Никсона.

Больше всего меня взволновало в картине то, что можно назвать красотой демократической системы. Авторы вовсе не стремились подчеркивать эту мысль. Но для нас, проживших жизнь совсем в других условиях, невозможно не сравнивать. Демократия далеко не совершенна. Иногда она дает слишком много свободы там, где не надо бы. Иногда опирается на решения далеко не мудрого большинства. Но есть у нее простое достоинство, перекрывающее все ее недостатки. Это система, построенная на честности и правде. Благодаря этому она преодолевала до сих пор все препятствия. И это уважение к правде, любовь к ней подразумеваются в фильме, поднимая его над занимательным рассказом о том, как журналист одолел политика.

В нем не показано, что под натиском "третьего мира" американская демократия уже меняется в худшую сторону. Новые пришельцы в страну зачастую приносят с собой отнюдь не уважение к "честной игре", а нечто совсем другое. И поэтому я смотрела фильм о схватке правды с ложью, происходившей тридцать лет назад, с большой грустью — как воспоминание о том, что уходит навсегда.

 

ФРОСТ — НИКСОН
Frost / Nixon

Во многих кинотеатрах
Режиссер Рон Хауард

*****


***** — замечательный фильм
**** — хороший фильм
*** — так себе
** — плохой фильм
* — кошмарный