Неизвестный Мюллер

Опубликовано: 1 мая 2007 г.
Рубрики:

С большой долей вероятности можно предположить, что в закромах архива президента РФ (бывшего архива Сталина) могут лежать совершенно уникальные документы о пребывании после войны шефа Гестапо (4-й отдел службы безопасности Рейха, тайная государственная полиция) Генриха Мюллера в Москве и о тесном сотрудничестве «папаши» Мюллера с НКВД (точнее - НКГБ) еще с конца 1943 года.

Kонечно, сама идея не нова, она была сообщена коллегой Мюллера, начальником 6-го отдела службы безопасности Рейха (политическая разведка) Вальтером Шелленбергом в его мемуарах «Лабиринт» (изданных вскоре после его смерти в 1952 году). Но Шелленберг не сочинил свою сенсацию спустя годы после войны, а дал показания о том, что Мюллер работал на разведку КГБ следователям во время допросов при подготовке Нюрнбергского процесса в 1945 году. Эти показания не попали в официальные слушания трибунала, как не попало и многое другое - например, расстрел поляков, осуществленный НКВД в Катыни. Эти неприятные вопросы были исключены из рассмотрения советской стороной по требованию Сталина.

Не так давно вышла книга Валерия Шамбарова «17 мгновений Гестапо-Мюллера» на тему о возможной судьбе «советского Мюллера». В ней Шамбаров, как и все писавшие про эту сенсацию, ссылается, в первую очередь, на показания Шелленбрега.

Мемуары Шелленберга издавались как-то порционно: сначала вдова эсесовца передала их в иллюстрированный немецкий журнал «Квик», где далеко не все из них и вышли в виде серии сенсационных статей от имени вымышленного полковника Z. Позже мемуары вышли по-немецки уже под настоящим именем автора, а в 1956 году рукопись, проверенная большим знатоком Германии, английским историком Аланом Буллоком (он автор двухтомного исследования «Гитлер и Сталин»), была издана по-английски. Это издание мемуаров Шелленберга более полно и точно по сравнению с немецким, хотя и оно немного сокращено по сравнению с рыхлой и незавершенной рукописью. Именно с этого издания был сделан русский перевод 1991 года (обратите внимание на сроки издания мемуаров в Германии, Англии, России - 1953-1956-1991, то есть, в России мемуары появились спустя 35 лет).

Цитирую знаменательное место о Мюллере из мемуаров Шелленберга:

«Разговор пошел о «Красной капелле». Он весьма настойчиво стремился выяснить причины, которые крылись за фактами измены, и хотел получить представление об образе мыслей, на основе которых такая измена стала возможной.

- Национал-социализм не более, чем куча отбросов на фоне безотрадной духовной пустыни. В противоположность этому, в России развивается единая и совершенно не поддающаяся на компромиссы духовная и биологическая сила. Цель коммунистов, заключающаяся в осуществлении всеобщей духовной и материальной мировой революции, представляет собой своеобразный положительный заряд, противопоставленный западному отрицанию.

... Раньше никто подобных вещей от Мюллера не слышал. Для того, чтобы направить беседу по иному пути, я беспечным и шутливым тоном заявил:

- Превосходно, господин Мюллер. Давайте сразу начнем говорить «Хайль Сталин», и наш маленький папа Мюллер станет главой НКВД.

Он посмотрел на меня, в его глазах таилась зловещая усмешка.

- Это было бы превосходно, - ответил он презрительном тоном, и его баварский акцент проявился сильнее. - Тогда бы вам и вашим твердолобым друзьям буржуа пришлось бы качаться на виселице.

Враждебность его особенно усилилась с конца 1943 года, когда он установил контакт с русской секретной службой и мне приходилось считаться не просто с его личной неприязнью, но и с тем, что я объект ненависти фанатика. В 1945 году он присоединился к коммунистам, а в 1950-м - один немецкий офицер, возвратившийся из русского плена, рассказывал мне, что в 1948-м видел Мюллера в Москве. Вскоре после той встречи Мюллер умер».

Можно сомневаться в словах Шелленберга, но они имеют ряд очень сильных подтверждений. Самое важное из них, которое до сих пор нигде не отмечалось, заключается в следующем. В недавно вышедшей книге «Неизвестный Гитлер», в которой основные данные взяты из показаний слуги Гитлера Линге и его телохранителя Гюнше, нет ни одного упоминания о Мюллере - кроме последней страницы! А ведь Мюллер до самого конца, до 2 мая, находился в бункере рейхсканцелярии и все время там был на виду. Более того, он вел дело сбежавшего из бункера личного представителя Гиммлера Фегелейна (27 апреля), женатого на сестре Евы Браун и, таким образом, шурина - родственника фюрера, к тому же его любимца. И именно Мюллер настоял на расстреле негероического эсесовца, что и произошло уже после свадьбы Гитлера с Браун (29 апреля 1945 года). Ева Браун безутешно рыдала от ужаса потери не просто родственника, но также своего любимца, даже в большей степени, чем любимца Гитлера. И вот Линге и Гюнше, подробно описывая побег, поимку и скорострельный «суд» над Фегелейном, ни единым словом не упоминают при этом Мюллера! Называются десятки других, значительно менее важных нацистских бонз, но нигде и ни в каком контексте не упомянут шеф гестапо Мюллер, который в последние дни в бункере играл более чем важную роль.

Почему же такое феноменальное замалчивание его имени в книге, специально подготовленной для Сталина? У меня единственное объяснение: подполковник КГБ Парпаров, который переводил материалы допросов Гюнше и Линге, а потом составлял для Сталина книгу, хорошо знал, что вся послевоенная история Мюллера - большой государственный секрет. И что поэтому нельзя делать никаких упоминаний о том, что в последние дни Берлина Мюллер находился в рейсхканцелярии. Чтобы не наводить лишний раз на мысль: а куда делся этот Мюллер?

Впрочем, в этом месте вдруг Парпаров допустил небольшой прокол: он не вымарал фразу Гюнше, в которой ни с того ни с сего вдруг появляется Мюллер:

«Затем Гюнше попрощался с начальником гестапо группенфюрером СС Мюллером. Он тоже отказался от прорыва и решил застрелиться в Рейхсканцелярии».

Впрочем, это, пожалуй, не прокол. Фраза о решении Мюллера застрелиться в рейхсканцелярии оставлена сознательно. Именно для того, чтобы снять все вопросы. Невесть откуда вдруг взявшийся в бункере Мюллер кончает с собой, и все вопросы о дальнейшем его местопребывании снимаются.

Выполнил ли это решение Мюллер, нигде в книге не сказано. И это очень предусмотрительно, ибо тело Мюллера никогда не было найдено. Сталину не хотелось, чтобы кто-то шире, чем нужно, знал о Мюллере. Даже он сам. К тому же всегда есть опасность утечки информации, пусть из книги, изготовленной только для него. В будущем утечка возможна тем более. Сталину эта конспирация была точно известна. Вот почему о Мюллере не следовало писать. Но, тем не менее, один раз его имя в «книге Парпарова» «Неизвестный Гитлер» было упомянуто.

Из официальных справок:

«В июле-августе 1945 года союзная администрация распорядилась вскрыть все могилы в центре Берлина и перезахоронить трупы. На территории Имперского министерства авиации в отдельной могиле был обнаружен труп в форме группенфюрера СС, а в нагрудном кармане было найдено удостоверение на имя Генриха Мюллера, тело было перезахоронено на еврейском кладбище Гроссгамургштрассе. Однако эксгумация трупа 25-27 сентября 1963 года не дала подтверждения смерти шефа Гестапо: было установлено, что останки принадлежат как минимум трем лицам».

А это из биографии Мюллера в «Энциклопедии Третьего рейха»:

«Существовали и иные свидетельства, например, что Мюллер был убит во время боев в Берлине или что его якобы видели в Бразилии и Аргентине среди бежавших военных преступников».

А вот из фильма с участием многих работников спецслужб, политиков, историков: «Тайны века: Генрих Мюллер. Последнее мгновение весны»:

«В середине мая 1945 года среди дымящихся развалин Берлина был найден труп человека в форме группенфюрера СС. В нагрудном кармане кителя нашли служебное удостоверение, выданное на имя шефа гестапо Генриха Мюллера. Подлинность смерти одной из самых влиятельных фигур фашистской Германии уже тогда вызывала сомнения у многих. Но только в 1963 году, когда в мировой прессе появились сенсационные сообщения, что Мюллер якобы жив, власти ФРГ решили провести эксгумацию его могилы. Судебно-медицинская экспертиза установила, что в могиле покоятся фрагменты тел шести разных людей. Было сделано заключение: останки Генриха Мюллера в могиле отсутствуют».

Как видите, дело запутанное. Даже число трупов в «могиле Мюллера» различается - от трех до шести. Пусть там было шесть скелетов, но все равно ни одного, принадлежащего Мюллеру.

Однако, в этом деле есть одна тонкость: спрашивается, каким образом на некоем трупе, не принадлежащем Мюллеру, оказалась его форма с удостоверением на имя Мюллера в кармане? Этот казус можно объяснить только своего рода операцией прикрытия: русские вошли в здание рейхсканцелярии, где их уже ждал их суперагент Мюллер. Он снимает мундир, который тут же напяливают на первый попавший труп. Труп бросают в воронку, закапывают. Все, никакого Мюллера больше искать не нужно. Его нет, погиб. Сообщить, что Мюллер у русских - никак невозможно: международный скандал, он ведь один из главных военных преступников.

Но так как тело Мюллера впоследствии не опознали и не обнаружили (как это произошло и с Борманом, относительно которого имеется официальное решение германского суда о его смерти - он погиб во время попытки прорыва из бункера 2 мая 1945 года), то (внимание!): «В 1973 имя Мюллера вошло в список наиболее важных разыскиваемых нацистских преступников». В то время его еще можно было разыскивать - в 1973 году Мюллеру было бы 73 года. Сейчас уже и смысла нет - ему исполнилось бы 107 лет, на что надеяться никак нельзя.

Итак, что мы имеем в качестве предварительного итога?

1. Показания в мемуарах Шелленберга о том, что Мюллер уже весной 1943 года вел разговоры о превосходстве коммунистической системы (это было после Сталинграда), а с осени 1943 года установил связь с советской разведкой (после поражения вермахта под Курском).

2. Отсутствие трупа Мюллера.

3. Полное замалчивание пребывания Мюллера в бункере Гитлера в книге, приготовленной для Сталина. Первый раз Гюнше упоминает о Мюллере в конце книги, когда речь идет о 2 мая, дне прорыва из бункера. И упоминает только в контексте решения Мюллера застрелиться в бункере.

4. Мюллера усиленно разыскивал Моссад, но его усилия ни к чему не привели. А ведь, например, Адольфа Эйхмана нашли в Буэнос-Айресе, выкрали и доставили в Израиль для суда. Мюллера достали бы из-под земли в любом месте, но не в Москве. Не было никаких сведений о Мюллере и в центре Симона Визенталя по поиску нацистских преступников. Любопытно, что если советские официальные лица не раз говорили о необходимости розыска, например, Бормана, даже после того, как его останки были опознаны, то они никогда не говорили и не требовали поиска Мюллера.

Все это в высшей степени подозрительно и заставляет нас склониться к мнению, что Мюллер бежал и оказался в Москве.

Возможен ли был в принципе такой идеологический «оверкиль»? Вполне. И он не раз происходил, причем, в обе стороны. Например, все руководство да и «рядовой» состав Союза немецких офицеров, состоящего из пленных вермахта, действовавшего в тесном контакте с советскими спецслужбами, превратился из ярых нацистов в столь же пламенных коммунистов, выступивших под антифашистскими лозунгами. Многие деятели вермахта, в прошлом нацисты, получили в ГДР хорошие посты. Например, генерал фон Ленски получил должность в Политбюро, а полковник Адам - пост в Социалистической единой партии Германии.

В германском нацистском лагере самой заметной и зловещей фигурой оказался Роланд Фрейслер (1893-1945), председатель Народного трибунала в Берлине, «судья-вешатель». Он был добровольцем во время 1-й мировой войны, 5 лет находился в плену в России (в Сибири), стал членом РКП(б) и комиссаром, выучил русский язык. Не было, может быть, более ярого нациста, чем этот бывший большевик.

Гитлер полагал, что коммунисты - психологически вполне «наши люди», только неверно ориентированные. Их просто нужно повернуть в нужном направлении, и тогда они станут отличными национал-социалистами. Он не раз откровенничал:

«Я никогда не попрекну какого-нибудь маленького человека в том, что он был коммунистом. У них здоровые натуры, и побудь они подольше в России, наверняка бы вернулись домой исцеленными».

Наконец, есть еще одно косвенное доказательство того, что Мюллер сотрудничал с НКВД и перешел на сторону русских.

Всем хорошо известен фильм «Семнадцать мгновений весны». В нем много хроники времен нацизма, и в нем для создания как бы документальности все актеры подобраны с портретным сходством (плюс работа гримера) со своими прототипами. Немецкий актер Фриц Диц очень похож на Гитлера, Николай Прокопович - на Гиммлера, Визбор - на Бормана, Михаил Жарковский на Кальтенбруннера, Василий Лановой - на генерала СС Карла Вольфа.

Есть сходство между Табаковым и его героем Шелленбергом. И вот только между Мюллером и блестяще исполнившим его роль Леонидом Броневым нет никакого сходства.

Фильм курировали консультанты из КГБ, они же предоставили фотографии всех исторических персонажей фильма. Всех - кроме Мюллера. Как выглядел Мюллер, никто не знал. Даже режиссер Лиознова. И, возможно, автор сценария Юлиан Семенов, хотя он был своим человеком в кабинетах КГБ.

Броневой вспоминал:

«Архивный портрет моего героя Генриха Мюллера мне так и не показали. Я до сих пор понятия не имею, как он выглядит.

Я играл роль по-написанному так, как было в сценарии, чисто интуитивно.

Сам Юлиан Семенов несколько раз появлялся на съемочной площадке, но с нами, актерами, он практически не общался. Как правило, круг его общения замыкался на нескольких серых людях из КГБ, которые постоянно присутствовали у нас на съемочной площадке. И хорошо, что сегодня этот фильм смотрят с интересом, и Генриха Мюллера наши зрители знают таким, каким сыграл его я».

Зато Штирлиц-Исаев оказался более-менее похож... на Мюллера!

Этот странный казус обсуждал в своей статье в «Огоньке» Игорь Туфельд, журналист, давно живущий в Бостоне.

Он писал:

«Трудно предположить, что Татьяна Лиознова или Юлиан Семенов, имевший доступ к самым секретным архивам, не знали, как выглядел и в каком возрасте находился один из главных героев их захватывающего повествования. Но кому-то было крайне важно изменить внешность именно этого реального персонажа увлекательного детектива. Ведь недаром говорится, что «если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно». Кому же именно понадобилось до неузнаваемости исказить облик шефа гестапо Генриха Мюллера?

Туфельд высказал гипотезу, что под именем Штирлица-Исаева на самом деле имелся в виду самый высокопоставленный агент за всю историю советской разведки Генрих Мюллер. Впрочем, эту мысль высказал давно ни кто иной, как Шелленберг. Новое здесь то, что Вячеслав Тихонов, исполняющий роль Штирлица-Исаева, чем-то напоминает Мюллера! Не Броневой, играющий Мюллера, а Тихонов!

Сам Броневой говорит об этом так:

«О том, что мой персонаж Генрих Мюллер был внешне схож с героем Вячеслава Тихонова Штирлицем, я никогда прежде не слышал, это для меня новость».

Зачем же это было сделано?

Тут может быть такое объяснение: столь завуалированным образом руководство КГБ как бы намеком говорило о своей выдающейся работе, о невероятном успехе. Реальный Мюллер (а не выдуманный Штирлиц) передавал в центр важнейшую политическую информацию. Например, о том, что Турция собирается встать на сторону союзников, или о датах начала крупных военных операций, или что Даллес пытался вступить в контакт с представителем Гиммлера, генералом Вольфом, на предмет заключения сепаратного перемирия с немцами (или даже капитуляции немцев только перед союзниками).

То, что такая информация в центр приходила - факт. Сталин на основе этой информации писал резкие письма Черчиллю и Рузвельту, те оправдывались, что, дескать, мы только проверяли полномочия Вольфа - и не больше, а наши договоренности о безоговорочной капитуляции вермахта перед всеми участниками антигитлеровской коалиции незыблемы... Причем Сталин замечал, что его сведения совершенно достоверны, так как исходят от его информатора, который много раз доказал свою полную надежность и знание высших государственных секретов. Знать же о переговорах Вольфа с Даллесом могли всего несколько человек (помимо Гитлера - Гиммлер, Кальтенбруннер, Борман, сам Вольф и его адъютант), и среди них обязательно - шеф гестапо Мюллер, но никак не некий штандартенфюрер (полковник) «Штирлиц».

Если Мюллер действительно стал сотрудничать с НКГБ с конца 1943 года, то своими сведениями он вполне мог заслужить прощение Москвы. И перебежав 2 мая 1945 года к русским (точнее, подождав, когда русские сами пришли в рейсханцелярию), получить там убежище от преследований со стороны «международной общественности» в лице Трибунала, Центра Симона Визенталя, Моссада и любых мстителей фашистским преступникам. К тому же он продолжал быть очень полезным. Он много знал о всяких разведывательных сетях разных стран в Германии и о немецких - в других странах. Пользуясь своей феноменальной памятью, Мюллер помогал КГБ раскрывать не только немецких агентов в СССР, но и, скажем, американских в Германии, а также советских двойников или изменников в США и Европе. Он сообщал ценнейшие сведения о политиках, бизнесменах, ученых разных стран. Так что геноссе Мюллера следовало беречь и холить. Вряд ли кто-то из пленных немцев мог его «видеть в Москве», да еще в форме полковника советской армии. Такого секретного агента никак не могли демонстрировать кому попало.

Чем именно занимался Мюллер в Москве, что успел сделать, какие разговоры вел, с кем встречался и, наконец, когда умер - все это станет известным тогда, когда наконец-то кто-то из иностранцев, какой-то немецкий или американский историк найдет папку с делом Мюллера и опубликует ее за границей. А после этого и года не пройдет, как перевод этой книги появится в Москве. Время сейчас летит быстро.