Воскрешение «Последнего велосипедиста»

Опубликовано: 10 августа 2022 г.
Рубрики:

Вы ещё не видели фильм-спектакль под названием «Последний велосипедист»? Его уникальность в том, что он воскрес из мёртвых. Пьесу написал в 1944 году узник нацистского концлагеря «Терезиентштадт» Карел Швенк. Он же поставил пьесу с актёрами – узниками, но спектакль был запрещён после генеральной репетиции. Причём, запретили его не немцы, а Юденрат, то есть Еврейский административный совет лагеря. Члены Юденрата посмотрели генеральную репетицию и испугались реакции лагерного начальства. Тем, что нацисты не увидели спектакля, удалось продлить жизнь артистов и членов Юденрата ещё на несколько недель. 

 Терезин, гарнизонный городок за крепостной стеной, в 65 км от Праги, во время немецкой оккупации был превращён в гетто, затем в трудовой лагерь. Отсюда заключённых отправляли в Освенцим и в другие лагеря смерти. Терезиентштадт выполнял функцию показательного лагеря, в котором, как утверждала нацистская пропаганда, заключённые были изолированы для их же блага и жили полноценной творческой жизнью. Там были собраны еврейские интеллектуалы, люди свободных профессий, художники, музыканты, актёры. В этот лагерь нацисты допускали инспекторов Международного красного креста и здесь снимали документальные пропагандистские фильмы. В одном из таких фильмов промелькнул и Швенк. По словам тех, кто знал Карела Швенка как комедийного актёра, режиссёра, драматурга и автора песен, он представлял из себя нечто среднее между Чарли Чаплиным и Бестером Китоном. 

 Из Терезиенштадта немцы отправили Швенка в Бухенвальд, а когда Красная армия была на подступах к лагерю, остававшихся заключённых погнали на Запад. По дороге 28-летний Карел Швенк погиб. Это произошло всего за несколько недель до капитуляции Германии. 

 Текст пьесы пропал. 28-летний драматург и почти все артисты погибли. Чудом осталась в живых только одна участница спектакля Яна Седова, которая после войны стала актрисой чешского кино и театра. Она написала статью о лагерном спектакле. Почти через два десятилетия после войны Яна Седова восстановила по памяти текст, декорации, костюмы и поставила пьесу в авангардном театре «Рококо» в Праге. Но поскольку в тогдашней ЧССР – Чехословацкой Социалистической республике - сходство между абсурдом нацизма и абсурдом коммунизма бросалось в глаза, пьесу пришлось сильно изменить в угоду коммунистическому руководству. 

 Прошло более 50 лет, и за работу по восстановлению оригинального текста пьесы взялась американская писательница, драматург и продюсер Наоми Патц. Она не просто реконструировала заложенную в пьесе сатиру на режим, обвинивший во всех проблемах общества некоторые этнические, религиозные и национальные меньшинства, но показала живучесть такого рода абсурдных обвинений и в наше время. 

 В августе 2017 года спектакль был сыгран артистами нью-йоркского внебродвейского Вест-Энд-театра на сцене экспериментального театра La MaMa и снят как фильм-спектакль. Причем, в этом фильме воспроизведена атмосфера генерального прогона спектакля на публике, как это было в 1944 году в Терезиенштадтском гетто, когда артисты играли перед заключёнными. 

 Во время просмотра фильма-спектакля у меня захватывало дух от многослойного восприятия: я следил за развитием действия и параллельно думал о самоубийственной смелости автора и артистов, которые, находясь в нацистском концлагере, хотя и прибегли к аллегории, но явно высмеивали идеологию Третьего Рейха, объявившего своей целью уничтожение евреев. Одновременно я не мог ни на минуту забыть о трагической гибели драматурга и актёров. И, наконец, я представлял, как этот спектакль воспринимался бы сегодня зрителями, живущими в странах, управляемых диктаторами, которые всегда ищут «врагов», как внутренних, так и внешних. Не буду указывать пальцем, но, как говорил Бертольт Брехт, действие пьесы может происходить в любое время и в любой стране. Кстати, в пьесе Карела Швенка «Последний велосипедист» ощущается влияние Брехта. Например, вспоминается «Карьера Артуро Уи». Притчевость, карикатурность, фарс, некоторая скетчевость сцен в стиле кабаре... Недаром до войны Карел Швенк был артистом, автором и режиссёром театра-кабаре в Праге. 

 Жанр спектакля «Последний велосипедист» я бы определил как политический трагифарс. Но можно и так, как Брехт определял жанры некоторых своих произведений: пьеса-памфлет, пьеса-парабола. 

 Фильм-спектакль «Последний велосипедист» - абсурдистская комедия, в начале которой персонажи в поисках виновных останавливают своё внимание на велосипедистах и решают, что всех их надо арестовать, отправить на Остров Ужаса и обречь на голодную смерть. «Почему именно велосипедистов? - спрашивает кто-то. - «Потому же, почему евреев», - отвечает другой. Сразу становится ясно, что в роли евреев в этом спектакле выступают велосипедисты. А дальше действие разворачивается вокруг молодого торговца, который решает завоевать сердце любимой девушки, купив, на свою беду, велосипед. Он не мог предвидеть, что в это время из сумасшедшего дома сбегут его обитатели и объявят всеобщую борьбу с безродными велосипедистами. 

 В спектакле заняты 11 артистов, исполняющих по несколько ролей каждый. В фильме звучит написанный Карелом Швенком Терезиенский марш, ставший настоящим гимном заключенных Терезиенштадта. Новый текст написала Наоми Патц, а мелодию марша доработал и аранжировал композитор Стивен Фейгенбаум.

 «Последний велосипедист» - это ещё и пример силы духа еврейских актёров, которые средствами искусства боролись с нацизмом. Боролись оружием, которым располагали: иронией, сатирой, аллегорией, баснями, то есть теми художественными средствами, которыми пользуются артисты сегодня в странах с диктаторскими режимами правления. Пьеса удивительно современна, направлена против новых геноцидов, новых теорий превосходства одних народов над другими. 

 Почему актуальны сегодня произведения других чешских авторов, таких как Франц Кафка, Карел Чапек и Вацлав Гавел, или таких мастеров аллегории, как Эзоп, Аристофан, Джонатан Свифт, Михаил Булгаков, Бертольт Брехт, Евгений Шварц, Стругацкие?.. Почему пьеса Карела Швенка, написанная в 1944 году в нацистском концлагере Терезиенштадт, актуальна сегодня? Мы же не в лагере живём, правда? И не в сумасшедшем доме, правда? Или это нам только кажется?.. 

 ... Действие может происходить в любое время и в любой стране.

 

 Фильм-спектакль «Последний велосипедист» можно будет посмотреть на Тринадцатом канале американского общественного телевидения 16 августа в 9:30 вечера и 21 августа в 11 вечера. Продолжительность – полтора часа. 

Трейлер и фотографии предоставлены театральным пресс-агентством Beck Lee.

  

Комментарии

A review from a Russian writer/publication may not seem what people are seeking nowadays, but this review of The Last Cyclist is quite moving, actually. To quote in translation: "I imagined how this performance would be perceived today by viewers living in countries ruled by dictators who are always looking for "enemies", both internal and external. I won't point fingers, but as Bertolt Brecht said, the play can take place at any time and in any country...Why is the play of Karel Schwenk, written in 1944 in the Nazi concentration camp Theresienstadt, is it still relevant today? We don't live in a camp, do we? And not in a madhouse, right? Or does it just seem to us? ... The action can take place at any time and in any country."

Dear Alexander,

Being very American, I am taking the liberty of addressing you by your first name. I hope that is not an error and, if it is, I apologize for the informality.

I am moved, honored, touched, and thrilled by the way you have characterized the significance and relevance of The Last Cyclist in your review, which I have read in Google Translate – an imperfect vehicle, to be sure, but which nevertheless conveys the power of what you wrote. I read it as your very deep, personal understanding of what I believe is the film’s enormous relevance in the dreadful world in which we find ourselves today.

Thank you.

Shabbat shalom.

Naomi