Петр Первый и его Россия. К 350-летию Петра Первого

Опубликовано: 10 мая 2022 г.
Рубрики:

Как известно, Россия планирует грандиозные торжества в связи с приближающимся 30 мая (8 июня) сего года 350-летием со дня рождения Петра I. В эти дни, когда в Украине продолжается война, развязанная путинским режимом во имя т.н. «денацификации и демилитаризации», всем, интересующимся российской историей, также имеет смысл вспомнить царя, а затем императора Петра Первого, или Великого - одну из главных титульных фигур истории России.

 

В 2017 г. Левада-центр (ныне включённый в список «иностранных агентов») опубликовал данные опроса россиян о том, кто — по их мнению — являются «самыми выдающимися людьми всех времен и народов». В первую пятерку вошли Сталин (surprise!), Путин, Пушкин, Ленин и Пётр I.

Каким бы показательным, для осознания устойчивых приоритетов россиян, ни являлось включение в этот список одиозных личностей типа Сталина и Ленина, в данной статье позволю себе воздержаться от комментариев по этому поводу. Сосредоточимся исключительно на личности царя Петра и на его роли в преобразовании России.

Хочу сразу сознаться, что фигура Петра I даже сейчас, когда стало известно многое из истории того времени, рефлекторно ассоциируется у меня с харизматичным правителем и позитивным переломом российской истории. Прославленный своим коллегой по «великолепной пятерке» Пушкиным, фильмами советских и постсоветских режиссеров, величественными строениями, мостами и памятниками «Северной Венеции», Пётр предстаёт великим реформатором, за четверть века продвинувшим Россию на двести-триста лет вперёд. Во многом так оно и было. Но как любая «революционная ломка старого мира», реформы царя вынудили народ заплатить огромную цену - не только бесчисленными жизнями и адскими муками современников, но и искаженным - до сего времени - национальным сознанием. Именно в оценках этого факта, а не в попытках «судить» деяния Петра I c позиций сегодняшнего дня, заключается подлинный анализ деятельности великого реформатора.

Но сначала о его многих свершениях. Великие и одновременно «костоломные» реформы Петра I затронули все области национальной жизни, включая административное управление, промышленность, торговлю, технику и культуру.

Примерно с 1700 г., после путешествия в Европу, Петр I стал придавать первостепенное значение промышленному развитию России. В гигантских масштабах создавались металлургическая отрасль и заводы по обработке сырья. Промышленники получали многочисленные привилегии, в том числе право покупать крепостных крестьян для работы в «мануфактурах», а в иных случаях и субсидии. Стали активно применяться заграничные технологии, в страну было привлечено множество иностранных специалистов. Внешнеторговый оборот при Петре I увеличился в семь раз, и к середине 18 века Россия оказалась в состоянии обогнать Европу по объёму металлургических производств. В то же время торговля при Петре облагалась новыми налогами, что не могло не сдерживать ее оборота.Тарифная же политика поощряла экспорт и ограничивала импорт, что поощряло производителей и купцов внутренних товаров.

Петр I был первым правителем России, который спонсировал светское, нецерковное образование. В соответствии с его указами открылись школы и училища, куда принимали детей солдат и чиновников. Активно продвигался перевод книг с западноевропейских языков. Подданным разрешалось (а иной раз повелевалось) выезжать за границу для получения образования. Был модернизирован алфавит, введен юлианский календарь. В 1703 г. была учреждена первая в стране газета «Ведомости», а в 1724 г. - Российская академия наук. При Петре, с активным участием любимой сестры Петра Натальи, получил реальное развитие и впервые вышел к публике русский театр.

В 1722 г. Петр Великий ввел «Табель о рангах», формальный список чинов в армии, флоте, гражданской администрации и при царском дворе. Установление «Табели о рангах» являлось прямым ударом по власти потомственного дворянства, или бояр. С того момента выходец из незнатного рода и даже способный простолюдин получил возможность продвигаться вверх по служебной лестнице при достаточном усердии, навыках и, конечно, удаче. 

Одним из многих примеров такого рода является крепостной слуга гр. Шереметева Алексей Курбатов, ставший главой одного из финансовых управлений России, затем вице-губернатором Архангельска. Следует упомянуть, что Пётр обладал полезным даром находить способных и эффективных помощников. При этом его мало интересовала их родословная. Так, обладатель множества достоинств и не меньшего числа пороков, ближайший сподвижник и фаворит царя Меншиков в юности, по легенде, торговал пирожками, а вице-канцлер и видный дипломат Шафиров был сыном польского еврея, переводчика в Посольском приказе.

Применение «Табели о Рангах» создало новое поколение талантливых и преданных царской власти гражданских и военных администраторов, не обладавших высоким происхождением. «Табель о рангах» оставалась в действии до революции 1917 года.

В 1711 году Петр упразднил Боярскую думу и учредил новый государственный орган - Правительствующий Сенат, состоявший из 9, позднее из 10 членов. Сенат координировал действия различных центральных и местных органов, контролировал сбор налогов, устанавливал статьи расходов и разрабатывал законы империи.

До вступления во власть Петра I административная система России оставалась крайне устаревшей и маловразумительной. Петр улучшил управляемость огромной территории России посредством реформы 1708–1710 годов, разделив страну на восемь губерний. Его вторая административная реформа 1719 г. усовершенствовала предыдущую с помощью системы провинций, созданной по образцу шведской. Губернаторства были разделены на провинции, а провинции — на районы. Кроме того, в 1717 году Петр учредил 9 (позднее 12) коллегий, прообразов будущих министерств, которые управляли вопросами коммерции, мануфактур, судебной системы, иностранных дел и т.д. 

Пётр модернизировал армию по западным образцам, установил свод военных законов и создал российский флот. При нем были построены и закуплены за границей десятки парусных кораблей и сотни весельных (галер). В результате доставшихся дорогой ценой военных побед Пётр обеспечил своей стране выход к Балтийскому, Чёрному и Каспийскому морям и построил первый европейский город России - несравненный Санкт-Петербург. По окончании тянувшейся 21 год Северной Войны со Швецией (и очередного передела Европы) Россия стала одной из самых могущественных стран Европы.

Таковы реальные достижения Петра, охотно перечисляемые в публикациях, лекциях и учебниках в России. Не столь явно освещается обратная сторона действительно грандиозных реформ.

Нуждаясь в деньгах для войн и преобразований, Пётр постоянно вводил новые налоги, как прямые, так и косвенные. Прямыми налогами стали рекрутский, корабельный, налог на бороду, на дубовые гробы, на государственные бумаги и т.п. К числу косвенных налогов относились рыбные, медные, медовые, конские, банные. К 1724 году, в России насчитывалось около 40 различных налогов. Петр учредил особую должность — прибыльщиков, обязанных «сидеть и чинить государю прибыли», т. е. изобретать новые источники доходов казны. Был введен гербовый сбор (по инициативе вышеупомянутого Алексея Курбатова), подушный сбор с извозчиков — десятая часть доходов от найма, налоги с постоялых дворов, с печей, с плавных судов, с арбузов, орехов, с продажи съестного, с найма домов, со свадеб, ледокольный и др. Раскольники были обязаны уплачивать двойную подать. В 1724 г. прямые налоги были заменены подушной податью (с каждого жителя мужского пола из податных сословий, независимо от возраста), в сумме, однако, превышающей существовавшие прямые налоги. В результате тяжелых налогов и прочих повинностей, прижизненная популярность Петра среди простого народа была крайне низкой.

Петровская эпоха известна всепроникающим стремлением государства к регламентации экономической, общественной, культурной и даже частной жизни, без учета интересов каких бы то ни было групп населения. Задумав очередной план государственного развития, Петр не останавливался перед любыми людскими затратами. По мнению современников, гигантские стройки Санкт-Петербурга и Таганрога стоили 60-100 тысяч жизней каждая, в результате тяжелейших условий труда и жизни согнанных из деревень строителей. Северная война обошлась России приблизительно в 140 тыс жизней, из которых 80% составляли небоевые потери (от болезней, голода и тягот войны). Ещё около 100 тыс. потеряли союзники Петра - Польско-литовский союз, Дания и Саксония. Впрочем, сравнимые потери понесла Швеция и ее союзники, также с подобным процентом умерших от болезней и тягот войны.

Петр крайне жестоко относился к ослушникам своей воли, противникам нововведений и всем, кто, по его мнению, мешал или мог помешать его планам укрепления государства. Известный бунт стрельцов 1698 г. состоялся во время отсутствия Петра в стране. Возвратившийся из-за границы в августе 1698 г. Пётр I был неудовлетворён розыском в связи с недостаточным количеством наказанных (56 повешенных зачинщиков, 140 наказанных кнутом и сосланных, 1965 отправленных в тюрьмы по городам и монастырям). В результате 17 сентября уцелевших стрельцов начали пытать в 14 «застенках» в Преображенском. Жёны, сестры, родственники стрельцов и служанки царевны Софьи (подозреваемой в подстрекательстве мятежников) также были подвергнуты допросам и пыткам. Всего было казнено более тысячи стрельцов - четверых изломали на колесе, остальным рубили головы или вешали. Около 600 были биты кнутом, клеймены и сосланы. Пятерым стрельцам Петр I отрубил головы лично, а приближенным боярам и дьякам приказал взять в руки топоры и участвовать в рубке голов. Многим из казнимых довелось претерпеть добавочные мучения во время казней из-за неумелости подневольных палачей. Зато, как обычно, пригодился сноровистый Александр Меншиков, который умело заканчивал работу некоторых палачей-дилетантов. По приказу царя, трупы повешенных стрельцов и отрубленные головы на шестах запрещалось убирать в течение 5 месяцев. Стрелецким жёнам и детям предписали покинуть Москву. Запрещено было давать им работу или милостыню, вследствие чего они оказались обречены на голодную смерть.

После подавления астраханского бунта 1705-06 гг. было казнено и умерло от пыток 365 человек.

В 1717 г. Пётр лично участвовал в допросах и пытках своего сына и наследника Алексея, подозреваемого в заговоре. Петр, верный законам круговой поруки, привёл на пытку родного сына всех своих любимцев: Меншикова, кн. Долгорукого, кн. Головкина, с женою которого находился в связи, Апраксина, Мусин-Пушкина, Стрешнева, Толстого, Шафирова и генерала Бутурлина.В процессе следствия Алексей то ли умер от пыток, то ли был убит в заключении. Незадолго до его смерти был подвергнут колесованию бывший глава Адмиралтейства Кикин, покровитель Алексея.

Именно при Петре получило особое развитие т.н. «слово и дело», когда любой человек, произнесший в публичном месте или в одном из «приказов» (госучреждений того времени) эти зловещие слова, имел возможность обвинить кого угодно в совершении государственных преступлений. А к таким преступлениям относилась и любая критика петровских нововведений, и «ругательные слова» по отношению к царской семье или власти, и недонесение о них… Разумеется, многие использовали «слово и дело» для сведения счетов, для устранения неугодных личностей, с целью выгоды (чтобы завладеть имуществом родственника или соседа), а то и просто по злобе. Наказания за ложное донесение было достаточно мягким, так что никто и никогда не мог быть уверен, что не попадет в тюрьму, ссылку или в руки палача. Усматривается некая параллель со сталинскими временами, не правда ли? 

А установленное ещё в 1649 г., применение «слова и дела» было отменено Петром III в 1762 г. В его указе это выражение было объявлено ничего не значащим и впредь запрещённым к употреблению.

Напомню читателям еще о нескольких казнях, произошедших по сценарию и по воле Петра Великого - в то время, как и во все последующие, ничто не делалось в России без повеления верховного правителя.

В 1718 г. Петру стало известно, что его бывшая жена Евдокия, отправленная царем на послушание в Суздальско-Покровский монастырь 20 лет назад, живет как мирянка, ведёт разговоры, осуждающие царя, и сожительствует с майором Глебовым. Как и много лет спустя в России, для усугубления вины, Евдокия, Глебов и монастырские духовные лица были обвинены в заговоре против власти. «Виновных» казнили в Москве, причём Глебов, после жестоких пыток (наказание кнутом, дыба, три дня на доске, утыканной гвоздями), был посажен на кол; предприняли специальные меры, чтобы продлить его мучения, длившиеся 14 часов. Многие монахи и монахини, а также сама Евдокия подверглись порке кнутом.

В 1724 г. был колесован 73-летний имперский обер-фискал (глава учреждения по надзору за финансовыми злоупотреблениями) Алексей Нестеров, выходец из крепостных крестьян. Царскую службу Нестеров начал в упомянутой выше должности прибыльщика. Человек прямой, деятельный и принципиальный, вскрывший сотни нарушений на различных уровнях Петровской администрации и неоднократно поддерживаемый царем в делах против именитых аристократов, обер-фискал нажил смертельных врагов среди влиятельных людей. Обвинённый в воровстве и взятках, Нестеров, по мнению ряда историков, пал жертвой сановных клеветников, злоупотребления которых он по должности расследовал.

В том же году был казнен на плахе за связь с царицей Виллем Монс, камергер царского двора и военачальник, предполагаемый любовник второй жены Петра Екатерины и родной брат его бывшей фаворитки Анны Монс. Официальное обвинение, как это издавна принято в России, содержало взяточничество и другие противозаконные действия. В деле Монса усматривается ещё одна параллель со сталинским режимом - ложный приговор подписали 7 петровских приближенных, включая известных в истории Ивана Мусина-Пушкина и Якова Брюса.

Впрочем, жестокими казнями не пренебрегали и другие европейские правители. Так, по приказу шведского короля в 1707 г. колесованию и четвертованию за измену был подвергнут Иоганн Паткуль, чиновник, генерал и дипломат, последовательно состоявший на шведской, польской и российской службе.

Искреннее чувство долга и ответственности перед государством (царь говорил «я - первый слуга государства»), неуемная энергия и уважение к дисциплине сочеталось у царя Петра с отсутствием сострадания и милосердия, откровенным пренебрежением к чувствам подданных и нормам морали. Это был совершенно неординарный правитель, человек выдающихся способностей, с отчетливо выраженным государственным мышлением, умевший строить исполинские планы и добиваться их исполнения. К тому же на достаточно профессиональном уровне овладевший ремеслом кораблестроителя, навигатора, плотника, токаря, часовщика, садовника и каменщика, даже пытавшийся, не всегда удачно, выступать в роли хирурга и дантиста. И кстати, как указано выше, палача.

Мнения о Петре I и его деятельности были полярно противоположны ещё при жизни и продолжают оставаться таковыми в течение столетий.

Я ограничусь тем, что приведу две цитаты известных в российской истории людей. 

Михаил Ломоносов, восхищенный размахом деятельности Петра и его любовью к наукам, говорил: «Ежели человека, богу подобного по нашему понятию, найти надобно, кроме Петра Великого не обрести». И в одной из своих од писал: «Он бог твой, бог твой был, Россия!».

А вот слова Льва Толстого:

«С Петра I начинаются особенно поразительные и особенно близкие и понятные нам ужасы русской истории.

Беснующийся, пьяный, сгнивший от сифилиса зверь 1/4 столетия губит людей, казнит, жжет, закапывает живых в землю, заточает жену, распутничает, мужеложествует, пьянствует, сам, забавляясь, рубит головы, кощунствует, ездит с подобием креста из чубуков в виде детородных членов и подобиями Евангелий — ящиком с водкой славить Христа, т. е. ругаться над верою, коронует бл#дь свою и своего любовника, разоряет Россию и казнит сына и умирает от сифилиса, и не только не поминают его злодейств, но до сих пор не перестают восхваления доблестей этого чудовища, и нет конца всякого рода памятников ему».

Петр искренне намеревался за короткий срок преобразовать жизнь народа, быт, мораль и религия которого были заражены бациллами вековых предрассудков, суеверий и невежества. В результате, изменив внешний уклад жизни, поощряя науку, подняв на новый уровень промышленную технологию и административную систему и пытаясь ускорить исторические процессы, он не только не добился изменения нравственности, религиозных устоев и морали народа, но и ухудшил их. Жестокость правителя, многочисленные жертвы и казни забылись, но осталось пьянство, в значительной степени привитое и практиковавшееся царем (поразительные сведения о пьянстве царя и его окружения находятся в записках Юля Юста, датского вице-адмирала и посланника при Петре Великом в 1709-1711г.), незыблемый приоритет государства над личностью, пренебрежение к судьбе и страданиям отдельного человека и бездумное преклонение перед «сильным правителем».

Отдавая должное колоссальной реформаторской деятельности и выдающимся способностям Петра I, можно утверждать - современная Россия обязана ему значительной частью своих пороков.

 

Комментарии

Аватар пользователя Соня Тучинская

Григорий, дочла до середины и подумала, вот я сейчас автору подкину Левочкин отзыв на Петрушу. Глянь, а он  у автора  тут как тут. Припасен был на посошок. Получилось  достойное крещендо финала. Как здоровско, что еще есть умеющие писать люди с нетрафаретным мышлением.

Премного обязан, Соня. Я всегда любил Питер, мосты, коней, Исаакия, Успенский собор, кунсткамеру…
Это единственное место, которое посетил после отъезда. Как ни крути, а замутил все это Пётр. Мир праху Петра, а вот его место в истории следует понимать умом. Помните, как сказал Губерман?

Аватар пользователя Соня Тучинская

Место у него колоссальное в истории русской, что бы там Левочка не клепал на него, и Вы не собрали, и даже вполне правдиво.

Нет, Григорий, что Губерман, не помню. (Напомните мне пож.).

Размах  совмещающихся в фигуре Петра антиномий блистательней  всех выразил в своих "Стансах" Пушкин. Помните, "В начале славы и добра, гляжу вперед я без боязни...."