Корабли – фрики. Часть 3. Корабли-кораблевозы (окончание)

Опубликовано: 15 декабря 2021 г.
Рубрики:

В предыдущем очерке мы говорили о кораблевозах военного, научно-исследовательского и транспортного назначения. В новом очерке я хочу рассказать об использовании кораблей - кораблевозов в рыбной промышленности.

Я как ветеран, проработавший в рыбной отрасли более 40 лет, могу с гордостью заявить, что впервые кораблевозы появились много веков назад именно у рыбаков, а точнее, у китобоев. Примерно в XVI веке они стали применять парусные суда, которые доставляли в район промысла несколько вельботов (от английского whale boat – китобойное судно- С.Б.). Эта идея десантирования судов получила дальнейшее развитие во второй половине XIX века в США. Именно тогда в составе американского промыслового флота появились довольно большие шхуны, которые доставляли в район промысла несколько лодок. Там эти лодки расходились по акватории, выставляли крючковые снасти, потом сдавали улов на судно-матку, получали снабжение и снова уходили рыбачить.

В XX веке подобные суда стали строить японцы для ярусного (то есть для крючкового) лова тунца. Они стали строить тунцеловные базы с несколькими ботами на борту. Эти суда хорошо проявили себя на промысле, и когда в шестидесятые годы минувшего века Министерство рыбного хозяйства СССР приняло решение приступить к освоению тунцового промысла, оно заказало в Японии пять тунцеловных баз типа «Ленинский луч», и распределило их по бассейнам: две базы были переданы Западному бассейну – в Калининград, две – Дальневосточному бассейну, в Находку и одна – Южному бассейну, в Керчь. Каждая база несла на себе шесть туноботов, когда база приходила в район промысла, с помощью специальных устройств боты спускались на воду и, расходясь в разные стороны от базы, ловили тунца.

Каждую ночь боты возвращались к базе, передавали улов, получали снабжение и со сменным экипажем уходили на сутки в новый рейс. На базе из свежепойманного тунца делали отличные консервы, мороженую продукцию, а отходы перерабатывали на кормовую муку. На одной из этих баз «Солнечный луч» я совершил плавание из Калининграда в Гвинейский залив. Это первое в моей жизни морское плавание длилось 183 суток и оставило неизгладимые впечатления, которыми я поделился с читателями журнала «Чайка» (15 июня 2020 г. За тунцом в Центральную Атлантику). К сожалению, дальнейшего развития этот вид промысла у нас не получил и после распада Советского Союза тунцеловные базы прекратили работу и пошли на переплав. 

Но самым ярким (и, к сожалению, самым трагичным) представителем корабля – кораблевоза явилась построенная в Советском Союзе плавбаза «Восток», которая зарегистрирована в книге Гиннеса как самое крупное за всю историю рыбопромысловое судно. «Восток» — это выдающееся и - как оказалось впоследствии – бесполезное творение российских учёных, конструкторов и строителей, которое могло родиться только в стране с развитым социализмом, где народ живёт более чем скромно, а правительство способно тратить немыслимые деньги без тщательного технико-экономического исследования, без трезвой, объективной оценки тенденций в развитии той отрасли, в которой предполагается использовать судно. База «Восток» создавалась в те годы, когда над всеми нами – учёными и конструкторами - довлели сиюминутные политические амбиции со стороны власть предержащих, которые настоятельно желали показать, что Советский Союз - самая сильная, самая могучая держава в мире, что, как сказал поэт, «мы впереди планеты всей».

Нас, идеологов создания новых судов, развращало сознание, что мы можем тратить на постройку и эксплуатацию судов любые деньги, потому что на развитие флота правительство отпускало огромные средства и там, где любое частное предприятие давно уже было бы разорено, наши управления рыбной промышленности, конструкторские бюро и судостроительные предприятия успешно работали, а все убытки беспроблемно покрывались правительственными дотациями. И история базы «Восток» явилась убедительным уроком и наглядным примером того, насколько несостоятельно и бесперспективно общество, в котором политические соображения довлеют над экономикой, а подчас и над здравым смыслом.

Когда Советский Союз начал широкое наступление на Мировой океан, и рыболовный промысел приобрёл глобальный характер, Министерство рыбного хозяйства СССР стало заказывать все более крупные суда, равных которым не было ни в одной рыбодобывающей стране. Наши траулеры и сейнеры стали работать во всех районах Мирового океана, преимущественно у берегов Африки, Азии, Америки. Вот тогда-то и родилась идея огромной плавбазы, которая будет доставлять к чужим берегам (в основном к берегам Африки), целую флотилию небольших траулеров, которые будут самостоятельно вести промысел и сдавать улов на базу. Не испытывая никаких ограничений ни в производственной базе, ни (что самое главное!) в финансах, на кульманах ЦКБ (центрального конструкторского бюро) «Морпромсуд» в Ленинграде родился проект удивительного корабля – монстра, на палубе которого располагалось 14 рыбодобывающих судов (сокращённо РДС).

Информация об этом шедевре разлетелась по всему миру, печатные издания всего мира были заполнены фотографиями и восторженными статьями. Ещё бы! Самое большое в мире рыбопромысловое судно длиной 225 м, то есть если его поставить «на попа» оно было бы выше двух Исаакиевских соборов, поставленных друг на друга. Помимо 14 РДС на судне размещались два вертолёта для поиска рыбных косяков во время промысла. Экипаж судна достигал 700 человек. К услугам экипажа были кинозал на 160 мест, библиотека, танцплощадка, музыкальный салон, бассейн, сауна, спортплощадка, зал психологической разгрузки. О здоровье членов экипажа заботилась группа врачей основных специализаций. Работала парикмахерская. Столовая предоставляла качественное шестиразовое питание. В рейсе функционировала вечерняя школа рабочей молодёжи. Еженедельно выходила многотиражная газета «Рыбак Одессы» (печаталась в своей типографии).

О новой плавбазе создали документальный фильм. Большая группа конструкторов и строителей плавбазы, получившей имя «Восток», была удостоена Государственной премии Совета Министров СССР. После успешного реализации проекта ЦКБ «Морпромсуд» получило новое гордое имя «Восток», ставшее брендом этой организации. При создании судна было найдено множество дерзких конструкторских решений, которые были защищены патентами, и, прежде всего, это были необычные спускоподъёмные устройства для судёнышек, которым предстояло стать орудиями лова для новой плавбазы. Ежесуточно база из свежепойманного сырья могла вырабатывать 200 тысяч (это не опечатка!) банок высококачественных консервов, сотни тонн мороженой рыбы и кормовой муки. Подобно тому, как в своё время Крым был подарен Украине, новая база была передана украинской фирме, носящей длинное и тяжеловесное название Управление антарктического китобойного и океанического рыбопромыслового флота, сокращённо УАКОРФ с базированием на порт Одессу. 

Одесситы восторженно встретили новую базу. Ведь некогда Одесса была родным домом знаменитых китобойных флотилий. На отход и возвращение этих флотилий в Одесском порту собирались тысячи людей, гремели оркестры, выступали самые именитые жители города. Но после запрета китобойного промысла, торжества прекратились, и теперь одесситы радовались, что у них появилась новая огромная плавбаза.

Не без труда набрали нужное количество добытчиков, обработчиков и других флотских специалистов, приняли необходимое снабжение и под звуки бравурной музыки духовых оркестров отправили «Восток» в долгий 8-месячный промысловый рейс. Очень быстро эйфория развеялась. Рыбодобывающие суда (РДС) оказались неработоспособными, и после второго рейса от них отказались, заменив их автономными среднетоннажными траулерами. Это означало, что огромные миллионы рублей были выброшены на ветер: если РДС оказались ненужными, значит, ни к чему были дорогостоящие спускоподъёмные устройства, плавбаза могла бы быть несравнимо меньших размеров и строительная стоимость базы (не говоря уже о стоимости самих РДС) была бы значительно ниже. Но кто при плановой экономике считает деньги? База как ни в чем не бывало продолжала работать, хотя ежегодная дотация достигала 8 миллионов рублей!

Но вот наступили лихие девяностые годы. Началась пресловутая ваучеризация и приватизация. Рыбопромысловая отрасль за бесценок перешла в частные руки. В ряде случаев новыми «хозяевами» стали люди, далёкие от специфики эксплуатации флота. Главная их цель была не обеспечить население рыбной продукцией, а получить деньги, быстро и много. Но флот приносит прибыль только при условии вложения денежных средств, и немалых, в плановые ремонты, экипировку судна перед выходом в рейс, своевременное снабжение всем необходимым в течение рейса. Не имея ни опыта эксплуатации флота, ни достаточных средств, новые хозяева начали постепенно избавляться от своих судов путём продажи их на слом.

Начали сгущаться тучи и над «Востоком». В декабре1995 года с трудом преодолев трудности ремонта и снабжения, «Восток» с экипажем в количестве 630 человек отправился в рейс. Удалось снарядить с ним всего 4 траулера, потом вдогонку был выслан ещё один. Из-за постоянных срывов поставки снабжения и недостаточного количества добывающих судов база работала с ничтожной производительностью.

Чтобы добиться хоть какого-то экономического эффекта рейс затягивался, но тут пришла новая беда: управление «Антарктика» задолжало испанскому концерну Grupo Nico 2,7 миллиона долларов за обслуживание и ремонт рыболовных судов в испанских портах. Владельцы судов платить отказались, и тогда по требованию концерна правительство Испании арестовало ряд судов, работающих в экономической зоне этой страны, в том числе и злополучную базу «Восток». Часть экипажа удалось пересадить на другие суда, но более 300 человек оставались на базе. 

Капитан – директор плавбазы А. В. Анощенко обратился в Министерство рыбного хозяйства Украины, в Верховную Раду и Одесскую областную администрацию с телеграммой следующего содержания: «336 человек, часть из которых в море более 18 месяцев, доведены до такой степени отчаяния, что нависла угроза самоубийства. По сути люди брошены на произвол судьбы. Просим принять меры по нашему освобождению. Люди уже не выдерживают такого издевательства над ними. Неужели судьба моряков настолько безразлична власти имущим или Украина настолько беспомощна, что не может защитить своих людей?». 

Но ни государство, ни судовладельцы никаких действенных мер не приняло, и тогда капитан-директор совершил дерзкий поступок: под покровом ночи он вывел базу из испанского порта и привел ее на рейд Ильичевска. Однако на этом мытарства экипажа не окончились. Хозяева судна отказались выплатить заработанные рыбаками деньги за весь рейс. В ответ команда «Востока» отказалась подойти к причалу без расчета по заработной плате. Порт блокировали родственники моряков. На судно высадились работники прокуратуры. Они познакомили моряков со статьями Уголовного кодекса, предусматривающие наказание за отказ от швартовки. В конце концов «Восток» ошвартовался. Измученные, осунувшиеся моряки сошли на берег. На сей раз не было ни цветов, ни приветственных речей. Попытки военного оркестра поднять настроение людей мажорной музыкой вызвали у встречающих только раздражение, и музыкантов попросили прекратить игру. 

Порт опустел, и тогда на борту появились хищники – представители турецкой фирмы, купившей за бесценок «Восток» на металлолом. Для них это был не шедевр судостроения, не флагман промыслового флота, а 20 тысяч тонн металла, в том числе 500 тонн бронзы, 300 тонн меди, 80 тонн алюминия. А еще на обреченном корабле появились стервятники другого сорта: люди, которые уносили с плавбазы всё, что только можно было унести и вывезти. 

В середине сентября 1997 года плавбаза «Восток», которой было всего 23 года – совсем не возраст для кораблей подобного класса – крепкое, исправное, не знавшее ни одной серьезной аварии, вышло в свой последний рейс – в турецкий порт Алиага. На берегу судно провожали бывшие члены экипажа базы, мужчины и женщины. Многие не могли сдержать слез. А утром 18 сентября 1997 года «Восток», развив максимальную скорость, как кит-самоубийца выбросился на берег, а по сути на кладбище кораблей. Ну как тут не вспомнить пророческие слова героя фильма «Белое солнце пустыни»: «Восток» - дело тонкое»….

Так завершился жизненный путь уникального плавучего сооружения, создание которое изначально было продиктовано не экономическими, а политическими соображениями. Одно из этих соображений мы уже озвучили: показать всему миру величие и мощь социалистического государства.

Но было и другое, не менее важное: плавбаза «Восток», равно как и другие плавбазы и супертраулеры, создавались в самый расцвет эпохи железного занавеса, когда партия и правительство СССР всемерно ограждали население нашей страны от контактов с иностранцами. Ведь с экономической и чисто логической точки зрения было бы неизмеримо дешевле и проще заключить договоры с государствами, в водах которых мы намерены ловить рыбу, арендовать там береговые базы и направить туда малые и средние рыболовные суда, а не создавать чудовищные флотилии в составе огромных плавбаз, гигантских траулеров и транспортных рефрижераторов. Но с политической точки зрения нашим правителям нужно было подогнать кусочки территории СССР в виде плавбаз и других океанских монстров к чужим берегам, чтобы никак не зависеть от иностранных государств, избежать контактов советских людей с иностранцами. 

Иногда доходило до смешного, чему я был свидетель. На тунцеловной базе «Солнечный луч» за рейс было изготовлено большое количество продукции: консервной, мороженой, рыбомучной. Иностранные компании уговаривали капитана продать нашу продукцию в ближайшем порту, но ответ был категорический «нет». Согласно строгой инструкции «сверху» мы были обязаны вернуться за 5000 миль в Калининград, и только оттуда наши внешнеторговые органы продали продукцию в те же страны, которые собирались купить ее, для чего эти продукты совершили обратное путешествие на то же расстояние. Такова цена политики…

Можно только удивляться, как социалистический строй выживал в течение 70 лет, если ради политических амбиций строили гигантские заведомо убыточные суда. А сколько человеческих жизней и материальных средств было загублено из-за того, что создание наиболее престижных и ответственных сооружений: атомных подводных лодок и электростанций, космических кораблей и т.д. неизменно приурочивалось к дням рождения вождей, к революционным праздникам или в стремлении опрередить иностранных конкурентов, чтобы показать преимущества социалистической системы перед загнивающим капитализмом! В результате гениальные творения рук человеческих запускались в действие с серьезными недоделками и недоработками, что зачастую кончалось самым трагическим образом. 

Ну а что касается кораблевозов в рыбной промышленности, то они продолжают успешно работать в Японии, США и ряде других стран, в которых умеют считать деньги и рационально использовать эти необычные суда.