Джонни Кэш: «Я в своих песнях никогда не врал». Из цикла «Памятные встречи»

Опубликовано: 17 июня 2021 г.
Рубрики:

- Этот парень в чёрном - лучший музыкант в стиле кантри.

- В своих песнях он говорит только правду.

- Он живая легенда.

 …Так говорили почитатели таланта певца Джонни Кэша, побывавшие на его концерте в национальном парке Беар Маунтин под Нью-Йорком. Около десятка тысяч зрителей собралось на гигантской лужайке перед открытой эстрадой. Стараниями нашего телевизионного продюсера Раисы Черниной (ставшей потом моей женой) нам удалось поговорить с артистом за несколько минут до его выхода на сцену.

 - Чем вы можете объяснить непроходящую любовь американцев к стилю кантри?

 - Это народная музыка, музыка народа Америки. В традиции фольклорных баллад.

 - Испытывает ли кантри влияние других музыкальных стилей и оказывает ли влияние на них?

 - Я думаю, кантри влияет на рок больше, чем рок влияет на кантри. В свою очередь кантри испытывает влияние таких стилей, как госпел, блюз или традиционный фолк. Ведь раньше кантри вообще называли фолком.

 - Теперь на другую тему. Многие талантливые люди прошли через тюрьмы и ссылки. Это и Достоевский, и Солженицын... Отсидевшие в тюрьме смогли потом написать много глубоких, философских сочинений. Хемингуэй считал, что настоящий мужчина должен пройти войну и тюрьму. Чтобы стать серьёзным писателем или сочинять хорошие песни, надо ли провести какое-то время в заключении?

 - Не обязательно. Достаточно иметь богатое воображение. Для творчества важнее иметь хорошее воображение, чем собственный опыт. У меня были проблемы с законом, но я никогда не сидел в тюрьме, не был признан виновным в каких-либо преступлениях. Если ты сочиняешь музыку не только для себя и своих родственников, но для своего народа, ты должен представлять себе жизнь разных групп населения, в том числе жизнь тех, кто нарушал закон и был за это наказан.

 - Вы в своих песнях иногда говорите о надежде на помощь свыше.

 - Господь, в основном, помогает тем, кто помогает себе сам. Важно поступать в соотвтетствии с заповедями. Помощь свыше надо заслужить. Не Бог, а ты сам выстраиваешь свою судьбу, так что не надо потом обвинять Всевышнего в своих ошибках, мол, это Он не уберёг меня, не предупредил. 

 - Почему современная музыка, современная песня иногда пробуждает у слушаетелей звериные, животные инстинкты, желание не строить, а разрушать?

 - Да, влияние может быть как положительным, так и отрицательным. Причём, музыка может разрушительно воздействовать не только на слушателей, но и на самих сочинителей и исполнителей. Мы, артисты, выступающие перед публикой, должны чувствовать ответственность за своё влияние. Если люди приходят, чтобы послушать меня, если им нравится моя музыка и они верят мне, моим песням, я не могу их обманывать, не могу проповедовать насилие. Песни есть плоды моей фантазии, хотя в основе некоторых из них могут лежать подлинные события. Даже если я пою от имени человека, осуждённого за убийство, это не значит, что я его оправдываю и верю в право на убийство. Вовсе нет. Большинство песен – результат полёта фантазии. 

 - Если бы вы поехали на гастроли в Россию, какие бы песни там пели, с чем обратились бы там к людям?

 - Мне было бы интересно поехать в Россию. Раза два-три я уже планировал эти гастроли, но каждый раз они срывались по каким-то причинам. Если я всё же поеду, то буду исполнять свои лучшие песни кантри, фолк, чтобы рассказать русским людям о людях Америки. Заодно я бы воспользовался случаем побывать в роли туриста, посмотреть как можно больше, познакомиться с жизнью россиян, чтобы набраться впечатлений, которые потом, возможно, легли бы в основу новых песен. Я хотел бы своими песнями помочь пониманию между людьми, но не поучал бы, не читал проповеди, а только свидетельствовал, дабы люди обретали веру. И ещё я бы пожелал им мира и счастья. Ведь люди рождаются на свет божий не для войн и страданий, а для мира и счастья. Вообще я убеждён, что антагонизм между странами – результат амбиций и действий политических лидеров. А народы не хотят конфронтации, которая слишком дорого обходится. Музыка объединяет людей, а политика и идеология разъединяют. Кантри, классический рок, джаз – это музыка радости, мира, любви. 

 - Кстати, о любви. Какую роль играют в вашем творчестве женщины?

 - Моя вторая жена Джун Картер изменила мою жизнь к лучшему. У меня большая семья: 6 дочерей, 1 сын. И все они – и жена, и дети - вдохновляют меня на создание песен. 

 В концерте Джонни Кэша участвовал писанист и бэк-вокалист Эрл Пул Болл (Earl Poole Ball). Он много лет играл и пел с Джонни Кэшем, а также записывался со многоими кантри-рокерами. 

 Я спросил у него, какая из песен Джонни Кэша его самая любимая?

 - Любимая и самая известная - «Огненное кольцо». 

 Это мнение профессионала. Когда я задал тот же вопрос зрителям, они назвали ещё добрый десяток песен, среди которых прежде всего Folsom Prison Blues («Блюз тюрьмы Фолсом»), Man in Black («Человек в чёрном»), I walk the line («Я переступаю черту»). Был снят художественный фильм Walk the Line («Переступить черту), в основу которого легла биография Джонни Кэша. Картина была высоко оценена и кинокритиками, и зрителями. В роли Кэша снялся Хоакин Феникс, номинированный за эту роль на «Оскара», а Риз Уизерспун, сыгравшая Джун Картер, получила премию американской киноакадемии за лучшую женскую роль. Хоакин Феникс сыграл простоватого сына фермера, обыкновенного американца, на которого снизошла благодать огромного поэтического, музыкального и исполнительского таланта. Джонни Кэш и сам будто не совсем понимал, за что его полюбила Америка и почему по миру разошлось более 90 миллионов его дисков. 

 Где-то я наткнулся на фразу, что Джонни Кэш для американцев это всё равно что Владимир Высоцкий для русских. Я не люблю сравнений вроде «Иосиф Кобзон это русский Фрэнк Синатра». Помню, как киноактёра Владимира Гусева когда-то называли советским Аленом Делоном. Есть в таких штампах попытка встать на цыпочки, приподнять себя до мирового уровня. Мол, «догоним и перегоним»... Это типичный для нашего брата комплекс неполноценности, прикрытый манией величия. У американцев я такого не встречал. Например,Тину Тёрнер в Америке никогда не называли американской Ларисой Долиной. Сравнение же Джонни Кэша и Владимира Высоцкого возможно только потому, что оба могли с помощью фантазии перевоплощаться в героев своих песен, да так убедительно, что публика верила, будто они сидели в тюрьме, были пиратами, альпинистами, сельскими парнями или рабочими на конвейере... 

 Будучи в столице музыки кантри городе Нэшвилл, штат Теннесси, я, конечно же, не мог не побывать в музее Джонни Кэша, в Зале славы и музее музыки кантри и в концертном зале Гранд Оле Опри, за кулисами которого Джонни однажды встал на колени перед Джун Картер и объяснился в любви, после чего она вышла замуж за другого, а он женился на другой, но продолжал любить Джун. Так Джонни Кэш попал в обжигающее кольцо любви и рассказал об этом в песне Ring of Fire («Огненное кольцо»). 

 - Джонни, - спросил я, - что вы ставите себе в заслугу прежде всего?

 - То, что я в своих песнях никогда не врал, - ответил он, - не врал ни публике, ни себе самому.