Старинный русский романс и его исполнители

Опубликовано: 13 апреля 2021 г.
Рубрики:

Я работал в Москонцерте более тридцати лет пианистом на графике.

Мне звонили по телефону и говорили только два слова: «Примите концерт». Давали адрес и сразу бросали трубку. В то время было огромное количество концертов на разных предприятиях Москвы. Артисты разных жанров с нетерпением ждали ноябрьских праздников, Нового Года, 8 Марта, майских дней. Это была единственная возможность заработка в Москве, а не только на гастролях. Для меня эти концерты были большим опытом работы аккомпаниатором без репетиций, быстрого чтения нот с листа для музыкального сопровождения певцов, танцоров и инструменталистов. Необходимо было также импровизировать, аккомпанируя артистам оригинального жанра: жонглерам, акробатам.

Работая в сборных эстрадных концертах, я завоевал хорошую репутацию. Артисты Москонцерта, имеющие право сольных выступлений, стали предлагать мне участвовать в их гастрольных поездках. Мои первые гастроли были с исполнительницей цыганских песен Раисой Жемчужной по курортным местам Минеральных вод и поездкой в Прибалтику. Концертные залы были всегда переполнены. Зрители с радостью принимали мелодичные и зажигательные песни. 

В Филармоническом отделе Москонцерта работала певица Клементина Шермель. Она пригласила меня аккомпанировать в программе «Еврейские песни». Наш первый сольный концерт состоялся в 1968 году в городе Электросталь, недалеко от Москвы. Во время этого выступления К. Шермель сказала на языке идиш что-то смешное - и все засмеялись. Оказалось, что она сказала зрителям, что я не знаю этого языка и поэтому она может сказать обо мне все что угодно.

В то время еврейские песни не разрешали исполнять в концертных залах крупных городов Советского Союза. Когда наши гастроли состоялись в Красноводске и Небит-Даге (Туркмения), все евреи этих мест посетили наши концерты. Они выражали искреннюю радость и восхищение. С трудом К. Шермель удалось получить разрешение на гастроли по маршруту: Ашхабад – Махачкала - Баку. После выступления на Ашхабадском телевидении в Росконцерт прислали отзыв, где отметили, что певица «великолепно передала неувядающий юмор народных еврейских песен и немалая заслуга в успешном проведении концертов молодого пианиста, аккомпаниатора Бориса Фогеля». 

В столице Азербайджана городе Баку концерт проходил в очень красивом зале Филармонии. Среди зрителей был известный певец и композитор Полад Бюльбюль Оглы. После концерта он нас привез домой, где нас очень гостеприимно приняла его мама. Это было 53 года назад. 

Как-то раздался телефонный звонок из Москонцерта, сообщающий о моем выступлении с певицей Ольгой Тезелашвили в Большом зале Московской консерватории на фестивале «Русская зима». Я понимал ответственность выступления на такой сцене, но встретиться с певицей для репетиции мне не удалось, несмотря на многочисленные попытки. Когда я пришел на концерт, мы познакомились и певица дала мне нотный сборник старинных русских романсов. Я только успел отметить номера страниц - и мы вышли на сцену Большого зала Консерватории. После удачного выступления О. Тезелашвили предложила мне совместные гастроли на Урал. Это было в октябре 1969года. 

С этого времени я стал работать с лучшими исполнителями жанра «Старинный русский романс». В 1929 он был запрещен как «мелкобуржуазный». На эстраде тогда перестали исполнять джаз, танго и фокстроты. Мои первые гастроли с О. Тезелашвили проходили в период возвращения из забвения этого жанра. Но некоторые запреты продолжались. Нельзя было называть имя Бориса Прозоровского, расстрелянного в 1937 году. Свои лучшие романсы: «Вернись», «Вам 19 лет», «Мы только знакомы» он посвятил знаменитой грузинской певице Тамаре Церетели, с которой активно гастролировал в 20-е годы прошлого столетия. Репрессии коснулись и композитора Бориса Фомина, создателя запрещенных для исполнения шедевров «Дорога длинная» и «Только раз». К счастью, сохранились записи легендарных исполнителей старинных русских романсов: Изабеллы Юрьевой, Петра Лещенко, Вадима Козина, Галины Каревой…

Хочется вспомнить прекрасных концертмейстеров на сцене в этом жанре: Д.Ашкенази с Диной Дян, Б. Мандруса с К. Шульженко, Д. Лернера с С. Лемешевым и М. Максаковой, А. Ерохина с Е. Образцовой, М. Брохеса с А. Вертинским. 

Я мог видеть и слышать удивительную игру этих музыкантов, участвуя в больших концертах вместе с ними. 

С О. Тезелашвили я активно гастролировал в течение двух лет. Я считаю ее одной из лучших исполнительниц русского романса. Она обладала сильным и глубоким меццо-сопрано, которым прекрасно владела. Имея замечательные вокальные данные, певица обладала «мягко говоря» непростым характером. Всегда находила любой повод для скандала: не так поставлен рояль, не нравится номер в гостинице, отмена рейса…

Интересно, что чем она больше была взвинчена перед выходом на сцену, тем лучше пела. Несмотря на наши иногда сложные человеческие взаимоотношения, я благодарен ей за большой опыт, который приобрёл, выступая с ней в жанре старинного романса. В период сотрудничества с О. Тезелашвили я осуществил две гастрольные поездки с Сергеем Давидяном по маршруту Мурманск – Кострома и Чита- Благовещенск. Обычно ему аккомпанировала его жена, но она не смогла поехать.

Я рад, что познакомился с этим очень легким в общении человеком. Он мог бы стать известным эстрадным певцом, исполняя песни на разных языках с инструментальным ансамблем. Но его жена хотела с ним гастролировать и сделала программу старинных русских романсов. Я думаю, что эта программа не полностью раскрывала его артистические возможности. Среди исполнителей русских романсов была конкуренция и ревность друг к другу, так как все исполнители выступали на одних сценических площадках г. Москвы. Каждая певица имела своих поклонников.

На афишах города часто мелькала фамилия Валентины Ивантеевой. Ей нужен был аккомпаниатор, и она предложила мне сыграть с ней концерт классического репертуара в Октябрьском зале Дома Союзов. Я с удовольствием согласился. После этого концерта начались наши многочисленные гастрольные поездки по Советскому Союзу. По характеру она была полной противоположностью О. Тезелашвили. Очень спокойная, дружелюбная, умеющая контактировать с администраторами. Мы с ней записали две пластинки с романсами. Муж В. Ивантеевой по профессии химик. Он присутствовал на всех репетициях. Жену учил петь, меня играть на рояле. Будучи дилетантом в музыке, он мог советовать, где сделать «бенц» в романсах. Проработав несколько лет, я не смог больше выдержать его «педагогических советов» - и мы мирно расстались.

Я аккомпанировал певице Валерии Новиковой. Судьба ее была трагической. В 1946 году она вышла замуж за двухметрового тридцатилетнего американца. Он работал в аппарате военного атташе Американского посольства. Однажды на мой афишный концерт пришла моя школьная учительница английского языка. Ей интересно было посмотреть и послушать игру на рояле своего бывшего ученика.

В беседе за кулисами Суламифь Давидовна рассказала мне, что училась на одном курсе с В. Новиковой в институте Иностранных языков. Студентки завидовали ее красивой жизни, ее нарядам. Все рухнуло, когда ее любимого Леона срочно выслали из страны как агента ЦРУ. Больше они никогда не виделись. Только через пять лет, выйдя из глубокой депрессии, она поступила в Московскую консерваторию в класс знаменитой Валерии Барсовой.

По окончании консерватории ни один театр ее не принял, хотя у нее был красивого тембра сильный голос. Я с ней выступал в сборных эстрадных концертах, но запомнились мне наши выступления в необычных местах. Например, в посольстве Канады, на территории которого был организован женский клуб. В него входили жены и дочери дипломатов, которые раз в месяц собирались для музицирования. Валерия была принята в этот клуб как жертва сталинских репрессий.

После концерта два официанта в белых фраках открыли двери и нас пригласили в комнату, где был накрыт стол с разными деликатесами. Несколько раз мы выступали в старинном особняке по адресу: ул. Рылеева, д.11. В этом доме много лет жил американский журналист с русской женой и взрослой дочерью. Там собирались дипломаты разных стран. Для их развлечения приглашали известных деятелей искусств. На старинном рояле с инкрустациями и пейзажем на внутренней стороне крышки инструмента, играл великий пианист Святослав Рихтер. На одном из вечеров, где мы с В. Новиковой исполняли русские романсы, пришла знаменитая поэтесса Белла Ахмадулина. Затем появилась Алла Пугачева в сопровождении певца В. Кузьмина и ее дочери, школьницы Кристины. Но, к сожалению, выступления А. Пугачевой я не дождался. Банкет затягивался, а Аллу это не устраивало, и они быстро исчезли. 

Как-то Валерия сказала: «Поздравляю, ты прошел». Это означало, что мои анкетные данные проверили и мне разрешили посещать этот дом. Случайно, проходя по коридору этого особняка, я услышал в одной из комнат голос Валерии, сообщающей кому-то по телефону, что она на месте. Я предполагаю, что певица сотрудничала с органами Госбезопасности и это спасло ей жизнь. Во времена ее замужества за связь с иностранцами сажали в тюрьму. Так пострадала знаменитая киноактриса Зоя Федорова. 

В 1962 году я впервые выехал за рубеж, в Болгарию, по туристической путевке. В нашей группе был один «турист», который через несколько дней собрал нашу группу и сказал: «Есть уже случаи знакомства наших женщин в ресторане с иностранцами из капиталистических стран, но я испорчу вам биографии». В те времена такие угрозы могли иметь неприятные последствия для следующего выезда за рубеж.

За свою творческую жизнь я аккомпанировал артистам разных драматических театров Москвы. Помню выступления с артистом МХАТа В. Трошиным, первым исполнителем многих советских песен. 

В течение долгого времени ко мне домой по понедельникам приходил на репетиции актер Московского театра им. Вахтангова Александр Павлов. У него красивый баритональный бас, и мы с ним сделали две сольные программы, посвященные жизни и творчеству С. Есенина и А. Пушкина. В этих моноспектаклях он не только прекрасно читал стихи, но и пел песни и романсы. За наши бесплатные концерты и выступления в Казани А. Павлова и меня наградили круизной поездкой по маршруту: Амстердам–Эдинбург- Фарерские острова-Ливерпуль-Гавр-Дувр-Оденсе-С.Петербург.

Это незабываемое путешествие продлилось 17 дней и останется в моей памяти навсегда.

В мае 2015 года на сцене Центрального Дома работников искусств в Москве мы с А. Павловым выступили с программой, посвященной памяти главного режиссера театра им. Вахтангова Евгения Симонова. Ему исполнилось бы 90 лет. Саша читал его стихи, найденные после смерти, а я создавал музыкальную композицию, которая помогала лучшему восприятию стихов. 

В течение нескольких лет я участвовал во всех гастрольных поездках ведущих актеров Московского театра Сатиры. Меня пригласил актер театра Виктор Рухманов, который организовывал и участвовал в этих творческих вечерах. Во всех поездках принимала участие его жена Наталия Богданова. Она была певицей Москонцерта, когда-то работала в оркестре Л.О.Утесова. Мы с ней исполняли старинные русские романсы, чтобы дать возможность отдохнуть актерам.

Многие годы творческой и человеческой дружбы меня связывает с прекрасной певицей Людмилой Сафоновой. Она обладает мягким серебристым сопрано. Была солисткой хора Свешникова и оркестра Министерства Обороны. С концертами объездила много стран мира. Я слушал ее великолепное исполнение в «Реквиеме» Верди и Моцарта. Наряду с этим, она прекрасно поет арии из русских опер и русские романсы. 

В мае 1999 года мы участвовали в Московском фестивале искусств «Вдохновение», посвященном памяти Клавдии Шульженко. Людмила получила «Гран-при», а я Диплом за концертмейстерское мастерство. В группе артистов в сентябре 2000 года мы ездили с гастролями в Северную Корею и Китай. В марте 2012 года Людмила пригласила меня на сольные концерты на остров Мадейра в Португалии. Они проходили в уютном и красивом зале на 360 мест с ложами в старинном здании театра, а также в отелях при свечах, создававших романтическое настроение. Наши выступления прошли с большим успехом, и я, приезжая в Москву, всегда с радостью выступаю с Людмилой Сафоновой. 

Последние годы моей работы в Москонцерте, перед отъездом в Америку, связаны с творчеством Зинаиды Тахтаровой. Она обладала редким по тембру меццо-сопрано и пела главные партии в Кировском и Большом театрах. Зинаида меня приглашала во все гастрольные поездки, поскольку ее аккомпаниатор Давид Лернер из-за возраста не мог ездить. Я был на его сольном концерте в ЦДРИ, когда ему исполнилось 90 лет. В программе были произведения Шопена и Листа, что трудно для исполнения даже молодым музыкантам. После концерта я зашел за кулисы его поблагодарить.

В беседе он мне сказал: «Великие певцы ушли из жизни, а я ушел в солисты». В моей книге «Записки концертмейстера» я посвятил целую главу его жизни и творчеству. Ему прочли книгу, так как он потерял зрение. Ему хотелось, чтобы я пришел в гости. К сожалению, я не успел и наша встреча не состоялась. Он умер на 103 году жизни. Мое последнее выступление с Зинаидой Тахтаровой с программой «Русский романс» состоялось на сцене концертного зала музыкального института им. Гнесиных.

Неоднократно я выступал с солисткой Большого театра Галиной Борисовой и солисткой театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Ларисой Курдюмовой. Хочется вспомнить солистов Москонцерта: Галину Улетову, Таисию Горину, Эльмиру Жерздеву, Евгению Разину и Дмитрия Ряхина. Я выступал с ними с репертуаром русских романсов. 

Прошло 20 лет со дня приезда в Америку. Я продолжаю играть в концертах любимый мною жанр. Много раз я аккомпанировал приезжавшей из Санкт-Петербурга на гастроли Марии Людько. В программе, наряду с классическими произведениями, были и старинные русские романсы. В Бостоне я сделал несколько программ с певицей Ольгой Лисовской, обладательницей колоратурного сопрано. Она обладает не только прекрасным голосом, но и актерским мастерством. В ее репертуаре арии из опер, оперетта, бродвейские мелодии, романсы. Но ей нет равных в исполнении украинских песен.

Замечательная оперная певица Жанна Алхазова имеет сильное, но мягкого тембра сопрано. Жанна с большим успехом исполняет ведущие партии на оперных сценах Америки и Европы. Я рад, что помог подготовить программу из незнакомого ей репертуара. Ее теплый и богатый по тембру голос очень подходит для исполнения романсов. Жанна стала исполнять произведения Булахова, Гурилева, Варламова, Верстовского и других композиторов с большим успехом. Мы с ней выступаем не только в Бостоне, но и давали концерты в Нью-Йорке и Вашингтоне. Я надеюсь, что мне в будущем предстоят новые творческие встречи с Ж. Алхазовой и О. Лисовской.