Должны ли отношения Америки и России оставаться напряженными

Опубликовано: 29 января 2021 г.
Рубрики:

Когда речь заходит о России, будь то в англоязычных или русскоязычных СМИ Америки, практически каждая аналитическая статья, обзор и прочие материалы неизменно декларируют отрицательную, заведомо критическую тенденцию.

На то есть множество оснований, и не в последнюю очередь, история и политика советского прошлого. По-видимому, эрудиция авторов находится под устойчивым негативным воздействием многочисленных преступных актов, намерений и планов советского режима. Достаточно легко представить, как в памяти автора начинают автоматически мелькать и «пламенные» призывы Троцкого к мировой революции, и позорный договор Молотова-Риббентропа, и массовые репрессии сталинских времен, и реплика Хрущева «мы вас похороним», и 70-летнее отсутствие политических свобод, и происки КГБ, и преследования диссидентов, и долголетняя угроза ядерной войны. Все эти факторы естественным образом вызывали и продолжают вызывать недоверие и опасения. Мрачная тень прошлого нависает над отношением к России даже после краха социалистического лагеря и окончания Холодной войны.

Возникает вопрос - а осознают ли авторы статей и рекомендаций, что нынешняя Россия, при всех поворотах и извивах ее внешней и внутренней политики, постоянных усилиях расширить сферу своего влияния, участии в военных конфликтах, ограничению демократических свобод собственных граждан, неоднозначному отношению к Сталину и советскому прошлому - это все же совсем не Советский Союз?

Стоит ли здесь, в Америке, навязчиво культивировать образ врага, уподобляясь худшим примерам тоталитарного государства? Между тем, в России происходит тот же самый процесс и карусель взаимного неприятия, поощряемая СМИ, экспертами и политологами, все больше раскручивается и набирает опасные обороты с обеих сторон. 

То обстоятельство, что Россия 21 века, при всех её иной раз малопривлекательных действиях на международной арене и внутри страны, все же не является догматической тиранией, которую представлял собой Советский Союз, совершенно не принимается в расчёт. Начисто игнорируется и ещё один чрезвычайно важный момент - после краха лагеря социализма Россия и Запад больше не имеют идеологических различий. 

Интересно отметить, что нынешняя политика Китая наносит ущерб Америке и ее интересам в не меньшей, а возможно, и большей степени, нежели действия России. К тому же «Поднебесная» обладает несравненно более высоким экономическим и, по-видимому, военным потенциалом и жестко управляется коммунистами на государственном уровне. Однако Китай не вызывают столь же мощной волны осуждения ни в либеральных, ни даже в консервативных источниках. Не так уж часто можно найти в СМИ и критические материалы в отношении лично китайского лидера Кси Цзиньпина, в то время как фамилия Путина постоянно и многократно упоминается исключительно в негативной коннотации. Достаточно легко заметить и тот факт, что европейские политические лидеры, так же, как эксперты и журналисты, в целом проявляют ещё большую терпимость, нежели их американские коллеги, по отношению к китайскому руководству. 

Разумеется, невозможно закрывать глаза на недружественные, а порой и открыто враждебные шаги Кремля по отношению к Америке. Спецслужбы констатируют, что имело место вмешательство российских троллей и хакеров в американские выборы как 2016, так и 2020 гг. Одна из последних акций - массированная кибератака в декабре 2020, имевшая целью дезорганизовать работу ряда федеральных учреждений, равно как и похищение разного рода информации, в первую очередь методов киберзащиты. Многим памятны арест и высылка десяти шпионов и агентов влияния в 2010 г., наиболее известной из которых была Анна Чапман. Можно указать и на военные действия Кремля на стороне режима Асада в Сирии, и силовую поддержку режима Мадуро в Венесуэле, и на целый ряд других российских операций, в той или иной мере, направленных против США и их интересов.

 Для понимания динамики современных американо-российских отношений необходимо учитывать историю их развития со времени распада Советского Союза. С тех пор каждая американская администрация пыталась более-менее последовательно установить сотрудничество с Москвой. Эти стремления были обусловлены наличием множества общих геополитических целей и интересов. Сюда можно отнести постоянно возрастающие экспансионистские притязания Китая, предотвращение ядерной угрозы со стороны Ирана, борьбу с терроризмом исламских джихадистов, укрощение милитаристских амбиций Северной Кореи, прогресс во взаимном русско-американском сотрудничестве в области сокращения ядерных и традиционных видов вооружений, достижение мира и прогресса на Ближнем Востоке и других зонах противостояния, интеграцию России в мировую экономическую систему.

Казалось бы, наличие столь широкого спектра общих целей и интересов могло бы привести в действие достаточно мощные механизмы сотрудничества и кооперации. Однако этого не происходит. В чем же дело?

 Не подлежит сомнению, что существует немало объективных различий наших интересов и целого ряда взаимных претензий. Бытует распространённое мнение, что несомненный авторитаризм Владимира Путина является неодолимым препятствием на пути той трансформации России, которую хотели бы видеть многие творцы американской политики. В этой связи упоминают три группы ключевых изменений: демократизацию, маркетизацию (под которой понимается устранение государства от чересчур тесного вмешательства в экономику) и вестернизацию (т.е. внедрение во всех сферах российского общества западных методов и стандартов). Однако эксперты и политологи нередко пренебрегали и продолжают пренебрегать тем обстоятельством, что эти положения, и последнее из них в особенности, вряд ли когда-нибудь найдут понимание не только у президента Путина, но также у практически любого его преемника, вне зависимости от его политических предпочтений. Более того, эти условия не совпадают с намерениями и пожеланиями как российской элиты, так и и самого российского общества в целом.

 В подсознании большинства русских все ещё остаётся не только внушительный имидж советской супердержавы, но и та роль, которую Россия играла на мировой арене со времён Екатерины II и последующих российских царей. Это и участие в трёх разделах Польши в конце 18 века, и победы над армиями Наполеона, и подавление восстаний 1830 г. в Молдавии, 1831 г. в Польше и 1848-49 гг. в Венгрии, и ее вклад в разгром Османской империи. Наряду с отсутствием европейской демократической традиции, исторические события 18-19 веков, так же, как и 70-летняя тирания коммунистов, сформировали сознание народа и ее лидеров, замешанное на глубинном принятии принципов доминирования на мировой арене, «сильной власти» и представлении об «особом пути» и «особой роли» России. Этим, в частности, и объясняется многократное «скатывание» страны от кратких периодов «оттепели» к продолжительным периодам ужесточения. На русское самосознание оказали влияние и огромные просторы страны, и границы, расширявшиеся в течение нескольких столетий, и ее географическое положение на двух континентах,

Важным показателем в этом отношении может служить и восприятие многими российскими гражданами факта распада Союза. 56% опрошенных Левада-центром в 2016 г. заявили, что сожалеют о коллапсе СССР. При этом 43% указали, что существование СССР давало им некое чувство «принадлежности к сверхдержаве». Развитие американо-российских отношений не принесёт желаемых плодов без учета этих аспектов российского самосознания.

 После устранения коммунистов от власти в России отношения с Америкой развивались в достаточно дружественном ключе почти весь период президентства Ельцина. Соединенные Штаты поддержали интеграцию России в европейские и глобальные институты и углубление двустороннего партнерства в области экономики и международной безопасности. России была оказана существенная материальная помощь.

Полный разбор динамики этих отношений не входит в цели данной статьи. Отмечу лишь, что первый по времени серьезный конфликт возник в результате военной операции НАТО против Союзной Республики Югославии в марте 1999 г. и последующего образования Косово. К этому периоду относится ставшая знаменитой «петля Примакова». Так назвали решение премьер-министра России Евгения Примакова отменить свой визит в США, уже находясь на борту самолета над Атлантикой. Глава российского правительства, узнав о начале бомбардировок Сербии, приказал пилоту развернуть самолет и лететь назад. Это был ключевой момент, который немедленно направил вниз вектор российско-американских отношений. Ведь русским всегда заявляли, что блок НАТО носит оборонительный характер, а здесь имела место прямая наступательная операция против европейской страны, пусть и спровоцированная военными преступлениями в регионе. К тому же, эта операция не была санкционирована Советом Безопасности ООН.

В то же самое время произошла первая фаза расширения НАТО с включением в него в марте 1999 г. Польши, Венгрии и Чехии. Это вызвало серьезное беспокойство в Кремле, несмотря на существовавшие в то время многочисленные формы сотрудничества между Россией и НАТО в военной и дипломатической области.

Русские, разумеется, не учитывали того факта, что в странах бывшего социалистического лагеря отчетливо проявлялись две естественные тенденции: тяготение к европейскому политическому и экономическому единству и опасение, что оставаясь вне защитного «зонтика» НАТО, рано или поздно они вновь могут оказаться под «пятой» России. Следует признать, что указанные процессы в значительно большей степени являлись воплощением давних тенденций государств и народов Восточной Европы, нежели были инспирированы Америкой.

 В течение первого срока своего президентства (2000 - 2004 гг) Владимир Путин придерживался идеи сотрудничества с Америкой. Он стал первым иностранным лидером, который позвонил Дж. Бушу после атаки исламистов 11 сентября 2001 г. В тот период и Америка с возросшим пониманием отнеслась ко Второй Чеченской войне в России. США и Россия в течение ряда лет успешно и эффективно сотрудничали в деле борьбы с терроризмом. Однако в 2003 г. Россия осудила военные действия стран возглавляемой Америкой коалиции в Ираке, хотя и не использовала право вето в Совете Безопасности ООН. В последующий период отношения России и Америки постоянно ухудшались, и к настоящему времени находятся на столь же низком уровне, как во времена Холодной войны с Советским Союзом. Или ещё хуже.

 В 2019 г. авторитетный эксперт по вопросам отношений с Россией, профессор Джорджтаунского Университета и директор Центра по Изучению Евро-Азиатских, Российских и Восточноевропейских Проблем Анжела Стент опубликовала книгу-исследование под названием «Putins World, Russia Against the West and with the Rest» (Мир Путина. Россия против Запада и с Теми, Кто с Ней). Книга содержит немало ценных наблюдений и выводов. Среди прочего, автор перечисляет основополагающие принципы международной политики России, которые, по её мнению, отстаивает Путин:

-          Россия имеет законное право принимать участие в основных международных решениях, т.е. сидеть за столом своего рода «совета директоров»;

-          Российские интересы имеют такую же законность и важность, как и интересы Запада;

-          Россия имеет законное право на расширенный «периметр безопасности», который включает в себя страны, ранее входившие в состав Советского Союза, а возможно и некоторые государства, входившие в состав бывшего социалистического лагеря;

-          Россия считает, что некоторые страны, в силу своей мощи или размеров, являются более суверенными, нежели другие. Менее суверенные страны не имеют абсолютного права выбирать тех союзников, которых они считают нужными, исходя сугубо из собственных интересов. При этом сама Россия выбирает партнеров, которые не только полезны в том или ином отношении на данном временном интервале, но и таких, которые не будут осуждать её действия во внутренней политике по отношению к собственным гражданам;

-          Россия заявляет себя государством, которое последовательно утверждает и поддерживает консервативные ценности общества, в то время как Запад размывает эти ценности и продвигает хаос. Примером такого поведения Россия считает поддержку Западом «арабской весны» без учёта ее последствий;

-          Россия полагает, что её интересам служит разобщённый Запад, и поэтому она достаточно эффективно поддерживает любые антиамериканские движения и центробежные инициативы в Европе;

-          Россия стремится не к равноправному сосуществованию всех государств, а к 3-х полярному миру с центрами в России, Китае и США. При этом имеется в виду наличие собственной сферы интересов у каждого из упомянутых государств, при одновременном сближении России и Китая в противостоянии Америке.

 Часть указанных представлений или же их традиционная интерпретация порождают крайне отрицательное восприятие на Западе. Однако, учитывая российский менталитет, такими ли неприемлемыми являются, по крайней мере, некоторые из них? Американские политические эксперты окажутся в лучшей позиции при разработке своих аналитических обзоров и рекомендаций, если определят, какие из вышеупомянутых положений могут или должны быть признаны в той или иной степени легитимными, по крайней мере, на ближайшее будущее. Сказанное отнюдь не означает необходимость для США идти на попятную - просто какие-то из указанных положений могут послужить одной из тем для переговоров.

 Приходится исходить и из того факта, что Путин, при всех его недостатках, - искусный мастер политических манёвров. Ссылки на его прошлое в качестве «второразрядного оперативника КГБ» не продуктивны. Не следует забывать, что оставив карьеру в спецслужбе, он в течение 10 лет занимал ответственные посты в руководстве Санкт-Петербурга и Правительстве России, постоянно преодолевая ступеньку за ступенькой. Став президентом России и «отвернувшись» от Запада в силу объективных и субъективных противоречий, он обратился на Восток и достиг серьезных успехов в установлении достаточно плодотворных отношений с Китаем, Индией, Японией, Бразилией и странами Африки. Путину удалось восстановить статус России как одного из основных игроков на Ближнем Востоке. Все это является примером успешной международной стратегии Путина. Он умело использует возможности, предоставляемые как существующей расстановкой сил в данном регионе, так и колебаниями или бездействием американцев и их союзников.

 Если американские лидеры и политологи пересмотрят некоторые положения своей политики, включая продолжающееся расширение НАТО вблизи России и исключение России из формата ключевых международных форумов, таких как G7, потенциал для целого ряда конфликтных ситуаций будет устранён.

 В августе 2020 г. 103 ведущих американских эксперта по вопросам международных отношений опубликовали открытое письмо в журнале Politico. Среди них - бывшие госсекретарь Джордж Шульц, министр обороны Уильям Перри, министр энергетики Эрнест Мониз, сенатор Сэм Нан, послы в России Джон Хантсман-мл, Томас Пикеринг, Джеймс Коллинз и др. В письме, в частности, говорится:

«Реальность такова, что Россия во главе с Путиным оперирует внутри стратегической платформы, глубоко укоренённой в традиционном стиле российского национализма. Это положительно резонирует с настроем как российских элит, так и народа в целом. По-видимому, такой же останется политика России и при его преемнике, даже если им станет деятель, ориентированный более демократически. Америке придётся строить свои отношения с Россией, воспринимая её такой, как она есть, а не такой, какой бы мы хотели ее видеть. При этом США должны полностью опираться на собственную стратегические возможности как экономические, так и военные, но быть нацелены на возможность переговоров по любому вопросу».

Трудно найти возражения против этих мыслей. Хочу надеяться, что правительство Байдена, пересматривая принципы международной политики, предпримет серьезные и конструктивные усилия для выхода из создавшейся ситуации и перезагрузки отношений с Россией. Если такой подход даст хотя бы ограниченно-позитивные результаты, это послужит интересам не только наших обеих стран, но и союзников и партнеров с каждой стороны. Одним из конкретных путей для начала такого процесса могут послужить переговоры по т.н. программе New START (New Strategic Offensive Arms Reduction Treatу - «Новый» Договор о Сокращении Стратегического Наступательного Оружия). Этот договор истекает в 2021 г., и его возобновление весьма желательно как для уменьшения напряженности, так и для возобновления широкомасштабного диалога между США и России.

 К проблемам выработки политики отношений с Россией следует подходить с пониманием неоднозначности ситуации. Россия затрудняет действия США и нередко противодействует им, особенно на своей обширной периферии в Европе и Азии. Ее руководство инициировало захват территорий в Украине и Грузии. Это ставит под сомнение не только американскую роль глобального лидера, но и тот мировой порядок, который США помогли построить после Второй мировой войны. Россия вмешивается в нашу внутреннюю политику, обостряя разногласия внутри страны и нанося ущерб демократической репутации Америки. Она также пытается создать противоречия как между Америкой и ее партнерами по НАТО, так и внутри НАТО. В свою очередь, Россия имеет ряд претензий к США, которые она считает обоснованными. В лучшем случае, наши отношения ещё долго останутся некоей смесью двух составляющих - конкуренции и сотрудничества. Задача разумной, непредвзятой политики будет заключаться в нахождении наиболее выгодного и безопасного баланса между ними, при обоюдном стремлении к доминированию второй составляющей. Альтернативой такому подходу может стать только нарастание гонки вооружений, рост напряжённости и угроза ядерного конфликта.

 

Комментарии

Статья носит обзорный характер, а вопрос, вынесенный в заголовок, только привлекает внимание читателя, но остаётся без глубокого анализа и внятного ответа. Остаётся непонятно, как цивилизованная страна может строить отношения с преступной уголовной кликой, практикующей международный терроризм, заказные убийства в своей стране и за её пределами.