По ту сторону. О романе Альбера Камю «Посторонний»

Опубликовано: 12 ноября 2020 г.
Рубрики:

…И я уйду. А птица будет петь,

как пела,

и будет сад, и дерево в саду,

и мой колодец белый.

 

На склоне дня, прозрачен и спокоен,

замрёт закат, и вспомнят про меня

колокола окрестных колоколен.

 

С годами будет улица иной;

кого любил я, тех уже не станет,

и в сад мой за белёною стеной,

тоскуя, только тень моя заглянет…

 

И я уйду; один – без никого,

без вечеров, без утренней капели

и белого колодца моего...

 

А птицы будут петь и петь, как пели.

 «Конечный путь»

 Хуан Рамон Хименес

 Перевод Анатолия Гелескула

 

Альбер Камю (1913–1960) – французский прозаик, эссеист, публицист, журналист, драматург, уникальный автор не только в контексте истории европейской литературы, но и всей мировой. Когда в 1957 году писателю была присуждена Нобелевская премия, известнейший американский романист Уильям Фолкнер отправил ему телеграмму со словами: «Приветствую душу, которая неустанно ищет и вопрошает самое себя».

 Вдохновение для творчества Альбер Камю черпал в пейзажах родной алжирской природы, окружающих людях, своих наставниках, жизни как таковой, несмотря на все сложности и удары, которые она наносила. Тяжёлое детство в нужде и болезнь не стали причиной отказа от любви к миру, а лишь только обостряли её, укореняли желание исследовать действительность, вступать с ней в диалог. 

Значительное влияние на творческое становление мыслителя и его мировоззрение оказали идеи экзистенциализма, где в центре внимания находится человеческое существование, переживание его через страх, боль, желание разобраться в законах мира, которое в итоге неизбежно приводит к осознанию беспомощности перед абсурдностью бытия. 

Альбер Камю исследовал различные варианты выхода из абсурда. Первая возможность – через самоубийство, которое следует понимать как путь к уничтожению абсурда, вторая – философское самоубийство, представляющее собой смирение, третья – бунт против несправедливости мира и четвёртая – при помощи художественного творчества. Как говорил сам писатель: «Творить – это жить дважды».

 Дебютный роман Альбера Камю «Посторонний», впервые опубликованный издательским домом «Галлимар» в 1942 году, по своему смысловому наполнению является воплощением понятий экзистенциализма. Ещё задолго до написания романа автор предвещал: «… Я не стану говорить ни о чём, кроме своей любви к жизни. Но я расскажу о ней по-своему. Другие пишут под диктовку неудовлетворённых желаний. Из каждого своего разочарования они создают произведение искусства, ложь, сотканную из обманов, наполняющих их жизнь. Но мои книги явятся плодом счастливых мгновений моей жизни. Хотя они будут жестокими». Ролан Барт отмечал неоспоримые достоинства стиля романа, его труднодостижимую «нулевую степень письма». Жан-Поль Сартр в «Объяснении «Постороннего» указывал на очевидную здесь родственность со стилем Эрнеста Хемингуэя, у которого, по его словам, «каждая фраза рождается из небытия, как бы в результате дыхательной спазмы». 

Роман входит в «Цикл абсурда». Первая часть являет собой иллюстрацию полноты бытия на уровне инстинктов вопреки абсурду, вторая раскрывает диссонанс, возникший из-за столкновения жизни с абсурдом. По Альберу Камю абсурд заключён в отношениях, которые существуют между окружающей действительностью и личностью. Не случайно мы видим, как отчётливо в книге проведена черта, разделяющая настоящую страсть к жизни и ужас от осознания несправедливости, которое говорит разуму о его бессилии, неспособности что-либо изменить, лишает свободы. Однако главный герой, он же персонаж-повествователь – «посторонний» – Мерсо, свободный молодой человек. Это романтик, который не играет, не хитрит, умеет открыто смотреть на всё, что происходит в его отношениях с миром, потому они простые и понятные. В них нет цинизма. Для «постороннего» жить, отказавшись от поиска смысла, без рефлексии и есть самоцель. Он ни за что не цепляется, не хочет себя ничем ложно утешать, находить какие-то ответы на вопросы существования, ибо осознаёт абсурдность. Повествователь говорит: «Жизнь всё равно не переменишь. Как ни живи, всё одинаково». 

Бороться с абсурдом согласно Альберу Камю способна красота, которая может дать ощущение гармонии. Анализируя жизнь Мерсо, мы понимаем, что он влюблён в небо, солнце, море… Качаясь на волнах стихии, такой прекрасной, переменчивой и равнодушной, молодой человек сливается с ней, вступая как бы в вечный круговорот мира, полного удовольствий и боли. Главный герой это понимает и не отчаивается. Ведь наедине с природой все моменты своего счастья ценит вовремя. 

Автор практически ничего не сообщает о биографии «постороннего»: детстве, юности. В тексте Альбер Камю уклоняется от изображения откровенно определяющих черт героя. Тем не менее из описаний в романе, раскрывающих образ главного действующего лица, мы осознаём, что Мерсо, отстранённо наблюдая за действительностью, никого не осуждает, с лёгкостью и терпением принимает других людей. Однако окружающие не столь терпимы к нему самому. То, что он не плакал на похоронах матери, на следующий день после погребения вступил в связь с женщиной, ходил в кино смотреть комический фильм с участием Фернанделя, было воспринято как его исключительная моральная неполноценность. 

В шестой главе первой части романа, будучи оглушённым полуденным зноем, главный герой, в силу необъяснимым образом сложившихся обстоятельств, убивает человека. На первый план в произведении выходит важнейший персонаж, который и является настоящим виновником преступления – солнце. Согласно сюжету моментом наивысшей точки жизнедеятельности светила является полдень, когда оно жгучее, палящее, интенсивное как настоящий «огненный ослепительный дождь». Именно в это время «на сцену мира» в романе выходят также море, небо и земля. Во главе с солнцем в полдень они совершают магический, непонятный человеческому разуму ритуал – реализуют, проявляют себя в мире, но на этот раз, уже переступив допустимый предел накала своего выражения. Тогда, не выдержав наконец интенсивности полуденного солнца в сложившейся почти ирреальной действительности, Мерсо достаёт револьвер и начинает стрелять. Эмоциональный фон героя в этот момент нарушен, сознание замутнено и его выстрелы можно расценивать как бунт против солнца, которое вводит в какой-то кошмар, обрекает молодого человека своими же руками разрушить чувство настоящей гармонии с природой, благодаря которому ещё совсем недавно был счастлив. Персонаж бунтует, понимая, что бунт такого рода неправильный, ведь он убивает, хотя и не убийца. Вспомним эти его слова: «Сразу разрушилось равновесие дня, необычайная тишина песчаного берега, где только что мне было так хорошо». Также содеянное можно объяснить как восстание против смерти и неискренности, ведь «посторонний» не хочет лгать. На суде честно называет причину своего убийства: «Я быстро сказал, путаясь в словах и чувствуя, как я смешон, что всё случилось из-за солнца». Всепоглощающая страсть к истине, желание пробиться к чему-то настоящему отчуждают повествователя от мира, в котором он не нашёл любви, правды и даже готов за это умереть. 

Главный герой не пытается себя спасти, однако то, в чём его обвиняют и за что приговаривают к смертной казни, не раскрывает преступное, поскольку преступного в нём нет. Согласно приговору «постороннему» прилюдно на площади отрубят голову, а ведь на суде не было проведено расследование обстоятельств убийства. Рассматривали только характеристику личности Мерсо, его якобы бесчувственный, нечеловеческий моральный облик. Здесь целесообразно подчеркнуть мастерское изображение Альбером Камю абсурда судебной системы во второй части романа. Относительно исключительной меры наказания позиция писателя была однозначной: «Никто не бывает абсолютно виновен, следовательно, никого нельзя приговаривать к абсолютному наказанию…». 

Автор этого исповедального художественного текста даёт нам понять, что повествователь, даже сидя на скамье подсудимых, всё ещё отзывчив к прекрасному миру, который его окружает: «На меня нахлынули воспоминания о прежней жизни, той, что мне уж больше не принадлежит, жизни, дарившей мне очень простые, но незабываемые радости: запахи лета, любимый квартал, краски заката в небе…». Смысл бытия молодого человека заключается в том, чтобы его не искать, наслаждаться удовольствиями, к которым привязан. И пока он жив, сегодня, сейчас – чувствует себя по-настоящему живым и для него жить, ощущая мир, означает бунтовать. «Посторонний» бунтует и счастлив в своей борьбе с абсурдом.

Мерсо являет собой, безусловно, положительный персонаж. Таково объяснение самого автора: «Я просто хотел сказать, что герой моего романа осуждён за то, что не притворяется. В этом смысле он чужд обществу, в котором живёт; он бродит в стороне от других по окраинам жизни – замкнутой, одинокой, чувственной жизни». Мы отчётливо видим позицию Альбера Камю-абсурдиста и также являемся свидетелями, как писатель выступает противником конформизма, стоит в оппозиции к обществу, которое не принимает тех, кто выделяется. 

 В камере смертников «посторонний» размышляет о гильотине, вспоминает маму. Альбер Камю уводит нас от идеализации образа подруги Мерсо – Мари, той, что равнодушна и не любит: «Она уже давно перестала мне писать. В тот вечер я, поразмыслив, решил, что, ей, вероятно, надоело считаться возлюбленной убийцы, приговорённого к смертной казни». Осознав свой обвинительный приговор, молодой человек понимает, как мало осталось от всех прожитых дней – только отдельные моменты, которым время никогда не позволит вернуться снова.

 Альбер Камю создал героя, который не придаёт жизни ясный конкретный смысл. Однако согласно мировоззренческим взглядам писателя нужно всегда пытаться найти идею существования, укреплять её, следовать ей. Также отметим, что Мерсо не опирается на религию. Герой далёк от этого. Для него есть только ценность всего земного. И она велика. Её не может заменить надежда на вечную жизнь.

 Финал романа наводит на мысль о том, что «посторонний» немного себя обманывает. Он говорит: «Мне всё равно». Но это не совсем так. Молодой человек наделён врождённой способностью быть «на одной волне» с природой, которая успокаивает его. Все ощущения, пережитые Мерсо, иллюстрируют насколько тонко он воспринимает реальность. Мир чувственных наслаждений и природных стихий для повествователя как прекрасный подарок, и его эмоции улавливаются как самый живописный язык. Порой даже более выразительный, чем человеческая речь, которой иногда неподвластно донести переживания. 

Альбер Камю мастерски раскрыл кризисное, болезненное сознание «постороннего», которого сам любит, высказываясь, что в его понимании это «единственный Христос, которого мы все заслуживаем». 

Проблематика данного художественного произведения и все образы героев не теряют своей актуальности в современном мире. Одиночество человека, сложности его существования в непростой, а порой даже шокирующей реальности, право на признание ценности личности и поиск пути к себе для обретения гармонии с окружающей действительностью – эти вопросы звучат всё также остро и требуют обязательного разрешения.

В заключение хотелось бы отметить: роман, наполненный нетипичным очарованием главного героя, повествуя об абсурде, напоминает о трагическом крутом вираже линии жизни автора его создавшего. На довольно широком и прямом участке дороги с небольшим движением издатель Мишель Галлимар внезапно потерял контроль над своим автомобилем, передним пассажиром которого был Альбер Камю. В одном из карманов пиджака погибшего писателя был найден неиспользованный билет на поезд.