Простить - да. Забыть – нет. Впечатления от просмотра англо-германской кинодрамы «Голкипер»

Опубликовано: 23 октября 2020 г.
Рубрики:

 Работа над кинофильмом под названием “The Keeper” (в Германии «Trautmann”) была закончена в 2018 году, но в американский прокат картина пришла только в октябре 2020-го. В основе лежит подлинная история жизни немца Берта Траутманна.

При нацистах он был активным членом Гитлерюгенда, поклонником фюрера, добровольно записался в армию, попал в Люфтваффе, воевал, попал в плен к англичанам. В Англии, в лагере для военнопленных, во время игры в футбол встал на ворота и на спор взял все мячи.

Это заметили Джек и его дочь Маргарет, которые поставляли продукты в лагерь. Джек, владелец магазина, по совместительству был менеджером местной футбольной команды. Он стал вызывать военнопленного вратаря на игры. Начальник лагеря был недоволен, отправлял Берта то чистить уборные, то носить кирпичи. Как-то Берт зашёл в барак и увидел повесившегося пленного, а рядом начальника лагеря. Возникло подозрение, что друг Берта не покончил с собой, что с ним расправился ненавистный садист-англичанин. 

 Местные футболисты не хотели играть с немцем в одной команде. Родные Джека тоже не одобряли выбор главы семьи: «Он ведь вместе с другими нацистами кричал «Хайль Гитлер!» Он убивал людей. Он отнял годы нашей жизни!» Немногословный Берт пытался оправдываться: «У меня не было выбора».

 Берта преследует видение: на оккупированной немцами территории сельские мальчишки гоняют мяч, который откатился к ногам немецкого офицера. Малыш похрабрее, лет шести-семи, просит офицера вернуть мяч. Тот со смехом выполняет просьбу. А когда ребёнок с мячом бежит к другим детям, офицер целится ему в спину, готовый выстрелить. И в этот момент Берт отталкивает руку своего командира, спасая жизнь мальчишки. Офицер в гневе наводит револьвер на Берта, но не стреляет.

 Тем временем развиваются отношения между Бертом и Маргарет, дочерью менеджера футбольной команды. Это стало особенно заметно, когда Джек забрал Берта в свой дом, сделав его работником магазина и поселив в комнатке своей младшей дочери. 

 ...Шёл 1949 год. Берт очень успешно защищает ворота своей футбольной команды и становится спортивной знаменитостью в городе. Хотя члены команды уже перестали воспринимать его как немца и врага, Джек противится отношениям Берта и дочери: «У нас все помнят войну. Если вы поженитесь, Маргарет всегда будут воспринимать как жену нациста. Ты этого хочешь для неё?» Маргарет слышит этот разговор и говорит Берту: «Не слушай отца».

Молодые становятся мужем и женой. Когда Берту предлагают перейти в профессиональную команду Манчестер-сити, одну из лучших в Англии, супруги переезжают в Манчестер. На пресс-конференции Берту задают вопросы о его нацистском прошлом. Он стандартно отвечает, что, мол, принимал присягу и обязан был исполнять свой солдатский долг. Маргарет просит мужа всё ей рассказать, но Берт не хочет вспоминать то, что было.

Он не хочет возвращаться в прошлое, и вообще не хочет возвращаться в Германию. В Манчестере проходят протесты против участия бывшего нациста в команде футбольного клуба. Евреи города требуют уволить вратаря-немца. Раввин Александр Альтман угрожает организовать бойкот игр. Болельщики освистывают команду. Толпа набрасывается на Берта. Защищая его, Маргарет говорит: «Мы помним, что сделали немцы, но это не значит, что их нельзя простить. Да, он воевал против нас, он немец, но он человек, такой же, как вы. Я горжусь тем, что я его жена». В конце концов даже раввин признает, что Берт не должен расплачиваться за преступления других: «Теперь он играет за нас, а не против нас». Постепенно Берт, великолепный вратарь, становится гордостью команды и всего города.

Мальчишки стремятся получить его автограф. В личной жизни футболиста тоже всё складывается удачно. У супругов рождается первенец. Манчестер-Сити выигрывает у команды Бирмингема кубок «Уэмбли», причём, во время игры Берт получает страшнейшую травму шейного позвонка, но превозмогая боль, продолжает защищать ворота. Он становится героем не только своей команды, но всей Великобритании.

Во время лечения от перелома шейного позвонка перед глазами Берта опять возникает тот сельский мальчишка, который попросил свой мяч у нацистского офицера. Но на этот раз мы видим, что на самом деле Берт не спас ребёнка, а стоял и смотрел, как офицер убивает малыша выстрелом в спину. Потом Берт подбежал к мальчику, неподвижно лежащему в пыли, увидел, что тот не дышит, и незаметно подобрал детскую деревянную свистульку, зажатую в руке мальчика. 

 ...Берту в больницу позвонила жена. Во время разговора он услышал, как его маленький сын (ровесник того погибшего мальчика) попросил у мамы денег на мороженое. Маргарет не хочет отпускать малыша одного, но Берт говорит, чтобы она отпустила ребёнка за мороженым. Мальчик радостно бежит на улицу, где попадает под автомобиль. Маргарет обвиняет себя в смерти сына – недоглядела, а Берт считает, что это ему наказание за гибель маленького футболиста во время войны. 

 ...Берт приходит на кладбище, чтобы положить цветы на могилу сына. К нему подходит человек, в котором Берт узнаёт начальника лагеря военнопленных. Тот тоже пришёл на кладбище, где похоронены его жена и дочь, погибшие во время немецкой бомбёжки Манчестера.

Теперь становится понятной ненависть лейтенанта к военнопленным немцам. Он говорит Берту, чтобы тот вернулся в спорт, чтобы продолжил играть за тех, кто ему поверил, продолжил играть в память о сыне. Маргарет тоже пытается вывести Берта из депрессии, но он повторяет, что смерть сына – это наказание за прошлое, за то, что мог спасти того сельского мальчика, но не сделал этого. Маргарет говорит, что у них два варианта: либо похоронить себя, либо продолжать жить. Берт выбирает жизнь и возвращается в команду. Конец фильма.

 ...Берт Траутманн ушёл из спорта в 1964 году. У него и Маргарет родились ещё двое сыновей. Маргарет умерла в 1980 году, а Берт – в 2013.

 Двухчасовой кинофильм режиссёра Маркуса Розенмюллера смотрится с большим интересом. Критики отмечают отличную игру Дэвида Кросса, исполнителя роли Берта, и Фрейи Мавор, сыгравшей роль Маргарет. 

 Зрители, члены семьи которых пострадали во время Второй мировой войны и память об этом не стёрлась со временем, могут усомниться в подлинности истории о нацисте, который из врага превратился в героя Великобритании. Однако подобное происходило и в США, и в СССР, когда для работы над атомным оружием были вывезены из капитулировавшей Германии её ведущие физики-атомщики, служившие верой и правдой Третьему Рейху и этим способствовавшие гибели миллионов людей.

Они – учёные, изобретатели, военные инженеры - должны были быть среди тех, кого судили на Нюрнбергском просцессе, но им дали возможность искупить свою вину, поработав на усиление военной мощи двух сверхдержав.

На эту тему есть немало книг и статей, но главный вопрос, возникший после просмотра кинокартины, – какова была психологическая атмосфера в научной среде, как относились к бывшим нацистам учёные-евреи, у которых, возможно, родственники были убиты в немецких концлагерях? Ведь работу над ядерной бомбой возглавляли учёные еврейского происхождения: в США это Роберт Оппенгеймер и Ханс Бете, а в СССР Яков Зельдович и Юлий Харитон. Что чувствовали первые в отношении разработчиков ракеты Фау-2 Вернера фон Брауна и Вальтера Дорнбергера? И какие эмоции возникали у Зельдовича и Харитона, работавших рядом с Николаусом Рилем, Густавом Герцем, Робертом Дёпелем, Хайнцем Позе, Максом Штеенбеком, которых вывезли из Германии в СССР?

 Морально ли (не аморально ли) спасать от суда людей, которые раньше работали на Гитлера и получали от него высокие награды? С точки зрения высших интересов государств-победителей морально. А на человеческом уровне? Каково было недавно вернувшимся с войны футболистам и болельщикам Великобритании видеть на поле немецкого солдата Берта Траутманна, который настолько отличился в боях за Третий рейх, что получил Железный крест за храбрость? Когда футбольный клуб Манчестер-Сити подписал с ним контракт, 20 тысяч человек вышли с протестом.

Однако прошло несколько лет- и Берт стал легендарным вратарём британского футбола пятидесятых-шестидесятых годов 20 века. Но вопросы всё же остались: если он хороший и нужный нам футболист, то забудем, что он был нацистом и убийцей? Если он хороший и нужный нам физик-ядерщик, забудем, что он создавал ракеты, которыми обстреливали жилые кварталы наших городов? Если он хороший артист, то забудем, что он убил человека? Для одних умение прощать – проявление человечности, для других – это оскорбление памяти погибших.

 Создатели фильма «Голкипер» с пониманием и сочувствием относятся к своему герою. Они прощают ему энтузиазм, с которым он пошёл в Гитлерюгенд, вступил в нацистскую партию, храбро воевал на Восточном фронте и убивал, получая за это повышение в звании и высокие награды. Кино нынче не чёрно-белое, оно цветное, подкрашенное, ибо иначе, как считают кинематографисты, публика не станет его смотреть.

К тому же, история Берта Траутманна даёт основания для хэппи-энда. На мой взгляд, Дэвид Кросс, играя роль Берта, слишком уж был его адвокатом. Он сыграл жертву нацистской системы, войны, а затем ненависти со стороны победителей в той войне. У Дэвида Кросса Берт – герой, терпеливо, даже невозмутимо переносящий издевательства, обиды, недоверие.

В конце концов он побеждает, потому что в глазах футболистов и больщиков он хоть и немец, но хороший человек. Знавшие настоящего Бернхарда Траутманна помнят его другим – жёстким, лишённым сантиментов, очень волевым, благодаря чему он и стал выдающимся футболистом, мастером по взятию штрафных ударов, вратарём, доигравшим финальный матч на кубок страны со сломанным шейным позвонком. Даже раввин Александр Альтман выступил в его защиту и призвал еврейскую общину простить немцу его прошлое. 

 Простить? Да. Это сделали евреи, приехавшие на постоянное жительство в Германию. Это сделал Израиль. Это сделали евреи Америки. Простили сегодняшней Германии её прошлое. Простили. Но не забыли. Поэтому ежегодно отмечают и День Холокоста, и день восстания в Варшавском гетто, приносят цветы к памятникам погибшим в Освенциме, Дахау, Бухенвальде, Бабьем Яре...

 ...Жанр кинофильма – биографическая драма, несколько сентиментальная, трогательная. Футбольная часть фильма смотрится с большим напряжением. Любителям этого вида спорта эпизоды матчей особенно понравятся, ибо помогут вспомнить классический английский футбол. Критики и зрители дали картине высокую оценку: 90 из 100 возможных. Но главное – фильм не «попкорновый». Он сделан в лучших европейских традициях и даёт пищу для размышлений... 

 

Link: https://www.menemshafilms.com/keeper

Трейлер: https://youtu.be/0k_y7FCjQik

 

All photos courtesy of Menemsha Films

 

Комментарии

Правильно всё-таки говорить от своего личного имени, а не от имени всех евреев. Кто-то простил, а кто-то нет. И не простил, и не забыл. И ужас, и чудовищность, и невообразимость Холокоста, даже и по прошествии лет, веков, в памяти поколений будут только увеличиваться, а не уменьшаться.