Из воображаемых бесед с мудрецами. Плутарх: Или как можно короче, или как можно приятнее»

Опубликовано: 30 сентября 2020 г.
Рубрики:

Сегодня наш друг, независимый журналист М. Михайлов, набрался храбрости и вступил в воображаемую беседу со знаменитым греческим писателем, философом, историком и общественным деятелем Плутархом (45 – 127г.г.).

Вот запись их беседы.

 

М. – Уважаемый Учитель, Вы прожили большую и славную жизнь: избирались архонтом – правителем Херонеи; были верховным жрецом храма Аполлона Пифийского в Дельфах. Ваши «Сравнительные жизнеописания» считаются вершиной античного биографического жанра. Кроме того, в Ваше наследие входит множество сочинений по самым различным отраслям знаний. Кто, как не Вы, знаете, какое благо главное для человека в его нелегком жизненном пути?

 

П. – Знатное происхождение есть благо, но это – благо предков. Богатство почетно, но это – дело счастья. Слава желательна, но непостоянна. Красота прекрасна, но преходяща. Здоровье ценно, но легкоразрушимо. Сила завидна, но она разрушается старостью и болезнями. Образование – единственное, что в нас божественно и бессмертно; величайшие преимущества, которыми одарена человеческая природа, это разум и речь.

 

М. – А величайшее достижение разума – это мудрость. В чем она проявляется?

 

П. – Высшая мудрость – философствуя, не казаться философствующим, и шуткой достигать серьезной цели.

 

М. – Опыт показывает, что не всегда даже образованный человек обладает чувством юмора и умеет правильно пользоваться этими «величайшими преимуществами человеческой природы» – отсюда столько, мягко говоря, недоразумений и конфликтов.

 

П. – Говорят, что природа для того каждому дала два уха и один язык, чтобы говорить меньше, чем слушать.

 

М. – То есть чаще в разговорах с людьми лучше помалкивать?

 

П. – Ни одно произнесенное слово не принесло столько пользы, сколько множество не сказанных.

 

М. – Это верно. Как говорится, «молчание – золото». А Ваш соотечественник Пифагор говорил: «Молчи или говори что-нибудь получше молчания». Так что слушать, безусловно, предпочтительней. Но иногда собеседник настолько косноязычен и болтлив, что теряешь всякое терпение.

 

П. – Научись слушать, и ты сможешь извлечь пользу даже из тех, кто говорит плохо.

 

М. – Вы правы. А как, по-вашему, следует говорить хорошо?

 

П. – Или как можно короче, или как можно приятнее.

 

М. – Что можно сказать о человеке, который даже в дружеском общении не может удержаться, чтобы как-нибудь не уколоть, не уязвить приятеля? 

 

П. – Злоречивый язык выдает безрассудного.

 

М. – Разумный человек умеет владеть собой и не станет обижать ближних без причины, как Вы считаете? 

 

П. – Человек здравомыслящий должен остерегаться вражды и озлобления.

 

М. – А если собеседник норовит перевести беседу в ссору и, якобы без злого умысла, говорит что-то оскорбительное, унижающее Ваше достоинство, как лучше ответить, не теряя лица?

 

П. – Подчас не без пользы бывает заткнуть обидчику рот остроумной отповедью; такая отповедь должна быть краткой и не обнаруживать ни раздражения, ни ярости, но пусть она умеет со спокойной улыбкой немного укусить, возвращая удар; как стрелы отлетают от твердого предмета обратно к тому, кто их послал, так и оскорбление словно бы летит от умного и владеющего собой оратора назад и попадет в оскорбителя.

 

М. – Спасибо за совет. А чем отличается речь умного человека?

 

П. – Сила речи состоит в умении выразить многое в немногих словах.

 

М. – Вы считаете болтливость серьезным недостатком?

 

П. – Болтун хочет заставить себя любить и вызывает ненависть, хочет оказать услугу – и становится навязчивым, хочет вызвать удивление – и делается смешным; он оскорбляет своих друзей, служит своим врагам.

 

М. – Да, видимо, надо следить за собой, чтобы избегать подобных неприятностей. Но как быть, если тебя расспрашивают о чем-то?

 

П. – Есть три способа отвечать на вопросы: сказать необходимое, отвечать с приветливостью и наговорить лишнего.

 

М. – Конечно, чувство меры – это главное. Как писал английский философ Т. Карлейль, «если человек знает меру, он знает все». Но ведь соблюдать ее непросто – все зависит от характера.

 

П. – Характер есть не что иное, как долговременный навык.

 

М. – Вы хотите сказать, что мы сами создаем свой характер, потакая дурным привычкам, или, наоборот, освобождаясь от недостатков? Однако, как бы мы ни старались, а нет людей вполне совершенных.

 

П. – Немного пороков достаточно, чтобы омрачить многие добродетели.

 

М. – Смотря какие пороки! Самое страшное, когда сталкиваешься с предательством тех, кого считаешь друзьями.

 

П. – Из золотой чаши пить отраву и от друга коварного совет принять – одно и то же.

 

М. – Мне непонятно, как можно из-за денег или других материальных благ потерять самое дорогое на свете – истинную дружбу.

 

П. – Предатели предают прежде всего себя самих.

 

М. – Это правда. Но тяжело одновременно пережить потерю друзей и доверия к людям!

 

П. – Мужество и стойкость потребны людям не только против оружия врагов, но и равным образом против всяких ударов.

 

М. – А как Вы относитесь к друзьям, не имеющим своего мнения и во всем полагающимся на Вас?

 

П. – Мне не нужно друга, который, во всем со мной соглашаясь, меняет со мною взгляды, кивая головой, ибо тень то же делает лучше.

 

М. – Действительно, дружба – это прежде всего равенство и взаимная поддержка во всех делах.

 

П. – Если похвально благотворить друзьям, то нет постыдного и в том, чтобы принимать помощь от друзей.

 

М. – Безусловно, кто еще может помочь человеку, если не друзья. Но есть еще семья. Хорошо, если в ней можно обрести поддержку в трудные времена. А для этого надо сделать правильный выбор. Какой совет Вы дали бы молодому человеку, думающему о вступлении в брак?

 

П. – Жениться следует не глазами и не пальцами, как это делают некоторые, подсчитывая, сколько за невестой приданого, вместо того чтобы выяснить, какова она будет в совместной жизни.

 

М. – А что Вы посоветовали бы молодой девушке, вступающей в брак?

 

П. – Не на приданое, не на знатность, не на красоту свою следует полагаться жене, а на то, чем по-настоящему можно привязать к себе мужа: на любезность, добронравие и уступчивость, и качества эти проявлять каждодневно не через силу, как бы нехотя, но с готовностью, радостно и охотно.

 

М. – Какой брак Вы считаете удачным?

 

П. –Супружеский союз, если он основан на взаимной любви, образует единое сросшееся целое; если он заключен ради приданого или продолжения рода, то состоит из сопряженных частей; если же только затем, чтобы вместе спать, то состоит из частей обособленных, и такой брак правильно считать не совместной жизнью, а проживанием под одной крышей.

 

М. – С этим трудно не согласиться. Однако как бы удачно ни складывались обстоятельства, со временем человек стареет, и подступают болезни. Вы прожили долгую жизнь и, наверное, знаете, как сохранить здоровье в преклонном возрасте.  

 

П. – Кто рассчитывает обеспечить себе здоровье, пребывая в лени, тот поступает так же глупо, как и человек, думающий молчанием усовершенствовать свой голос.

 

М. – Значит, как можно больше двигаться?

 

П. – Движение – кладовая жизни.

 

М. – Кроме того, Вы предпочитали вегетарианство?

 

П. – Я удивляюсь тому, кто допустил на своем столе искаженные формы мертвых тел и потребовал для своего ежедневного питания то, что еще так недавно представляло собою существа, одаренные движением, пониманием и голосом.

 

М. – А что Вы скажете об алкоголе?

 

П. – Никакое тело не может быть столь крепким, чтобы вино не могло повредить его.

 

М. – Можно ли полагаться на достижения медицины, направленные на продление жизни?

 

П. – Медицина заставляет нас умирать продолжительнее и мучительнее.

 

М. – Добавлю, к тому же – дороже. Но не будем о грустном. В настоящее время считается, что интеллектуальные занятия необходимы для продления жизни.

 

П. – Непрестанно учась, к старости я прихожу.

 

М. – То есть Вы почти две тысячи лет назад знали то, к чему ученые пришли сегодня! В заключение нашей беседы скажите нам, далеким потомкам, что такое жизнь человека?

 

П. – Жизнь есть последовательность человеческих дел, большая часть которых имеет предметом добывание и приготовление пищи.

 

М. – Ну, понятно: без пищи жить невозможно.

 

П. – Пища нам не только средство к жизни, но и средство к смерти.

 

М. – Конечно. Как говорил Ваш соотечественник Гиппократ, «ни насыщение, ни голод и ничто другое не хорошо, если преступить меру природы». Но такой мудрый человек, как Вы, это знаете и не злоупотребляете.

 

П. – Я живу в маленьком городке, и, чтобы не сделать его еще меньше, собираюсь жить в нем и дальше.

 

На этой оптимистической ноте мы расстались, поблагодарив великого человека за беседу…