Безупречный шпион. Рихард Зорге

Опубликовано: 19 сентября 2020 г.
Рубрики:

«Безупречный шпион. Рихард Зорге, основной агент Сталина» – так в моем переводе звучит название новой книги историка Оуэна Мэттьюса (Owen Matthews) An Impeccable Spy. Richard Sorge, Stalin’s Master Agent. Bloomsbury Publishing: London, 2019.

Вот уж не думала-не гадала писать на эту тему. Пожалуй, подогрел желание писать интерес к истории Второй мировой, о которой столько написано и переписано, что не грех и подзарядиться новыми знаниями. С Рихардом Зорге меня связывают два мелких обстоятельства: то, что он, как и я, родился в Баку, где, я надеюсь, все еще сохранен памятник ему, и то, что в моем семейном архиве сохранилась фотография: мои родители вместе с друзьями засняты на фоне этого памятника, на котором выделяются глаза и брови. К слову, весь памятник – это и есть вырезанные на сером камне знаменитые зоргиевские раскосые глаза и взметнувшиеся над ними, словно крылья птицы, незабываемые брови легендарного шпиона. 

Признаться, мои знания о Зорге ограничивались скупыми фактами его биографии, в частности, его ролью в Великой Отечественной. Сообщив Сталину, что Япония не собирается нападать на Советский Союз, он тем самым помог принять решение перебросить войска из Сибири на Запад, и этот шаг сыграл важную роль в обороне Москвы. Знала я и о том, что родился он в немецкой семье, был коммунистом и советским патриотом. Вот, пожалуй, и все. Не густо. 

Книга Оуэна Мэттьюса позволила мне «совершить массу открытий, иногда не желая того». Да, убежденный коммунист, но в то же время державший в банке в Шанхае на всякий пожарный случай некую сумму, так сказать, подушку безопасности. Коммунист, но не слепой фанатик. В страшном 1937-м году начальник разведуправления РККА Урицкий неоднократно звал Зорге в Москву то от имени самого Хозяина, то с помощью агента Айно Куусинен, приехавшей в Токио с заданием от Урицкого выманить Зорге в Москву. На что, кстати, Айно Куусинен ответила, что, если даже Зорге самого Сталина не послушался, то с какой стати он будет слушать ее увещевания? До Зорге доходили сведения о том, что Сталин, руководствуясь параноидальными подозрениями, разрушал профессиональную агентурную сеть. Он в Москву так и не вернулся. Естественно, на Зорге и его группу пало подозрение в нелояльности и впоследствии Сталин игнорировал неоднократные предупреждения Зорге о нападении Гитлера на СССР. 

В молодости Зорге участвовал в Первой мировой войне, причем на стороне Германии. Это произошло потому, что к тому времени семья Зорге, этнические немцы, переехали на свою историческую родину. Позднее участие в военных действиях очень поможет легендарному разведчику наладить доверительные контакты с нацистами, включая самого весомого из них – немецкого посла в Токио, генерал-майора Юджина Отта. Зорге стал его закадычным другом и даже получил предложения работать официально в посольстве, но он предпочел оставаться консультантом и журналистом, чтобы продолжать руководить своей шпионской сетью. 

И что это была за сеть! В ее состав входил японец Озаки Хотсуми, сумевший стать одним из советников Премьер-министра Японии принца Фимимаро Коноэ. На тот уровень доступа к секретным данным, на который поднялся Зорге со своей группой, не сумел подняться ни один из советских агентов. Зорге в бытность свою в Германии участвовал в коммунистическом движении и до своего фиаско, вступив в национал-социалистическую партию, находился под угрозой разоблачения немцами. Но этот человек был необыкновенно притягателен и умел внушать доверие. Под его харизму попадали не только женщины - присланный из Германию в Японию полковник гестапо Джозеф Мейсингер мгновенно оказался под обаянием советского агента Рамзая. Приглашения в пивнушку и воспоминаний об окопах Первой мировой оказались достаточными, чтобы у его страшного собеседника сложилось твердое убеждение о лояльности Зорге. 

Книга Оуэна Мэттьюса не сухое историко-биографическое исследование. Я была захвачена ею, словно романом, где главный герой оказался трагической фигурой, полной противоречий и мелких слабостей. Согласно официальным данным, Зорге был дважды женат, причем вторая его жена, Екатерина Максимова, жившая в Москве, видела своего мужа только эпизодически. Она прочувствовала на себе в полной мере «благодарность» советского режима. После смерти своего героя-мужа Екатерина была арестована, сидела в тюрьме, а затем была сослана в Красноярский край. Там она и умерла то ли от отравления, то ли от истощения. 

На протяжении своей шпионской карьеры Зорге имел множество любовниц, включая наиболее долговременную из них – японку Ханако Мияке. Рихард Зорге даже соблазнил жену своего главного источника информации и друга – посла Юджина Отто. Хельма Отт не была сногсшибательной красавицей, да и риск был совершенно неоправдан, но Зорге не мог пройти мимо даже небольшого искушения. Еще одна слабость великого шпиона – пристрастие к выпивке. Строго говоря, он был алкоголик. Бывало, что он, напившись в баре, хвалил Сталина и критиковал Гитлера, причем делал это публично, не боясь последствий и присутствия гитлеровцев. И еще одна черта, чуть было не погубившая его шпионскую карьеру, – страсть к лихой езде на мотоцикле. Так, однажды Зорге попал в крупную аварию и, уже теряя сознание, сумел позвать своего друга, другого агента, чтобы тот вынул из его карманов секретные материалы. Невозможно представить хладнокровного аналитика Штирлица в подобной ситуации. Что ж, помимо слабостей, у Зорге были сильные стороны: широкой кругозор, прекрасное перо, любовь к литературе, классической музыке и аналитическим трудам (он хотел, чтобы его называли «доктор Зорге»). Его аналитические справки и статьи служили источником информации для самых высших эшелонов германского командования, хотя у Шелленберга и были подозрения в нелояльности журналиста. Зорге был масштабной личностью. Достаточно сказать, что японский прокурор, судивший Зорге, сказал: «За всю свою жизнь я никогда не встречал такого великого человека, каким был он». Комплимент от врага дорогого стоит! 

Необыкновенно интересно было узнавать о той драме, которая разыгрывалась перед началом Великой Отечественной. С одной стороны, Сталин верил Гитлеру и его заверениям, что по пакту Молотова-Риббентропа Персидский залив и Индия попадут под сферу советского влияния. С другой стороны, он, по мнению некоторых историков, готовил операцию «Гроза» с намерением напасть на Германию. И все же Сталин упорно отказывался верить в реальность угрозы нападения Германии на Советский Союз. После того как шесть начальников военной разведки были казнены как «враги народа», Филипп Голиков, возглавил «Четвертый отдел» НКВД. Новый начальник решил, что своя шкура дороже, и стал вливать в уши Хозяина только то, что соответствовало его предубеждениям. Сталин предпочитал сведения, компроментировавшие Англию и Америку, что никак не подвергало бы сомнению его союз с Гитлером. Голиков намеренно преуменьшал и искажал сведения, поступавшие из разных источников о том, что Германия готовит нападение на СССР. Как известно, Сталин не доверял никому. Не доверял он и Зорге, нецензурно браня его. Зато он поверил конфиденциальным заверениям Гитлера, писавшего Сталину в личном письме, что сосредоточение войск рядом с советскими границами – вынужденная мера, дабы избежать английских бомбардировок. Как позднее вспоминал маршал Жуков, в «Правде» от 14 июня он встретил буквальные совпадения с текстом гитлеровского письма к Сталину. Возможно, сыграло свою роль и то обстоятельство, что этнический немец Макс Клаузен, пересылавший по радио сообщения Зорге в Москву, постепенно стал симпатизировать Гитлеру и передавал не все депеши, что Зорге сообщал. Но даже если бы информация поступала к советскому диктатору в полном объеме, что бы это изменило?

После начала войны советское командование стало более доверительно относиться к сообщениям агента Рамзая. Так, Зорге предупредил Кремль о готовящейся атаке на Сталинград, а также и о том, что Япония скоро будет находиться в состоянии войны с США. Он не предупреждал о Перл Харборе, но за три месяца до этой роковой атаки на Америку, говорил о войне США с Японией. Но, конечно, наиболее ценной информацией, изменившей ход войны, было сообщение о том, что Япония не будет нападать на СССР. Несмотря на это, даже в 1961 г. Голиков продолжал верить, что Зорге был двойным агентом. Когда Голиков и Жуков посмотрели фильм французского режиссера Qui étes-vous, Monsieur Sorge? («Кто Вы, господин Зорге?»), с чего, собственно, и началось «открытие» в Советском Союзе забытого героя, Жуков обратился в кинотеатре к Голикову: «Почему, Филипп Иванович, вы прятали эти доклады от меня? Почему вы не сообщали эту информацию главе Генерального Штаба?» На что Голиков немедленно ответил в том духе, что считал Зорге двойным агентом. Так или иначе, все же сообщению о том, что Япония не будет нападать на СССР, в Москве поверили. 

А искушение было слишком велико. Японские милитаристы мечтали отхватить кусок Сибири. Против этой идеи сыграло несколько обстоятельств, включая то, что Япония не владела нефтяными резервами. В состоянии войны с Америкой и Англией ей неоткуда было получать горючее. Война Германии с Россией прервала и поток военного оборудования, направляемого в Страну Восходящего Солнца. К тому же на совещании советников премьер-министра прозвучал традиционный аргумент, что, дескать, будет очень трудно разгромить Россию и только русские могут выжить в Сибири. Сибирь слишком холодна для японцев. 

Новый директор Четвертого отдела генерал Константин Колганов и не доверял Зорге, и продолжал поставлять его депеши на самый верх. Немцы хотели, чтобы Япония напала на СССР, а Япония тем временем устремила свои военные силы на юг, на Сингапур. Зорге открыто спорил за завтраком с немецким послом, что Германия будет разбита через три года и гитлеровский план обречен, как в свое время наполеоновский. В глазах высшего немецкого командования Зорге стал источником информации о намерениях Японии, чем он и пользовался, искажая эти сведения в нужном ему направлении, чтобы Германия перестала надеяться на вступление Японии в войну с Советским Союзом. 

Когда Зорге и его сообщники были арестованы японцами, поднялась волна протеста со стороны местных нацистских кругов. И шеф гестапо Мейсингер, и посол Отт протестовали и жаловались в Министерство Иностранных дел Японии, что японская секретная полиция перестаралась и совершила ошибку. У него были шансы спастись, если бы он молчал и притворялся, что он работал только на немцев. Но на шестой день допросов, узнав, что все его соратники признались, что японцами захвачен радиопередатчик и известны коды к радиограммам, Зорге неожиданно признался, что работал на Коминтерн. Его близкий друг и конфидент, немецкий посол Отт, навестил Зорге в тюрьме и попрощался с ним. Но даже после окончания войны он отказывался поверить, что Зорге был советским шпионом. Зорге, возможно, надеялся на то, что Советский Союз попытается его спасти, но Москва и пальцем не пошевелила для вызволения своего разведчика. 

В Германии Шелленберг получил взбучку от Гиммлера, и Гиммлер информировал фюрера, что их ценный источник информации в Токио был советским шпионом. Что сделал бы Сталин на месте Гитлера, узнав, что поймали шпиона? Полетели бы головы не только его семьи, но и всего командования. Ничего подобного не произошло. Гитлер переправил посла Отто в немецкий консулат в Китай. 

Трагедия Зорге раскрыта была в книге довольно полно (том в 435 страниц), словом, солидный труд, заслуживающий всяческого уважения не только за то, что автор глубоко погружен в тему, но и за то, что смог преподнести свои знания в столь увлекательной форме. Напоследок приведу заключительный абзац книги в моем переводе. «Советский Союз официально канонизировал Зорге как героя. Тем не менее все статуи и книги не могли полностью стереть существовавшие подозрения, безразличие и окончательное предательство страной своего величайшего разведчика. Ни один советский агент не служил Москве столь хорошо или столь долго. Шпионская сеть, которую создал Зорге, была уникальной в истории современного шпионажа в своем доступе ко внутренним кругам власти в Германии и Японии. Тем не менее в момент величайшей угрозы для Советского Союза, атмосфера паранойи, которую создал Сталин, означала, что золотые разведданные, отправляемые в Москву, игнорировались. Зорге был несовершенной личностью, но безупречным шпионом: смелым, блестящим и неустанным. Трагедия Зорге была в том, что его хозяева были продажные трусы, ставившие свою карьеру выше жизнных интересов страны, служению которой он отдал жизнь».