Путевые заметки. Марокко

Опубликовано: 29 августа 2020 г.
Рубрики:

В шестидесятые годы прошлого века многие авиалинии продавали билеты с правом нескольких пересадок. Так например, можно было из Парижа полететь в Барселону, оттуда в Гранаду или Кордову, затем в Мадрид, Севилью и даже в Танжер в Марокко. В 1967 году, остановившись на неделю в Париже, я решил полететь в Испанию и на несколько дней в Марокко. 

Впечатления об Испании требуют особой статьи, поэтому ограничусь здесь только моей поездкой в страну Марокко, которую русские беженцы, попавшие туда после конца Второй мировой войны, называли "страна морока".

Аэропорт в Танжере произвел на меня впечатление тем, что все служащие там были в красных фесках с кисточкой на них и со стуком штемпелевали паспорта. Я оказался одним из последних пассажиров и, когда, получив мой чемоданчик, вышел к стоянке такси, то увилел там араба, тоже в красной феске, сразу сказавшего мне, что его зовут Ахмет и он хочет быть моим гидом по городу. 

Прерву тут мое повествование и расскажу один анекдот, имеющий отношение к данной ситуации. К одному американцу, как и я, прилетевшему в Танжер, подошел гид-араб по имени Мустафа и сразу же предложил ему достать для него девочку. "Мне не нужна девочка,"- ответил американец. "А, тогда мальчика". «Нет, не надо мне его». “А может, козочку?” «Нет». "А кого же вам нужно?" "Мне нужно американского консула". Мустафа задумался и ответил: "Это будет трудно, но я постараюсь”.

 Поскольку я сказал моему гиду, что еду прямо в отель, он мне ничего не предлагал и, разочарованный, только достал мне такси. Отель оказался вполне хорошим с одной только особенностью - в самой ванне не было места для мыла, оно лежало на умывальнике. 

Поэтому, взяв мыло, я лез в ванну, намыливал себя, вылезал из нее, чтобы положить мыло на умывальник, лез обратно в ванну и начинал мыться. На следующее утро я пошел исследовать город и сразу же попал на улицу с чайными. 

Марокканцы пьют чай с мятой, и запах ее буквально висел в воздухе, кроме того, по улице ходили женщины не только в длинных платьях, но и в чадре, так что видны были лишь "очи черные", надо сказать, очень выразительные. Только потом мне сказал один знающий человек: "Хорошо, что вы видели только их глаза, во-первых, лица у этих женщин не такие уж красивые, во-вторых, у большинства из них гнилые зубы".

Время подошло уже к полудню, и я решил пойти на местный базар. Я не знал, что к этому часу торговля прекращается и все отдыхают, завернувшись в свои бурнусы. Вот и хорошо, подумал я, смогу спокойно их рисовать и, достав свой блокнотик, стал делать наброски этих спящих фигур. К сожалению, неподалеку оказалась группа мальчишек, которые, увидев меня, бросились смотреть, чем я занимаюсь. Их крики разбудили спящих торговцев, и несколько из них, включая одну старуху, подошли ко мне и стали меня ругать. 

Я понял: эти суеверные люди не хотели, чтобы я их рисовал. Они думали, что, имея их образ на бумаге, я могу причинить им вред, послать болезнь.

В кармане у меня было несколько местных монет - дирханов и даже бумажные деньги с портретом их короля Хассана Второго, ценностью в пятьдесят центов. Я отдал их негодующим арабам, но они, взяв деньги, продолжали меня ругать. Оставалось лишь одно: встать, жестами объяснить, что я извиняюсь, и поскорее убраться с базара, что я и сделал. 

Уходя, я слышал несущиеся мне вдогонку проклятия, скорее всего, пожелания, чтобы Аллах строго наказал меня за мою дерзость. В отеле я постарался по памяти сделать несколько набросков, но вдохновения большого не было и я решил позабыть об этом эпизоде. 

На следующий день с экскурсией я попал в маленький городок, где нам, туристам, обещали показать заклинателя змей. Езды туда было около получаса, и по дороге мы встретили нескольких верблюдов со всадниками. 

Не мог не вспомнить старый анекдот первых лет советской власти: старушка, никогда не бывавшая в зоопарке и увидевшая там верблюда, перекрестилась и сказала: "О, Господи, вот что проклятые большевики из лошади сделали!" Экскурсия наша остановилась около большого караван-сарая, во внутреннем дворике которого помешались верблюды, а в комнатах вокруг - люди. Но караван-сарай был пуст. 

Вскоре появился и обещанный заклинатель змей, но змея его спрятана была в картонной коробке с большими буквами "Брилло". Даже настоящей плетеной корзинки не нашлось. Достав дудочку, заклинатель заиграл, действительно, из коробки появилась змея и начала слегка покачиваться из стороны в сторону. 

Впечатления большого это зрелище не произвело. Иными словами, мое путешествие в Марокко не стало восточной сказкой и я без сожаления покинул Танжер и вернулся в Париж. 

Надо добавить, что знакомство с искусством Ислама произошло у меня в Испании, в Гранаде, с ее роскошным мавританским дворцом Альгамбра.

Все же могу сказать, что моя нога была на африканском континенте, но всего три дня.