Последняя встреча. Из недавней истории 

Опубликовано: 21 мая 2020 г.
Рубрики:

С Борисом, к которому я шел сейчас, мы учились в одном классе и были приятелями. После школы наши пути разошлись. Я, сравнительно легко, поступил на филфак Университета, а Борис не прошел по конкурсу в Политехнический институт и его призвали в армию. После этого наше общение прервалось. 

Однажды у меня зазвонил телефон, и Борис сообщил, что он уже закончил свою службу и предложил встретиться. -Как тебе удалось оказаться на гражданке, не отслужив положенный срок. -Так уж получилось. 

Он не стал разговаривать на эту тему, и я понял, что она ему неприятна и не стал его расспрашивать. 

Борис окончил Политехнический институт и работал в каком-то ОКБ. Мы встречались ним, хотя и не очень часто. Должен признаться, что он казался мне скучным человеком, который думает только о своей работе. 

Борис встретил меня в халате и извинился за свой вид. -Дело в том, что я очень плохо спал, и поэтому поздно проснулся и только что принял душ. -Не нужно извиняться. Мы с тобой знаем друг друга более тридцати лет и поэтому можем себе позволить иногда нарушать правила этикета. 

Он сварил кофе и достал пряники. Мы неторопливо пили кофе. Вдруг он неожиданно спросил:

-Почему ты при разговоре со мной всегда говоришь медленно, как будто подыскиваешь слова попроще, чтобы я смог понять. Я тебе не интересен, и ты считаешь меня примитивным человеком.

-И давно ты это заметил?

-Сразу же после возвращения из армии.

-Почему же ты ничего не говорил?

-Вначале это меня обижало, но потом я привык и решил принимать тебя таким, какой ты есть.

-Почему сегодня ты поднял этот вопрос? -Потому что на это есть причина. -Какая же? -Да так, пустяк...Видишь ли, жить мне осталось недолго. -Не говори глупости! Мы с тобой еще достаточно молодые люди,и у нас еще много лет впереди!

-Твои бы речи, да Богу в уши! Да тут и Бог не поможет. У меня лучевая болезнь очень запущенная. Если бы ты смотрел на меня повнимательнее, то заметил бы, что я в последнее время быстро старею. 

Впервые я посмотрел на Бориса очень внимательно и заметил, что он, действительно, выглядит нездоровым и очень старым человеком.

-Почему ты не обратился раньше к врачам?

-Потому что, я не мог сказать врачам, где и когда я облучился.

-Это почему же?

-Потому что, я дал подписку о неразглашении военной тайны. 

-Какую подписку?

-Эх, Коля, сразу видно, что ты не служил в « подразделениях особого риска».

-Что это за подразделения?

-Это подразделения, которые, по замыслу верховного командования, должны взламывать оборону возможного противника после нанесения по нему удара ядерным оружием.

-Теперь я припоминаю, что в начале пятидесятых годов в газете «Правда» была напечатана статья маршала Жукова, где он, среди прочего, писал, что, при необходимости, мы можем первыми применить ядерное оружие.

-А ты обратил внимание, что в той же «Правде» через пару дней было напечатано, что это частное мнение Жукова, а в доктрине сказано, что мы никогда не применим ядерное оружие первыми -Да, я это как-то пропустил. Меня тогда эти проблемы не очень интересовали.

-Ты слышал такое слово «Тоцк»?

-Когда-то слышал, но сейчас не помню, в связи с чем.

-В Оренбургской области к северу от поселка Тоцкое был расположен очень большой военный полигон. На этом полигоне в сентябре 1954 года проводилось войсковое учение под кодовым названием «Снежок», на котором отрабатывалась возможность прорыва обороны противника с использованием ядерного оружия. Учения были подготовлены и проводились под руководством маршала Жукова. 

Как потом я узнал: в учениях было задействовано 45 тысяч человек, сотни танков и десятки самолетов. 

14 сентября была сброшена с самолета атомная бомба, мощностью 40 килотонн, которая была взорвана на высоте 350 метров от поверхности земли. Через примерно три часа пехота и танки пошли на прорыв заранее подготовленной полосы обороны «противника», самолеты пролетели сквозь ядерный «гриб». 

Мы пошли в атаку в старых, неудобных противогазах, в которых стали задыхаться на бегу. Поэтому мы стали срывать их с себя. Когда мы преодолели полосу обороны, никто не дал даже элементарных средств, рекомендуемых при облучении. Оно и понятно. поскольку одной из целей учения была проверка воздействия облучения на человеческий организм и технику.

14 сентября 1954 года ТАСС сообщило: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. При испытании получены ценные материалы, которые помогут ученым и инженерам успешно решать задачи по защите от атомного нападения». 

-Почему ты это рассказал несмотря на подписку?

 -Потому что, во-первых, срок подписки уже закончился, во-вторых, это уже не тайна. на эту тему уже опубликовано немало статей и книг. Правда, в основном, на Западе. 

Давай не будем больше об этом говорить. Скажи лучше, каким ветром тебя занесло ко мне. Ведь ты не очень-то баловал меня своими визитами.. Впрочем, я знаю. Ты пришел пригласить меня на свой день рождения. Я очень тебе благодарен за это намерение, но я не приду. Не потому что, я злюсь на тебя, а потому, что мне нельзя принимать спиртное, а ты знаешь, как смотрят в таких компаниях на трезвого человека.

 -Когда это произойдет? -спросил я прерывающимся голосом. 

Он внимательно посмотрел на меня и сказал:

-Я ждал этого вопроса и очень благодарен за него. Значит, я не совсем тебе безразличен. Однако на твой вопрос нет ответа ни у меня, ни у врачей. Для меня ясно только одно: это наша последняя встреча. Поэтому давай обнимемся на прощание. 

Мы обнялись, и я заметил в его глазах слезы. Я заплакал не стыдясь. Он тогда тоже заплакал. Мы постояли минуту обнявшись. Потом я ушел. Борис умер через три недели. Его похоронили на Смоленском кладбище. Когда гроб опускали в могилу, не звучали похоронные мелодии и прощальный салют. У могилы стояли я и полтора десятка преждевременно состарившихся мужчин, которые вместе с ним ходили в ту злополучную атаку. 

------

См. также Тоцкие войсковые учения 1954 года

 

Комментарии

Такие учения проводили и в США, и в СССР
США , так называемые учения серии Дезерт Рок

Desert Rock I, II, III Операция «Buster-Jangle»
22 октября – 22 ноября 1951 г. 16500 человек
Desert Rock IV Операция «Tumbler-Snapper»
1 апреля – 5 июня 1952 г. 17400 человек
Desert Rock V Операция «Upshot-Knothole»
17 марта – 4 июня 1953 г. 17000 человек
Desert Rock VI
Операция «Teapot»
18 февраля – 15 мая 1955 г. 18000 человек
Desert Rock VII, VIII Операция «Plumbbob»
24 апреля – 7 октября 1957 г. 14000 человек
Итого 82900 человек
СССР
Известны два случая проведения войсковых учений с использованием ядерного оружия в Советском Союзе — Тоцкие войсковые учения в 1954 году с участием 45000 человек и учения 10 сентября 1956 года на Семипалатинском ядерном полигоне с участием 1500 человек, в ходе которых 272 человека десантировались на вертолётах к центру взрыва

Да, и США проводили подобные испытания ЯО с участием в/с. Но сравнивать их с советскими - это как сравнить Форд или Шевроле с Москвичом.
Насколько мне известно, лица, физически присутствовавшие на полигонах американских испытаний ЯО с 1945 по 1962 год (это Атолл Бикини, Остров Рождества, Эниветак Атолл, Джонстон Атолл и Полигон в Неваде) во время этих испытаний или в течение 6 месяцев после, могут получить $75тыс (без налогов), если у них хоть один из 21 видов рака. Если этот человек умер, деньги может получить член семьи. Всё это перечислено в постановлении Конгресса о ветеранах. Есть ещё одно постановление о тех, на кого дул ветер - о жителях этих мест, но им только 50тыс.
Но это не всё. Солдат, участвовавших в испытаниях не прогоняли через эпицентр. Например, Desert Rock V Операция «Upshot-Knothole»: из 17000 "человек" (потому что это не только солдаты, но и учёные, технический персонал, вся обслуга, и, конечно, командование) дозу, превосходящую безопасный уровень, получили 3000 человек, правда около 100 получили очень большие дозы.
Откуда это известно? Всем в/с, участникам тактических маневров на земле (или в воздухе) раздали дозиметры, радиозащитные средства и одежду.
Другой пример: Desert Rock, IV TUMBLER-SNAPPERО. 11 700 участников из МО. Но только 7400 приняли участие в маневрах. Оставшийся персонал Министерства обороны помогал в научных экспериментах, мероприятиях по поддержке с воздуха или занимался административной и вспомогательной деятельностью.
Если по аналогии считать, что в маневрах принимают участие 60% (7400/11700) от всех участников, то из 82900 участников всех Desert Rock тестов только около 50 тыс. приближались к эпицентру, и только 30%, т.е. 15тыс. из них получили опасные дозы. (это экстраполяция из данных по Desert Rock, V: 60% от 17000 = 10000, а 3000 - это 30% от 10тыс.)
Не знаю, доступны ли советские данные об участниках и радиации, да и можно ли им доверять. Например, советские учёные, сугубо мирные люди, работали же в основном в МинСредМаше - никакой обороны.

Как выполнялись учения после взрыва:
За некоторое время до взрыва по войскам был дан сигнал «Химическая тревога» по которому личный состав должен был надеть противогаз, накидку, перчатки и чулки. После последующей артподготовки и проведения радиационной разведки войска «восточных» начали наступление. Через три часа без малого они вышли в эпицентральную область взрыва. Через эту область прошли лишь 5% от 45 тысяч, движение осуществлялось на бронетехнике (либо внутри ее). Скорость движения — 5 км/ч, наиболее близкие к эпицентру подразделения — 10 км/ч. Войска ориентировались на обозначения, расставленные радиационной командой и на собственные радиометрические средства. Существовал строгий запрет на въезд в зону, обозначенную «более 25 Р/ч» хотя фактически радиационные посты, следующие впереди войсковых колонн, зафиксировали лишь 0.1 Р/ч на расстоянии 400 метров от эпицентра
Источник: http://actualhistory.ru/tozk_nuclear