В стране Гарифуна. Рождество в тропиках

Опубликовано: 25 декабря 2019 г.
Рубрики:

До Рождества оставалось всего-ничего, у нас с женой горел долгожданный отпуск, надо было решать, куда податься. Э, была не была - летим в тропики. Конкретно в Белиз, маленькую страну на задворках большой Мексики, по наводке нашего родственника.

Он там отдыхал и гарантировал стопроцентую экзотику при минимуме цивилизации. Где жизнь на берегу моря безмятежна и легка, где нет времён года, где «жарко» - это +28С, а «холодно» +19С, где море кишит рыбой, а обед в ресторане стоит не дороже пяти долларов, где в декабре цветут кусты и деревья, а над цветами порхают колибри... Конкретное название рая - деревушка Хопкинс.

 Когда гостиница в Хопкинсе была заказана, билеты на самолет куплены, наш сердобольный родственник от рекламы тропиков перешел к антирекламе. В частности. В Белизе одной только холеры 40 видов, не считая гепатитов с дизентериями. Местным пофиг, у них иммунитет. Не пить воду из крана, только в запечатанных бутылях. Никакой уличной еды. И ещё тьма-тьмущая полезных советов, после которых предчувствия стали ещё угрюмее. Но деваться некуда, летим.

Кентукки - Техас - Белиз. На подлете к Белиз-сити заполняем таможенные декларации. В числе нестандартных вопросов - были ли мы в течение последних шести месяцев в Африке и если да, на нас та же обувь, что была в Африке? Белиз нам начал нравиться.

 Еще больше он понравился, когда таможенники конфисковали у нас несколько палок салями в вакуумных упаковках, заботливо припасенных женой для наших будущих завтраков и перекусов в раю. Мне почудилась небольшая потасовка в подсобном помещении, куда унесли биологическую угрозу стране Белиз. Про себя поминаем предков таможенных чиновников по женской линии до седьмого колена.

 У выхода из аэропорта шеренга разномастных встречающих с картонками на груди. Наш опекун - высокий, стройный, тёмнокожий молодой мужчина с косичками-дредами.

 - Это мы, - "созналась" моя половина, ткнув пальцем в картонку.

 Водитель просиял от счастья, легко зашвырнул наши кейсы в пыльный багажный отсек ржавого джипа и посоветовал "на дорожку" посетить туалет - впереди три часа езды.

 Возвращаемся на паркинг, водитель распахивает двери : «Устраивайтесь поудобнее. Меня зовут Эрвин». Под мощным пожатием узкой тёмной ладони мгновенно погибли все тропические микробы, угодившие под этот пресс.

 Супруга устраивается на заднем сиденье, я – на переднем с фотоаппаратом. Трогаемся и почти одновременно где-то наверху открывают кран - с неба низвергается плотный поток воды.

- Вообще-то это необычно, - комментирует Эрвин. – У нас сейчас «сухой сезон». Вы точно уверены, что не привезли «это» с собой?

 Похоже, с юмором у аборигенов всё в порядке.

 Минут через десять ливень прекратился так же внезапно, как и начался. Эрвин включает музыку. Песня на совершенно незнакомом языке. Как пояснил водитель, на языке ГАРИФУНА. Это язык местного народа, носящего то же имя, коктейль из бывших рабов, европейцев и индейцев майя.

 -У меня есть африканская, карибская, испанская и итальянская кровь, а сейчас в нашей большой семье еще пополнение – добавилась китайская, мой брат женился на китаянке, и у меня теперь есть племянник-полукитаец! – гордо заявил Эрвин. - Но все мы - ГАРИФУНА.

Лекция продолжалась под мелькание пейзажей.

-Это совершенно особенный язык, - повествовал Эрвин. – У него есть «мужская» и «женская» части. Например, если женщина говорит какую-то фразу, это одно, но если мужчина говорит те же слова, это немного другое.

 С возвышенной темы гарифуна Эрвин легко переключается на быт и предлагает остановиться в столице страны Бельмопан, главным образом, для покупки аэорозоля от москитов - местных кровожадных вампиров.

 Дверей и кондиционера в сумрачном столичном супермаркете нет, вход через широкий проем, температура внутри точно соответствует наружной. Около тридцати Цельсия. Местный торговый колорит. Пиво и напитки в холодильниках, куриные яйца с сальмонеллой впридачу на открытых прилавках. Моей жене даже почудился писк новорожденных цыплят. Закупаемся аэрозолем, водой и колбасой цвета пожарной машины.

 Дорога вползает в непроглядный лес, это и есть те самые джунгли, владения местных майя. На горы спускаются прозрачные синеватые сумерки. На перекрёстке хайвея и грунтовки наряд полиции, в тени пальм рослые темнокожие парни в камуфляже, вооружённые М16. Здесь горные тропы контрабандистов пересекаются с "цивилизованным" миром.

 Падает тропическая темень, остаток пути уходит на ответы-вопросы "как у вас и как у нас". Эрвин удивляется, что в США при покупке алкоголя могут потребовать документы, мы тем, что в Белизе любой подросток может купить то же самое без всяких ограничений. При одном условии: пробовать алкоголь он может только с позволения отца.

 Попутно узнаем от нашего гида немало интересного об истории страны, за которую веками конфликтовали Испания с Великобританией. В итоге этих потасовок страна стала называться Британским Гондурасом, а в 1973-м переименована в Белиз. Любая уважающая себя страна должна иметь хоть какого-то недруга. Для Белиза это Гватемала. Примером тому наш Эрвин - было заметно, что тёплых чувств к Гватемале у него, мягко говоря, не наберётся и на глазную пипетку.

 И, наконец, Хопкинс.

 Асфальт исчез. Темноту рассеивают редкие фонари вдоль грунтовой дороги с невероятным количеством выбоин. Улица в Хопкинсе только одна, параллельно берегу моря. Ещё несколько минут болтанки – и джип застывает на засыпанной гравием площадке перед воротами.

 Из калитки выходит темнокожая хозяйка Эмили. Гостиничка вполне похожа на своё изображение в интернете. В «романтичном» свете редких фонарей и светильников видны пальмы, бассейн, шезлонги, упомянутый в рекламном буклете гамак, изваяния попугая и тукана из цельных стволов деревьев. Гостиничный номер, чистый, опрятный, с белым кафельным полом, на стенах резные фигуры майя из тёмного дерева. «Все удобства» за дверью. «Горячую» воду можно назвать горячей только условно. Да и тёплой – с натяжкой. Wi-Fi работает вполне прилично, скорости хватает на все запросы – от СКАЙПа до фильмов.

 Утром по чашечке отменного кофе на веранде. Еще сутки назад мы находились в сером промозглом декабрьском Кентукки, и вот перед нами царство тепла и яркого многоцветья. И всё это наяву, мы в тропиках!

 Отправляемся к морю и вскоре попадаем прямо на обложку рекламного буклета. Пляж, песок, кокосовые пальмы.... Идём вдоль берега, босыми ногами впитывая тепло солнца и влагу моря. Песок серо-жёлтый и очень крупный. Пляж пуст. Кроме нас – ни души. Шезлонги – на выбор, располагайся, где душа пожелает! Отмечаем: карибский морской воздух совершенно не похож на воздух Азова или Черного моря. Он – ВКУСНЫЙ, в нём нет йодного запаха. Первый день рождественского отпуска – особенный. «Расслабься! Мы – в Белизе !»

Идём обратно через городок. С каждого порога и каждой веранды приветливо машут: «Merry Christmas!!!». Сегодня сочельник, канун Рождества. Перед соседним с нашим отелем рестораном и рядом с пальмами наряженные пластмассовые ёлки. Рождественское утро впервые в жизни встречаем на берегу моря.

 Курортная жизнь начинает обретать очертания некоего распорядка. Подъём в 6-7 утра, кофе на веранде или за столиком у бассейна, пляж, обед, сиеста (очень полезное изобретение !), снова пляж, к семи вечера домой, вечерний досуг - чтение, переписка, телевидение. Для разнообразия пункт «пляж» включает в себя прогулку вдоль берега или местного Бродвея, а также знакомство с доступными взору и фотокамере представителями местной фауны.

 Метровой длины зелёная игуана плавно прошествовала по пляжу, гордо отказавшись позировать, и проворно взобралась на ближайшую кокосовую пальму, исчезнув среди листьев и гроздей орехов.

 Если достаточно долго проваляться на пляже, можно увидеть довольно много интересного. Например, удивительно похожих на птеродактилей пеликанов на бреющем полёте .

 Через пару дней появилась необходимость пополнить запасы продовольствия на велосипеде хозяйки. Ржавый транспорт, похоже, ровесник Кортеса и Монтесумы, но другого нет. Удивляет увиденный на обочине знак "Bump".

На самом деле это толстенный канат из пальмовых волокон для снижения скорости местными лихачами. «Bump» по-белизски. Со скрипом, лязгом и некошерными комментариями добираюсь до супермаркета. Нагружаю покупки на своего колёсного скакуна и пытаюсь ехать. Получается. Но заметно труднее, чем по пути сюда. Уже знакомый «бамп» пересекаю в пешем порядке во избежание аварии, за поворотом ждёт новое приключение.

Неспешно шествуя по обочине и сияя улыбкой, навстречу движется рослый парень-гарифуна в сопровождении двух кудлатых коктейль-терьеров, ненамного уступающих ростом моему велосипеду. С ошейниками, но без поводков. Молодые барбосы явно наслаждаются свободой и усердно ищут развлечений. Зная по опыту, любой велосипедист любой собакой воспринимается желанной и лёгкой добычей, я тут же спешиваюсь. И вовремя, на меня обратили внимание все трое.

 - Привет!!! – закричал гарифуна, махая рукой. - Прекрасное утро !

 Машу в ответ, другой рукой придерживая велосипед. - Мне тоже нравится!

 Оба двортерьера направились ко мне. Знакомство с ними в мои планы совершенно не входило. Пришлось применить испытанный приём :

 -Не ешьте меня ! Я ядовитый !

 - Не бойся ! – успокоил меня собачник. - Они friendly (дружелюбные). Видишь, как они машут хвостами?!

- Так со стороны хвоста я их и не боюсь! Только один вопрос: они сегодня завтракали ?

- Да, я их кормил (лицо собачника принимает озабоченно-задумчивое выражение). - А может быть, это было в среду ?

 Ложная тревога, собаки действительно оказались сытыми и дружелюбными.

 31 декабря, переменная облачность, теплынь, свежий бриз откуда-то со стороны то ли Кубы, то ли Доминиканы, привычное безделье, обед, сиеста, снова пляж. Единственное отличие - без десяти минут полночь по Украине мы ныряем в море, плаваем и качаемся на волнах, вспоминая о далёкой-далёкой Родине, зиме, морозах, друзьях и родных, сидящих сейчас за праздничными столами, о шампанском, поздравлениях. Мы пожелали всем им когда-нибудь встретить Новый год вот так: под пальмами на песчаном пляже, под плеск волн тёплого ласкового моря. И не обязательно вместе с нами.

 

 ОБОЖАЮ БЕЛИЗ. ЗДЕСЬ СНЕГ БЫВАЕТ ТОЛЬКО В ХОЛОДИЛЬНИКЕ

  Фото автора