Дневник Тани Савичевой. 8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда, длившаяся 872 дня

Опубликовано: 8 сентября 2019 г.
Рубрики:

75 лет назад умерла ленинградская школьница Таня Савичева. Дневник, который она вела во время блокады, стал одним из свидетельств преступлений нацистов на Нюрнбергском процессе. Во время блокады Ленинграда умерли почти все члены семьи Тани. Девочку удалось спасти, отправив её в эвакуацию. Однако от последствий недоедания и болезней 1 июля 1944 г. она умерла в возрасте 14,5 лет.

Дневник Тани . Он краток, всего 9 строк, от которых стынет кровь. Последние записи сделаны ребёнком с уже помутившимся из-за голода и дистрофии сознанием с ошибками:

1. 28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12 часов утра.

2. Бабушка умерла 25 января 1942-го, в три часа дня.

3. Лёка умер 17 марта в пять часов утра.

4. Дядя Вася умер 13 апреля в два часа ночи.

5. Дядя Лёша 10 мая в четыре часа дня.

6. Мама - 13 мая в 7:30 утра 1942 года.

7. Савичевы умерли.

8. Умерли все.

9. Осталась одна Таня».

 

Таня родилась 23 января 1930 г. в селе Дворищи под Гдовом у Чудского озера. В многодетной семье Николая Савичева и Марии Фёдоровой Таня была пятым ребёнком. У неё было две сестры (Женя и Нина), и два брата (Лёня - «Лёка» и Миша).

Отец Тани был владельцем «Трудовой артели братьев Савичевых» на 2-й линии Васильевского острова в доме № 13/6 с пекарней и булочной-кондитерской при ней. В булочной работали только члены семьи: сам Николай, его жена и три его брата -Дмитрий, Василий и Алексей.

После революции пришли «Швондеры» и артель закрыли, а «непмана» Савичева и его семью советская власть лишила многих прав. Они стали «лишенцами», которым запрещалось высшее образование, проживание в Москве и Ленинграде. Они не получали пенсию, пособие по безработице и продуктовые карточки. Но налоги и прочие платежи «лишенцы» платили значительно выше, чем остальные граждане. 

В 1935 г. НКВД выселило Савичевых из Ленинграда за 101-й километр в район Луги. Через какое-то время семья смогла вернуться в город, но уже без отца, который в ссылке заболел и умер в возрасте 52 лет.

К началу войны Нина и Женя работали на Невском машиностроительном заводе, Лёня был строгальщиком на Судомеханическом заводе, а Миша работал слесарем-сборщиком. Мария стала белошвейкой, работала мастером-надомником в швейной «Артели имени 1 Мая» и считалась там одной из лучших вышивальщиц. Лёня увлекался музыкой и вместе с друзьями создал самодеятельный струнный оркестр. В свободное время Савичевы устраивали домашние концерты: Лёня с Мишей играли, а Мария с Таней пели,

К началу Великой Отечественной войны Савичевы жили в том же доме № 13/6. Таня вместе с матерью, Ниной, Лёней, Мишей и бабушкой по материнской линии Евдокией - на первом этаже в квартире № 1, а Женя, которая уже была замужем, - на Моховой, дом № 20, квартира № 11. Этажом выше в это же доме жили братья отца Тани Василий и Алексей, которые после экспроприации «Артели» сменили профессию: Василий стал директором магазина «Букинист» на Петроградской стороне, а Алексей до пенсии работал заводским снабженцем.

В конце мая 1941 года Таня Савичева закончила третий класс школы № 35 на Съездовской линии (теперь Кадетская линия) Васильевского острова и должна была в сентябре пойти в четвёртый.

Война и блокада. В первые же дни войны Лёня и его дядя Василий отправились в военкоматы, но получили отказы по состоянию здоровья. Нина стала рыть окопы и дежурить на вышке поста воздушного наблюдения в штабе заводского МПВО. Женя тайком от бабушки и мамы стала сдавать кровь для раненых бойцов. Мама Тани, как и все работницы швейных мастерских в городе, была отправлена на производство военного обмундирования. Таня вместе со сверстниками помогала очищать чердаки от мусора и собирала стеклянную тару для зажигательных бутылок.

28 декабря Нина отпросилась с ночной смены и поспешила к сестре на Моховую улицу, где 32-летняя Женя умерла у неё на руках.

Именно тогда Таня сделала свою первую запись в записной книжке на странице под буквой «Ж» : «Женя умерла 28 дек в 12.00 час утра 1941 г.».

Бабушка Евдокия умерла 25 января. Перед смертью Евдокия попросила не выбрасывать её продуктовую карточку, чтобы её можно было использовать ещё до конца месяца. В книжке на странице с буквой «Б» появилась вторая запись:: «Бабушка умерла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г.».

Леонид умер от дистрофии 17 марта в заводском стационаре в возрасте 24 лет. Так появилась третья запись. На букве «Л» Таня, в спешке объединив слова «часов» и «утра» в одно, написала: «Лёка умер 17 марта в 5 часутра в 1942 г.».

13 апреля в возрасте 56 лет умер дядя Василий. Таня на букве «Д» сделала соответствующую запись, которая получилась не очень правильной и сбивчивой:

«Дядя Вася умер в 13 апр 2 ч ночь 1942 г.».

Дядя Алексей умер в возрасте 71 года 10 мая. Страница на букву «Л» уже была занята записью про Леонида, и поэтому Таня сделала запись на развороте слева, но слово «умер» Таня пропустила: «Дядя Лёша 10 мая в 4 ч дня 1942 г.».

Утром 13 мая ушла мама Тани. На листке под буквой «М» Таня сделала соответствующую запись и слово «умерла» тоже почему-то пропустила: «Мама в 13 мая в 7.30 час утра 1942 г.».

Маму Тани хоронили соседи Николаенко, с дочкой которых Верой Таня дружила. Агриппина Михайловна, зашила тело Марии в серое одеяло с полоской, а её отец, Афанасий Семёнович, принёс из местного детского сада двухколёсную тележку. На ней он и Вера вдвоём повезли тело через весь Васильевский остров за реку Смоленку.

Афанасий Семёнович вспоминает: «Таня пойти с нами не могла — была совсем слаба. За мостом через Смоленку находился огромный ангар. Туда свозили трупы со всего Васильевского острова. Мы занесли туда тело и оставили. Помню, там была гора трупов. Когда мы туда вошли, раздался жуткий стон. Это из горла кого-то из мёртвых выходил воздух… Мне стало очень страшно.».

Со смертью матери Таня потеряла надежду, что остальные близкие когда-нибудь вернутся домой, поэтому на букве «С» «У» и «О» она написала: «Савичевы умерли», «Умерли все», «Осталась одна Таня».

Таню пригрела бабушкина племянница Евдокия Петровна Арсеньева. Из имущества у Тани были только палехская шкатулка с маминой свадебной фатой и венчальными свечами, и шесть свидетельств о смерти родных. Евдокия работала на заводе по полторы смены без отдыха и, уходя на работу, отправляла девочку на улицу. Таня к тому моменту была уже окончательно истощена, страдала, как и все, дистрофией. Случалось, что, вернувшись домой, Евдокия заставала Таню спящей прямо на лестнице.

Эвакуация и смерть. Через некоторое время Евдокия оформила Таню в детский дом № 48 Смольнинского района, который готовился к эвакуации в Шатковский район Горьковской области. В августе 1942 г. дети прибыли в посёлок Красный Бор и их разместили в школу на двухнедельный карантин. Поскольку Таня была больна туберкулёзом, её изолировали от остальгых детей. Единственным человеком, который с ней общался, была медсестра Нина Серёдкина. Она делала всё, чтобы облегчить Танины страдания, и ей это в какой-то степени удалось: через некоторое время Таня могла ходить на костылях, а позже передвигалась, держась руками за стенку.

В начале марта 1944 г. Таню перевезли в дом инвалидов в селе Понетаевка, в 25 километрах от Красного Бора. Там туберкулёз стал прогрессировать, и через два месяца 24 мая Таню перевели в инфекционное отделение Шатковской районной больницы, где за ней до последнего дня ухаживала санитарка Анна Журкина.

1 июля 1944 г., в возрасте 14 с половиной лет, Таня Савичева умерла от туберкулёза кишечника. Перед смертью её часто мучили головные боли, а в последние дни она ослепла.

Таню похоронил на местном кладбище больничный конюх, а Журкина стала ухаживать за Таниной могилой.

Нина до последних дней своей жизни жила в Санкт-Петербурге, где умерла 6 февраля 2013 г. в возрасте 94 лет. Михаил Савичев после войны жил в городе Сланцы Ленинградской области и умер в 1988 г.

Судьба дневника Тани Савичевой. Дневник Тани был обнаружен среди её вещей и передан майору Л. Л. Ракову, бывшему учёному секретарю Эрмитажа, который поместил дневник в экспозиции выставки «Героическая оборона Ленинград». Сегодня дневник Тани Савичевой выставлен в филиале музея истории Ленинграда - «Особняке Румянцева» а его копия — в витрине одного из павильонов Пискарёвского мемориального кладбища. 

Память о Тане Савичевой (Рис. 3). В 1970-е годы жильцы дома Савичевых предложили секретарю райкома КПСС Ивану Попову создать там музей, но получили отказ. Причина отказа: родители Тани были «нэпманами» и в экспозиции пришлось бы рассказывать о «социально чуждых элементах». По этой же причине в течение долгого времени на доме не было мемориальной доски. Ситуация изменилась только после перестройки.

31 мая 1981 г. на Шатковском кладбище был открыт памятник — мраморное надгробие и стела с бронзовым барельефом девочки и страничками из её дневника.

В 2010 г. на площади перед школой р.п. Шатки на средства жителей поселка открыт мемориальный комплекс «Тане Савичевой и детям войны посвящается» из 12 бетонных арок с барельефами, рассказывающих о жизни детей блокадного Ленинграда, и центральной арки, в которой находится памятник самой Тане в полный рост.

Её именем названа малая планета «2127 Таня», горный перевал в Джунгарском Алатау, Казахстана.

В Санкт-Петербурге на доме и во дворе, где жила Таня Савичева теперь установлены мемориальные доски. В школе № 35, где Таня училась, работает музей её имени.

P.S. 73 года назад закончилась самая кровопролитная и беспощадная война в истории человечества, унесшая жизнь девочки Тани и жизни ещё более 40 млн. мужчин и женщин, детей и стариков. Последствия этой страшной катастрофы мы ощущаем и сегодня, и будем ощущать ещё много лет.

Поэтому я хочу историю девочки Тани закончить отрывком из поэмы «Реквием» Роберта Рождественского: «Вспомним всех поименно, горем вспомним своим... 

Это нужно — не мертвым! Это надо — живым! Помните! Через века, через года,— 

помните! О тех, кто уже не придет никогда, помните! Встречайте трепетную весну, 

люди Земли. Убейте войну, прокляните войну, люди Земли! Мечту пронесите через года и жизнью наполните!.. Но о тех, кто уже не придет никогда,— заклинаю,— помните!»

  

Комментарии

Аватар пользователя Ольга Соловьева

дневник Тани Савичевой, а также ее официальная биография известна широкой публике. Выучена наизусть. Да сколько можно?! Это уже спекуляция. С детсада наизусть вызубрена . А вы публикуете под своим именем. Спекуляция на смерти . Если б для приличия порассуждали о том, что не будь договора Сталина с Гитлером в 39 с разделом Польши, не было б второй мировой . Иль вместо официально одобренной истории девочки, поведали, как некоторые люди в блокаду теряли человеческий облик, ловили и ели других людей (было и такое, сильно не героическое, из песни слова не выкинуть, хоть об этом говорить и не любят).

До сих пор помню, как в детстве , в гостях случайно услышала воспоминание пожилых интеллигентных дам о том, как у их родственницы в блокаду родился мертвый ребенок, чтоб мясо не пропадало зря, его сварили и съели . Было вкусно. И больше всего поразила - спокойная обыденность тона повествования. Навсегда запомнила. Они не знали, что я в смежной комнате, отделенной портьерой, и слышу их. Не мне их судить. Не была в такой ситуации.

А Вы тут пересказываете официально одобренный текст, повторяемый десятилетиями и выученный публикой наизусть со времен детсада и школы . Не Вашего авторства.

Ну а  Политикам и лидерам голодать не пришлось. Но именно их амбиции и их цели послужили причиной всего этого. В том числе и создания ситуации, в которой человек перестает быть человеком. 

Аватар пользователя Ирина Чайковская

Оля, Вы слишком резки! Я как редактор беру под защиту  Вадима Горелика, давнего нашего автора из Германии. Вы  - из Питера, Вам сам Бог велел знать про Таню Савичеву, и то я не уверена, что нынешнее поколение петербуржцев назовет это имя. Что до жителей других мест России,  и особенно Зарубежья, то имя этой девочки, уверена, им неизвестно. А ведь она в некоторой степени - символ Блокады, как Анна Франк - символ Холокоста... Нужно напоминать, обязательно нужно, чтобы  осталась память...