Краткий очерк о длительных мытарствах. Бюрократия в Италии

Опубликовано: 7 мая 2021 г.
Рубрики:

 

Очерк написан для тех, кому предстоит, 

для тех, кому не удалось

 и для тех, кто надеется.

 

Печально известные девяностые годы обернулись трагедией для таких категорий, как врачи, учителя, деятели культуры, научные работники. К примеру, для чего наука, если идёт большой передел и давка у корыта? В те годы запросто можно было увидеть на базаре профессора, торгующего всякой дребеденью.

Я работала в одном медицинском научно-исследовательском институте, уникальном в своём роде, единственном на весь бывший Советский Союз. Наверное, нас перевели на финансирование по остаточному принципу, потому как зарплату задерживали и она не поспевала за инфляцией.

Те, кому удалось уехать за рубеж, считали, что им повезло. Многих моих бывших сотрудников разбросало по разным странам. Я очутилась в Италии...

И вот, на днях, сбросила колоссальный груз с плеч. Рассказываю, о чём речь. 

Начало этой занимательной истории восходит к далёкому 2002 году, когда я, закончив учёбу в одном из римских Университетов и получив диплом врача (советский врачебный диплом оказался здесь не правомерным), сделала запрос в здешнее Министерство Di Sanità (аналог Министерства Здравоохранения) о признании моей специализации по неврологии, которую я прошла в столичном вузе Украины.

Для этого, как и полагается, легализовала массу документов, начиная с аттестата зрелости и заканчивая удостоверением кандидата медицинских наук по специальности неврология с трудовой книжкой в придачу. Не без усилий получила подтверждающую декларацию от Итальянского Консульства. Обошлось это немалыми деньгами и временем.

 

Рассмотрев увесистый пакет бумаг, в Министерстве с меня затребовали дополнительные документы для большей ясности. Например, их не устраивала формулировка «невропатолог» вместо принятого здесь – «невролог», непонятным оказался и титул кандидата медицинских наук. 

Пришлось потратить ещё около года на подготовку дополнительных документов. Что поделать? Главное то, что в Министерстве удовлетворились предоставленными документами и сказали, что через пару месяцев будет заседать комиссия по моему вопросу. А так как документы в порядке, то процедура эта – чистая формальность и остаётся только дождаться письменного положительного ответа. Вот он, долгожданный финал моих мытарств! 

Нужно сказать, что с момента получения итальянского диплома, я сразу начала работать, правда, пока что врачом общего профиля. И теперь я радовалась, что скоро, уже очень скоро, смогу перейти на работу по моей непосредственной специальности.

Через несколько месяцев пришёл долгожданный конверт. Вскрыв его, я какое-то время ничего не понимала. Строчки прыгали перед глазами. Я пыталась уловить смысл и перечитывала длинный текст. В нём обосновывалось, что вся моя учёба, включая клиническую ординатуру и аспирантуру, не соответствует специализации по неврологии. А потому – отказать в ходатайстве.

Поход в Министерство пролил свет на происшедшее. Оказалось, что в отделе поменяли персонал и одной из клерков захотелось сыграть роль всемогущего начальника. Она затребовала с меня дополнительные документы с декларацией от итальянского консульства.

И снова я в Киеве. Поездка оказалась напрасной. В консульстве заявили, что уже выдали мне соответствующую декларацию и никакую другую выдавать не собираются...

В следующий мой приезд я таки добилась, что мне её выдали. А время не стояло на месте. Счёт шёл на годы.

На этот раз рьяная министерша начала требовать, чтобы две декларации, выданные итальянским консульством в разное время, были сведены в одну и не превышали по объёму одну страницу. Этим она не ограничилась. В мой адрес полетела фраза, что скорее я смогу работать патологоанатомом, чем неврологом. 

Совершенно точно: факт занимаемой должности в министерстве ещё не гарантирует наличие интеллекта. 

С этого момента пришлось мне обратиться к услугам адвоката. Завязалась переписка на официальном юридическом языке и с соблюдением бюрократических форм.

И вновь пришлось ехать в консульство в Киев. Выяснилось, что если у меня на руках копии (оригиналы удерживало Министерство в Риме), то мне ничем не могут помочь.

Дальше был поход в Министерство в сопровождении адвоката. На этот раз чиновница была любезна, уделила достаточно времени нам, вернее, адвокату. Меня она не замечала и в мою сторону не взглянула. Как и прежде продолжала настаивать на том, что крайне необходимо переделать документы и то, что изложено на двух страницах, следует изложить на одной.

Стало ясно – опять предстоит поездка в Киев.

Я продолжала работать общим врачом в одной из частных клиник. И если сотрудники в отпускной период развлекались туризмом или отдыхали на солнечных пляжах, то я свои отпускные дни проводила в очередях у консульства, в Министерстве иностранных дел и других конторах, задействованных в процессе легализации документов.

За три месяца до запланированного отпуска (заранее, дабы избежать непредвиденностей) в очередной раз я оказалась в стенах Министерства Di Sanità, чтобы взять оригиналы моих документов. К большому удивлению, меня встретили холодно и даже враждебно.

Чиновница крайне удивилась моему визиту, потребовала к себе секретаршу и спросила, почему дело до сих пор не закрыто и не отправлено в архив. Как же так? Ведь не прошло и двух месяцев, как она говорила моему адвокату о необходимости предоставления нового документа. Я остолбенела. А та тем временем велела секретарше немедленно заархивировать делопроизводство.

При моей попытке возразить чиновница перешла на повышенные тона и потребовала освободить помещение.

Мой неожиданный звонок адвокату поверг и его в смятение. Но это не помешало ему принять молниеносное решение. Он тут же написал официальное письмо на Министерство с просьбой выдать мне оригиналы моих же документов, поскольку без них Итальянское Консульство в Киеве не вправе выдать очередной документ, затребованный тем же Министерством. В тот день мне пришлось мчаться к адвокату за этим письмом и вновь возвращаться в Рим, с тем чтобы доставить его в Министерство прежде, чем дело попадёт в архив.

Запланированная поездка в Киев не отличалась от предыдущих. А вся затея становилась похожей на чемодан без ручки: и бросить жалко, и нести несподручно.

Ответа из Министерства на письмо мы так и не дождались. Пришлось отправиться нам с адвокатом в знакомое помпезное заведение. 

Вновь чиновница была любезна, вновь игнорировала моё присутствие. Вежливо объяснила, что существующий закон не позволяет ей выдать мои документы, они теперь принадлежат Министерству. Но, если Консульство сделает запрос, а оно его вправе сделать, то документы им предоставят. Такая процедура полностью в законодательном поле. 

Не веря в успешный исход предприятия, я всё же отправилась в Киев. Моё неверие оправдалось с первых минут разговора с заведующим канцелярией Консульства. Он буквально рассмеялся мне в лицо. Оказалось, что я несу полную чушь и что никаких запросов делать он не станет. На моё упоминание о законе, предусмотренном в таких случаях, он с раздражением заметил, что я не отдаю себе отчёт в том, что говорю. Хотя я всего лишь сослалась на слова министерши.

Тогда я попыталась предложить другой вариант решения замкнутой проблемы. А именно: воспользоваться копиями, хранящимися в консульском архиве, и на основании их подготовить требуемый Министерством документ. На что начальник заверил меня, что копии документов давно уничтожены, поскольку прошло более пяти лет. Дальше он потребовал, чтобы я покинула консульство, и для пущей важности вызвал по внутренней связи карабинеров, которые не замедлили явиться. 

Не буду описывать своё душевное состояние. В противном случае, получится не краткий очерк, а драма о хождении по мукам.

С этого момента дело получило новый оборот. Адвокат обратился в Верховный Суд. Разбирательства пришлось ждать долго. Таковы юридические сроки в Италии.

На заседании Суда со стороны Министерства не явился никто. Заседание состоялось, и был вынесен вердикт. Суть его заключалась в том, что Министерство нарушило закон такой-то, статью такую-то и так далее на нескольких страницах. Закон предусматривал сдачу дополнительного экзамена для подтверждения специализации в случае, если у Министерства возникали по этому поводу сомнения. Кстати, что и предлагал мой адвокат в своё время, но предложение не было взято во внимание.

Казалось, история подходила к финалу. Но ждать его пришлось довольно долго. Министерство не отреагировало на решение Верховного Суда в установленные сроки.

 Прошло больше года. Последовало очередное письмо адвоката в Министерство – как и прежде, без ответа. Затем ещё одно. Адвокат уже намеревался вновь обратиться в Верховный Суд, когда, ... О чудо! Ответили.

Нам сообщили, что в декабре будет совещание, на котором рассмотрят моё дело, и что необходимо предоставить дополнительные документы, касающиеся последних лет моей трудовой деятельности за годы делопроизводства. 

В моём распоряжении было около десяти дней на подготовку такого документа. И этот барьер был преодолён.

Прошло ещё два месяца, а новостей из Министерства не поступало. И в этот раз последовало письмо адвоката. Ответ пришёл, как ни странно, быстро. Моё дело рассмотреть не смогли. Сделают это в феврале. На дворе стоял 2021 год.

Таки состоялось февральское заседание, таки присудили мне сдать экзамен, но не один, а два, письменный и устный. По неведомой мне причине, оба экзамена назначили на один день. Держать их следовало при ведущем Римском Университете перед специально созванной профессорской комиссией...

Я успешно сдала эти экзамены. Путь к ним оказался длиною почти в двадцать лет. Но закончен ли он? Теперь жду окончательного заключения Министерства. Сколько времени на это уйдёт? Кто знает? Не найдут ли ещё зацепку, чтобы послать меня туда, не знаю куда, чтобы принести то, не знаю что?...

 

P.S. В очерке опущены некоторые детали, которые никак не повлияли на ход делопроизводства, поскольку относятся к области этики и морали.

 

 

Комментарии

А нельзя ли в суд подать на чиновницу за нанесение морального и экономического ущерба? Или в Италии чиновники пользуются юридическим иммунитетом от судебных исков?

Конечно, можно подать в суд. Но, нужно быть готовым к тому,что и это делопроизводство затянется на годы.