Древние затмения и загадки астрономии

Опубликовано: 2 мая 2019 г.
Рубрики:

 

Почти сто лет назад бывший народоволец и узник Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей Н.А. Морозов издал многотомный труд – результат поистине титанической работы. В нем он проанализировал огромный материал древней истории и обнаружил целый ряд нестыковок при астрономической датировке многих событий на основе данных по солнечным и лунным затмениям. Считая астрономию абсолютно безупречной наукой, он объяснил возникшие серьезные противоречия ошибками хронологии древней истории. Эти противоречия ему удалось снять, но очень дорогой ценой – сдвигом древних событий вперед на многие сотни лет. 

В дальнейшем рядом известных историков было приведено немало убедительнейших аргументов, демонстрирующих ошибочность столь радикальной ревизии древней хронологии. Но тогда возникает вопрос: может быть, источником противоречий является не история, а астрономия? Вот об этом и пойдет речь. В статье будет рассказано о новой космологической идее и связанной с ней малой поправкой к ньютоновской механике, влияющей на датировку событий древней истории и способствующей снятию возникающих противоречий.

 

1. Н.А. Морозов и древняя хронология

 

Николай Александрович Морозов (1854-1946) был яркой и многогранной личностью. Будучи русским революционером-народником, состоял членом кружка “чайковцев”, “Земли и воли” и исполкома “Народной воли”. Участвовал в подготовке покушений на Александра II. За свою революционную деятельность был приговорен к вечной каторге. Находясь до 1905 г. в заточении в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях, он не пал духом, а окунулся в изучение астрономии, физики, химии, биологии, математики, истории, философии, политической экономии, языкознания и других наук. После Октябрьской революции он стал видным ученым. С 1918 г. Морозов возглавлял Естественно-научный институт им. П.Ф. Лесгафта. Являлся Почетным членом Академии наук СССР. После него осталось большое количество научных трудов в различных областях естественных и общественных наук.

 В 1924-1932 гг. Морозов издал 7 томов своей книги под названием “Христос”, в которой были подвергнуты коренному пересмотру традиционные представления о древней истории человечества. Исторический труд Морозова не остался незамеченным. На него обрушилась суровая критика со стороны известных историков. Выдвигаемые ими аргументы были более чем убедительными. Однако Морозов был убежден в своей правоте. Он решился на столь смелый переворот в исторической науке, потому что обнаружил существенные противоречия в традиционной астрономической датировке ряда древних событий на основе данных по солнечным и лунным затмениям. Морозов считал астрономию точной наукой и полностью ей доверял. В то же время к исторической науке он такого уважения не проявлял и считал ее ответственной за возникшие противоречия. Но был ли он прав и все ли так безупречно в астрономии?

 

 

2. Древняя история и астрономия

 Один из важнейших методов датировки древних событий – астрономический, состоящий в использовании исторических документов, описывающих наблюдаемые солнечные и лунные затмения и другие астрономические явления. Его зачинателями являлись французские ученые Жозеф Скалигер (1540-1609) и Дионисий Петавиус (1593-1652). Благодаря их трудам сложилась современная хронологическая система. 

 Однако в то время теория движения Луны и связанное с ней описание затмений в разные эпохи еще не были идеальными. Поэтому к концу XIX века возникла необходимость составления таблиц солнечных и лунных затмений, охватывающих достаточно большой временной промежуток, чтобы их можно было использовать для уточнения древней хронологии. 

 Эту нелегкую задачу взял на себя австрийский астроном Теодор Оппольцер (1841-1885). Подготовленный им “Канон затмений” увидел свет в 1887 году. В нем были вычислены элементы 8000 солнечных и 5200 лунных затмений за период с 1207 г. до н. э. до 2163 г. н. э . В основу была положена теория движения Луны, развитая немецким астрономом Петером Ганзеном (1795-1874).

 Работа Оппольцера была продолжена его учеником – австрийским астрономом Фридрихом Гинцелем (1850-1926). Гинцель обнаружил, что для древних затмений данные Оппольцера неточны. На основании обработки описаний средневековых затмений он определил эмпирические поправки к Канону Оппольцера. Они были связаны со сдвигом географических координат мест, в которых наблюдались указанные в Каноне древние затмения.

 По Гинцелю в 500 г. до н. э. надо было сделать сдвиг по долготе на 10 градусов, в 1000 г. до н. э. – на 15 градусов, в 1200 г. до н. э. – на 19 градусов.

 То, что надо прибегать к эмпирическим поправкам, говорит об одном, – о несовершенстве теории движения Луны. Но что же не учитывает астрономия? Об этом поговорим дальше. А пока вернемся к астрономическим датировкам древних событий.

 Одна из самых значительных загадок древней истории связана с датировкой затмений, описанных в книге Фукидида “История Пелопоннесской войны”, автор принимал в ней непосредственное участие. Фукидид родился примерно в 460 г. до н. э. и умер в 396 г. до н. э. Описанные им затмения включали два солнечных и одно лунное. При этом первое из них было полным солнечным затмением, так как оно происходило днем и на небе были видны звезды.

 Петавиус осуществил астрономическую датировку этих затмений. Он их поместил в 430, 423 и 412 гг. до н. э., что соответствовало известному времени действия Пелопоннесской войны. Однако, как было установлено Морозовым на основе Канона затмений Оппольцера и таблиц Гинцеля, первая из выбранных Петавиусом дат отвечала неполному солнечному затмению. А это противоречило его описанию, приведенному Фукидидом.

 Поэтому Морозов пришел к выводу об ошибочности датировок Петавиуса. И он поставил перед собой уникальную задачу – произвести датировку затмений Фукидида на временном интервале от 900 г. до н. э. до 1600 г. н. э. с учетом всех имеющихся исторических описаний. В результате проведенного исследования на основе таблиц Оппольцера и Гинцеля им было установлено, что только три даты отвечают затмениям, описанным Фукидидом: 1133, 1140 и 1151 гг. н. э. То есть он переместил Фукидида из V века до н. э. в XII век н. э.! Можно себе представить ужас историков, прочитавших такую новость.

 С легкой руки Морозова, аналогичная судьба постигла и ряд других описаний древних затмений. Например, солнечное затмение, описанное у Тита Ливия, Скалигером и Петавиусом было помещено в 189 г. до н. э. Морозов же, рассматривая временной промежуток от 189 г. до н. э. до 1589 г. н. э., нашел для этого затмения единственно возможное место в 967 г. н. э.

 Пожалуй, единственное объяснение возникшего противоречия могло бы состоять в признании ошибочности астрономической датировки событий древней истории. Ведь не настолько же могут ошибаться историки, опирающиеся на большое число сохранившихся исторических свидетельств?

 Но была и остается также иная точка зрения. Идеи Морозова вдохновили известного математика М.М. Постникова (1927-2004), который с конца 60-х годов прошлого столетия стал их активно пропагандировать. Он увлек за собой группу математиков, одним из которых был известный академик А.Т. Фоменко. Фоменко пошел значительно дальше Морозова в пересмотре хронологии. Созданная им Новая хронология подвергалась жесточайшей критике со стороны крупных историков, но это так и не смогло его остановить.

 Нужно сказать, что математики, ставшие горячими сторонниками точки зрения Морозова, не проявили достаточного уважения к исторической науке, ввиду ее «гуманитарности», иными словами, отсутствия “математической строгости”. В то же время астрономия в их глазах была неким идеалом, в котором нельзя было сомневаться.

 Однако оказалось, что и в такой, вроде бы, безупречной науке, как астрономия, есть свои изъяны.

 

3. Новая космология – ключ к тайнам древней хронологии

 Классическая астрономия за большой период своего развития достигла огромных успехов. Важнейшую роль в этом сыграла небесная механика Ньютона, а также уточнившая ее общая теория относительности Эйнштейна. Наблюдения, проводившиеся в течение последних четырех веков, продемонстрировали очень высокую точность небесной механики в описании движения тел Солнечной системы. Однако всегда возникал вопрос, нет ли, пусть и очень малой, неточности в классической астрономии и не будет ли она накапливаться при рассмотрении очень больших временных интервалов? Тот факт, что Гинцелю пришлось вводить поправки к Канону затмений Оппольцера для событий до нашей эры, о чем рассказывалось выше, может как раз служить указанием на существование такой неточности.

 Если это действительно так, то дефекты астрономии должны отчетливо проявляться в космологии, имеющей дело с огромными расстояниями и миллиардами лет. Поэтому обратимся к ней и одной из тех реальных трудностей, с которыми она столкнулась.

 Очень большой проблемой современной космологии стал вопрос о сущности темной энергии – таинственной субстанции, составляющей примерно 70% массы Вселенной. Для ее описания была введена очень малая добавка к эйнштейновским гравитационным уравнениям – так называемый космологический член. На его основе была предложена ставшая общепринятой космологическая ɅCDM модель. До текущего года она не вызывала сомнений у большинства космологов. Однако в его начале появилась статья астрономов G. Risality и E. Lusso в престижном британском журнале Nature Astronomy (2019, Vol. 3, p. 272), прозвучавшая как гром среди ясного неба. Оказалось, что ɅCDM модель становится неверной для древних событий, отдаленных от нас многими миллиардами лет. Но тогда чем же можно ее заменить?

 К счастью, такая космологическая теория существует. Она была впервые предложена мною в статье, вышедшей в известном британском журнале “Classical and Quantum Gravity” (A,S. Rabinowitch, CQG, 2003, Vol. 20, p. 1389). О ней я рассказывал в материале, опубликованном в журнале “Чайка” 15 августа 2017 г. В этой статье риманова геометрия общей теории относительности Эйнштейна была заменена ее обобщением – геометрией Вейля. Важная особенность такой теории – ее инвариантность в пустом пространстве по отношению к выбору масштабов длин в его различных местах, что как раз отсутствовало в теории Эйнштейна. Для этого Вейль ввел некоторое дополнительное поле. Он рассматривал это поле как электромагнитное, что привело к серьезным противоречиям и к почти полному отказу физиков от его подхода. Однако, как показал проведенный мной анализ, теорию Вейля можно спасти, рассматривая его поле как крайне малое, дающее лишь очень небольшую поправку к эйнштейновской гравитационной теории.

 Как выяснилось, малое вейлевское поле позволяет дать новую интерпретацию целому ряду космологических явлений и может быть отождествлено с таинственной темной энергией. Данные результаты, помимо упомянутой статьи, вошли в две мои монографии: A.S. Rabinowitch “Nonlinear Physical Fields and Anomalous Phenomena”, New York, Nova Science Publishers, 2009 и А.С. Рабинович “Математические основы малоизученных аномальных физических явлений”, Москва, УРСС, Кн. дом “Либроком”, 2015.

 Очень любопытным оказалось применение новой космологии к датировке затмений древней истории. Как выяснилось, моменты их появления практически неотличимы от рассчитываемых по классической астрономии. Однако места, где видны затмения с заданной фазой и, в том числе, полные солнечные затмения, должны быть сдвинуты по долготе и широте. Причем за два тысячелетия эти сдвиги могут уже достигать весьма ощутимых величин. Это означает, что в таблицы Оппольцера и Гинцеля необходимо внести существенные изменения в географические координаты мест, где наблюдались древние затмения.

 Такие поправки могут сыграть ключевую роль в снятии возникших противоречий между описаниями затмений, приводимых Фукидидом, Титом Ливием и в ряде других источников, и их характеристиками, получаемыми на основе астрономической теории.

 

Комментарии

Обе Ваши статьи о космологии очень интересны, по крайней для человека с только популярными представлениями о тёмной энергии и материи(ТЭМ), как у меня.
Но мне не хватает сравнения вашей гипотезы с другими известными вариантами устранения ТЭМ. В первую очередь я имею в виду самую привлекательную Entropic gravity (о которой у меня тоже только поп-уровень знаний).
Во-вторых, Ваша идея об исправлении географии древних затмений из-за влияния вакуума всё-таки нуждается хотя бы в одном примере с расчётом. Простая прикидка внушает сомнения, что за 2000 лет могут накопиться заметные поправки, если в окрестности Солнца и ближайших звёзд влияние тёмной материи пренебрежимо мало. Не зная подробностей Вашей теории, я предполагаю, что эффект "трения" о вакуум пропорционален расстоянию и времени, поэтому а просто решил сравнить расстояния до ближайшей звезды - С1 и путь, который Земля проходит вокруг Солнца за 2000 лет - С2. Разумеется это совершенно разные по существу расстояния, но для предварительной прикидки это уже что-то.
С1 = 4.2 св. года, т.е 4*10**13 км) и С2 = 2*10**12 км (6.28*150млн км*2000).
Для Луны аналогичное растояние ещё меньше - около 10**10 ( 2000*12*380*10**3 ). Таким образом оба пути, и Земли и Луны за 2000 лет намного меньше, чем расстояние до ближайшей звезды.
Конечно этот расчёт - полный бред, если время следует учитывать с другой более быстро растущей функцией, чем линейная. (Такие есть, например, gt**2/2).
В общем, какая-то разумная оценка влияния взаимодействия гравитации с вакуумом на географию затмений за последние 2000 лет была бы чрезвычайно желательна.
Спасибо.

Аватар пользователя rabinalex

Уважаемый Тимофей!
Спасибо за Ваш интерес к моей статье.
Что касается расчетов поправок для географических координат, то они приведены в моей книге "Математические основы малоизученных аномальных физических явлений", М., УРСС, 2015 на стр. 315-316. Эти поправки пропорциональны квадрату времени, что как раз приводит к их весьма заметной величине за 2000 лет.