Каждый выбирает для себя...

Опубликовано: 16 апреля 2019 г.
Рубрики:

Иногда что-то совсем незначительное изменяет жизненное русло. Если бы не небольшое объявление на тумбе, ничего бы не случилось того, что произошло. Срезавшись на вступительных экзаменах, а вернее после того, как её срезали, Элла записалась на подготовительные курсы в ХИРЭ, что на русском звучало не очень и расшифровывалось как Харьковский Институт Радио и Электроники. Правда, как шутил Игорь, в Харькове до войны существовал Харьковский Учительский Институт. Если сократить название по первым буквам, то получилось совершенно очевидное матерное слово. Впервые увидев Игоря, Элла отметила: ничего особенного, черты лица неправильные, все резко очерчено, как на черно-белой фотографии. Сидя рядом с Игорем, она не могла не почувствовать, что от него исходит какой-то магнетизм, особенно, если он что-то рассказывает. Бедолага тоже прогорел на вступительных экзаменах, хотя с математикой все в порядке. Оказалось, что они — абсолютные ровесники, родились в один и тот же год и день. Болтали на переменах и по дороге домой, но вне курсов никогда не виделись.

Уже в мае, когда обучение подходило к концу, выйдя после занятий на улицу, Игорь предложил:

— Я сорвал объявление на тумбе. В университете объявляется набор на Общенаучный факультет, на заочное отделение. Вступительные экзамены начнутся в июне. Там много разных специальностей и среди них — «математика». Давай попытаемся?

Идея показалась Элле соблазнительной:

— Идёт! Если срежемся, у нас ещё есть возможность сдавать экзамены в июле и в августе.

Договорились встретиться и подать заявления вместе. По непроверенным слухам «инвалидов пятой группы» там не заваливали. Понятное дело, специальность мало где нужная, зарплата — мизерная, а учиться напряжно. Успешно сдав вступительные экзамены, очутились вместе в универе. Так сработало скромное объявление. 

Элле заниматься оказалось влом*. Это — не школа. После сессии обросла хвостами, как фантастическая зверюга. Осваивать математику неинтересно, а надо. Необходима тягловая сила, которая бы её тащила.  

Договорились с Игорем, что готовиться к пересдаче по аналитической геометрии будут у Эллы дома. Чего-то там изучали, что сейчас даже под расстрелом не вспомнится. Наука почему-то не лезла в голову, во всяком случае, Элле. Ни с того, ни с сего Игорь произнёс:

— Знаешь, что? Тебе надо влюбиться!

— Ты, наверняка, прав, но, увы, не в кого, 

— Влюбись в меня, — посоветовал Игорь. 

— В тебя нельзя, — отпарировала. 

— Почему? 

— Потому что, сам знаешь. Если не ошибаюсь, ты женат.  

Надо сказать, что женитьба Игоря в девятнадцать лет свалилась на Эллу как-то нежданно-негаданно. 

— К тебе это не имеет ни малейшего отношения, — ответил и осторожно прикоснулся к её колену.

Все поплыло перед глазами, будто спрыгнула с парашютом, а тот не раскрылся. В тот же миг осознала, что увлечена и давно, с момента знакомства, но не признавалась в этом даже себе. И понеслось. В йоге существует понятие "сладкая боль". Нечто такое и случилось. 

Сидеть за конспектами стало совсем невозможно. 

Стало жарко, как в сауне. Они оделись и вышли наружу в стужу.

«Февраль, достать чернил и плакать, писать о феврале навзрыд...», — как сочинил классик. Мороз не остудил. В глухих переулках, прохожие не попадались, лишь пробегали бездомные собаки. Земля ушла из-под ног. Игорь обнял Эллу, и они соприкоснулись губами. 

Сказать, что Элла отдалась чувству безответно — нельзя. Вроде настигла страсть обоюдная. Но всё пошло не так. 

На первое мая группа ребят, где лидером оказался Игорь, собралась на вылазку за город. 

— Поехали с нами, — предложил Игорь.

— С кем?

— На волнуйся. Хочешь, тебя пригласит Виталик?

— Меня там только не хватает! Ведь ты же будешь не один!

— Но все-таки. Мне бы хотелось, чтобы ты оказалась рядом. 

По правде, Виталик Бодров проявлял к Элле интерес. Даже, как бы сказали в старину, ухаживал. Он конспектировал ей лекции, носил портфель и, приходя к ней домой, не забывал принести домашние тапочки. А ещё Виталик неустанно изрисовывал общие тетради чудесными рисунками. 

Поездка обернулась кошмаром. Игорь женился на девушке, которая оказалась сероглазой блондинкой, ожидающей ребёнка. Звали её Милочка, и она вполне соответствовала своему имени. Ей стукнуло восемнадцать, когда вышла замуж, и Игорь стал её первой и единственной любовью на всю жизнь. Она принадлежала к тому типу женщин, про которых говорят: «Киса-рыбонька». Элла почувствовала себя лишней. Добрый Виталик — совсем не люб, хотя, наверняка, из него получился бы классный муж. А тот, кто по душе, был не с ней. 

Приехав, расположились на поляне, девушки насобирали сучьев, ребята нарубили веток и разожгли костёр. Открыли банку тушёнки, добавили картошку и сварили вкусный суп. Нарезали колбасы и сыра. Разлили по стаканам кому вино, а кому водку и сели ужинать вокруг костра. На душе после выпитого и съеденного было легко. Шпарили анекдоты и болтали «за жизнь». К вечеру, по ранней весне, стало холодно, и все отправились в палатку, где лежали вповалку и продолжали болтать о том и сем, а потом разбрелись, кто куда. Остались только Игорь и Элла. Забыв об осторожности, бросились в объятия друг к другу. Спустя немного времени, как в самых дешёвых анекдотах, в палатку заглянула Милочка. Внутри палатки сгустилась непроглядная тьма, и Милочка ничего бы не заметила. Но инстинктивное чувство заставило их в мгновение ока отпрянуть друг от друга, и Мила, каким-то шестым чувством что-то почуяла:

— Что вы здесь делаете?

— Да так, ничего, — отозвался Игорь, а Элла оторопела, не в состоянии ничего вымолвить. 

Приехав, по глупости, с Виталиком, она как бы согласилась быть с ним, что оказалось зря. Рядом с ними расположилась ещё одна чисто мужская компания. Выяснилось, что соседи по вылазке оказались приятелями Виталика и Игоря. В жутком состоянии и смятении Элла забрела к их костру. Надралась, как свинья, и вела себя безобразно. Дурачилась, с кем-то целовалась по пьянке. Все смешалось, все не ладилось и все происходило не так. На следующий день, неожиданно для Эллы, Володя из соседней компашки, предложил увидеться в городе. Удивившись, Элла согласилось. 

После вылазки, женская часть компании договорилась устроить девичник и встретиться в кафе. Мила спросила Эллу:

— У тебя что-нибудь было с Игорем?

— Нет, ничего, — похолодев, солгала Элла. Хотя было все. 

— Ты говоришь правду? — переспросила Мила.

— Да. А чего ты вдруг интересуешься? — пытаясь скрыть тревогу, произнесла Элла.

— Да так просто.

Больше она никогда с Милой не сталкивалась. 

Вероятно, Виталик тоже что-то усёк, потому что после возвращения в Харьков, даже не пошёл её провожать. А когда в сентябре, встретились на лекции, вернул её фотокарточку. Понятия не имела, откуда у него оказался снимок. 

А поздней осенью, Володя, знакомый с вылазки, с которым она встречалась, рассказал, что Игорь бравировал своими отношениями с Эллой. А ведь ей казалось, что страсть подлинная и обоюдная. Чувствуя, что её предали, вынести это не хотела и не могла. Через пару дней, когда случайно встретились перед началом занятий и поднялись вместе на шестой этаж, где слушали лекции, Элла осмотрелась: «Нет ли кого-нибудь, кто бы мог их увидеть?» Стоило всё невероятных усилий, но она должна постоять за себя. Пострадала честь. Предательство простить невозможно. Если этого не совершить, то как сможет себя уважать?

И, ни слова не говоря, не объясняя ничего, развернулась и залепила Игорю пощечину. Он взглянул удивлённо и промолчал. Вошли в аудиторию и сели в разных местах. 

Возникает в жизни миг, когда не жить легче. Мука такая, что лишь бы освободиться от боли. Вот такое настигло Эллу. Невозможность существования. После вечерних занятий, шаталась как ненормальная по городу, потеряв ощущение реальности и времени, а после полуночи, в полнейшем отчаянии, постучалась в дверь подруги, что жила неподалёку от неё. Дверь распахнула Люсина мама:

— Ты знаешь, который час? Люся спит, будить не стану,— рассердилась тетя Нила. 

Элла ушла как побитая. Тащилась домой, ничего не замечая. Уже вовсю злилась зима. Промозглый ноябрь срывал снег, смешивал с грязью и создавал беззвучную мглу. Где-то на половине пути к дому остановил окрик:

— Элла, постой!

Обернувшись, увидала Люсю. Проснувшись от стука и посчитав, что просто так Элла не забежит в гости ночью, накинув на ночную сорочку пальто, а на босы ноги — тапочки, Люся рванула за гостьей в непроглядный мрак и мороз.  

Захлебываясь от рыданий, Элла поведала ей всё. Примчавшая Люся ничего не изменила и даже не успокоила. Просто выскочила из тёплой постели в тёмною ночь, потому что в ней нуждались. Пытка закончилась. Случается, чтобы спасти человека, нужно просто выскочить холодной ночью из нагретой постели, догнать и выслушать.  

Вскоре Виталик женился на красивой студентке из их группы. Не сдав экзамен, подделал «Неуд» в зачётке на «Хорошо». Каким-то образом это раскрылось, его выгнали из универа и тут же забрали в армию. А Элла с Валей, его женой, вместе готовились к экзаменам. У них занятия получались, потому что сокурсница была ей неинтересна и они не дружили.  

Три года Элла и Игорь не разговаривали, учась вместе, видясь регулярно и скрывая ссору от сокурсников. 

Помирилась с Игорем аж в конце пятого курса, когда все прошло. Рядом с университетом в саду Шевченко расцвели деревья, наступил роскошный май. Идя после занятий по аллее сада, ведущей к Сумской, разговорились. Иссякла страсть, улеглась боль, сохранилось лишь ощущение близости. К тому ж, Элла собиралась замуж. Игорь спросил: 

— Все эти годы не мог понять, за что ты меня ударила?

— Нечего трепаться. 

— Я никому и ничего не рассказывал. 

Кто лгал, осталось неизвестно. Игорь или Володя с вылазки, что приударял за Эллой и хотел избавиться от соперника? А, может, Виталик догадался и сказал? 

 Игорь продолжал:

— Я встречался со многими женщинами, хотя вовсе не собирался разводиться. Их было столько, сколько не хватит пальцев на руках и ногах. Но ты не такая. Ты — талантливая. 

— Талантливая? Что во мне талантливого? — пожала плечами Элла. - Что выделило меня из толпы возлюбленных?

— Талантливая по жизни, — пояснил Игорь.

Почему же только после женитьбы он увлёкся ею, хотя познакомились раньше? — возникла мысль у Эллы.  

На свадьбу Элла пригласила всю группу. Игорь подошёл к ней и поздравил:

— Мне нравится твой выбор. Это именно то, что я для тебя хотел. 

Минули десятилетия. Жизнь развела всех по разным сторонам. Володя, которого Элла подцепила на той роковой вылазке, бросил Эллу и женился на её лучшей подруге. Хотя сильно пострадало самолюбие, дружбу не прервала, потому что любила подругу и считала её ярче и достойней себя.

Виталик, который стал мужем ледяной красавицы Вали, вернувшись из армии, почему-то с ней развёлся, хотя у них рос сын.

Распался брак Эллы с молодым человеком, которого одобрил Игорь. А его брак оказался самым стойким и счастливым, несмотря ни на на что. 

В жизни Люси тоже не все складывалось. С мужем развелась, а сын отсидел десять лет за убийство любовницы.  

С тех пор прошло миллион лет, но у Эллы в ячейке памяти навсегда сохранилось видение: глухая ночь, морозь, снег. И, бесстрашно бегущая вдогонку Люся в пальто нараспашку... 

А ещё Элле запал в душу стих Юрия Левитанского:

 

 Каждый выбирает для себя

 женщину, религию, дорогу.

 Дьяволу служить или пророку —

каждый выбирает для себя.

 Каждый выбирает по себе

 слово для любви и для молитвы.

 Шпагу для дуэли, меч для битвы

 каждый выбирает по себе.

 Каждый выбирает по себе.

 Щит и латы. Посох и заплаты.

 Мера окончательной расплаты.

 Каждый выбирает по себе.

 Каждый выбирает для себя.

 Выбираю тоже — как умею.

 Ни к кому претензий не имею.

 Каждый выбирает для себя.

------

 * Влом – жарг., лень, неохота (прим. редактора)