Два рассказа про С. П. Королева

Опубликовано: 12 апреля 2019 г.
Рубрики:

 

Букет от Королёва

 

 Когда ракета уже стояла на старте и шёл первый стартовый день подготовки к запуску космонавтов Павла Беляева и Алексея Леонова, случилось ЧП. Во время подсоединения к ракете мачты для подключения наземного электропитания, из-за сильного ветра мачта ударила по антенне нашей телеметрической системы. С земли было не видно, то ли антенна была сломана, то ли только смята. Мне было велено взять с собою офицера, ехать на старт и подняться на ракету к антенне, чтобы дать заключение, нужна ли срочная замена.

 Находиться на старте женщине, когда на старте уже стоит ракета, было страшным нарушением неписаных правил, установленных Королёвым. Мы хорошо знали об этом королёвском суеверии. Я, конечно, страшно волновалась, но не подъём на ракету на высоту более тридцати метров страшил меня, а то, что на старте я могу встретить СП (так мы, испытатели, называли Королёва). Офицер пытался меня успокоить. Он сказал, что мы подъедем в «газике» прямо к ракете и мне не надо будет ходить по стартовой площадке. Однако водитель обмолвился, что Королёв где-то здесь, на старте, кажется, в бункере. Меня это совсем не обрадовало.

 

Подкатили к лифту, дежурный офицер надел на нас монтажные пояса, и мы сели в лифт. Приятно было думать, что в этом же лифте завтра будут подниматься космонавты. Лифт остановился, мы вышли и стали спускаться вниз уже по уголкам фермы. Офицер страховал меня, перецепляя цепь монтажного пояса по ферме. Добрались до антенны. Полая трубка антенны была сплюснута, но не сломана. Для пущей уверенности берусь за антенну и подгибаю ноги. Антенна держит меня! Итак, всё в порядке; скорее вниз - и со старта. Поднимаемся по ферме до лифта, «газик» ждёт, и через несколько минут мы уже за стартовой проходной. Докладываю своему начальству, что всё в порядке, с нашей стороны задержки запуска не будет.

 На этом история не закончилась. Скрывать от Королёва любое ЧП было категорически недопустимо, и он, конечно, знал о моём появлении на стартовой площадке. После легендарного полёта с выходом человека в открытый космос Беляев и Леонов, по заведённой традиции, приехали снова на уже опустевшую стартовую площадку, куда пришли и мы - испытатели, готовившие этот полёт, чтобы поздравить их. В руках у космонавтов цветы, они дарят их Королёву и начальнику отряда космонавтов Николаю Каманину. Вдруг Сергей Павлович поворачивается в нашу сторону и протягивает свой букет… мне! 

 

Как я ослушалась Королёва

 

 Случилось это со мною при проведении комплексных испытаний. Комплексные испытания, или «комплекс», как мы его называли, проводится после автономных проверок всех систем. На комплексе поочерёдно на несколько минут включается каждая бортовая системы объекта и ракеты по программе полёта. Работа у меня на комплексных испытаниях несложная: надо измерить напряжение на входе антенн с помощью вольтметра и неоновой лампочки (до сих пор храню её), проверить от них излучение. Выполнить эти измерения надо на антеннах телеметрической системы, установленной на приборном отсеке космического аппарата, а затем на антеннах, установленных на блоке ракеты.

 

Однажды во время проведения этой операции на космическом аппарате в ту часть зала, где стоял аппарат («шарик»), отгороженный занавесками, вошёл Сергей Павлович. Увидел меня около шарика и спрашивает дежурившего у входа военного: «Что это она там делает?» Дежурный, не подумав, отвечает: «Она там что-то закорачивает», и Королёв чуть ли не бегом направляется ко мне. В результате состоялся такой разговор:

- Чем Вы занимаетесь? 

Объясняю, что веду проверку работы нашей аппаратуры при включении питания (включение даётся всего на несколько минут).

- Какие у Вас дальше дела?

 Говорю, что сейчас пойду и то же самое проделаю на блоке носителя. 

- Но для этого Вам нужно залезть на ракету. 

Утвердительно киваю.

- Не надо, не смейте туда лазить, пусть это сделают военные из расчёта, а Вы только проконтролируете. 

 Сказал и ушёл.

 Наступает момент проверки систем носителя. СП в зале нет. Объявляют о включении нашей системы. На меня набрасывается наш ведущий по объекту со словами: «Что ты спишь, иди скорее - включение будет всего несколько минут».

- Я не могу, мне Сергей Павлович не разрешил залезать самой на ракету. Ведущий как будто и не слышит, что я ему говорю.

- Кто отвечает за проверку системы? Ты! Вот иди и делай своё дело, а военные пусть помогают. 

 Оглянулась ещё раз - СП в зале нет - и полезла на хребет блока. Во время испытаний блок лежит горизонтально на рельсовых подставках. По лестнице забираюсь на блок и сажусь на него, как на коня. Все измерения сделала и только ногу с блока спустила, как в зал вошёл СП. Увидел меня верхом на блоке, подошёл к лестнице, стоит и ждёт. Я не спускаюсь. А он не уходит и ждёт. Что мне делать? Деваться некуда. Посидела, вздохнула и спустилась вниз, так как СП явно не собирался уходить.

- Я что тебе сказал?! - он был разгневан.

- Сергей Павлович! Это моя работа, моя обязанность, и я сама за неё должна отвечать. – Говорю, а сама чуть не плачу. Вдруг он берётся за кончики моей косынки, которая была повязана на шее и говорит: - А ты испугалась меня?

- Да, испугалась, – честно сознаюсь я, - но всё равно я бы полезла.

- Эх ты, зайчишка, зайчишка.

 Отводит меня немного в сторону. И вдруг без всякого перехода: 

- Надоело уже, домой, наверное, хочется? Мне самому хочется, а надо будет после пуска ехать в Евпаторию.

 Передо мною был совсем другой человек!

 В этот момент появилась туча газетчиков и они набросились на Королёва. Но СП сделал ход конём: «Вот познакомьтесь – мой инженер», – улыбнулся и быстро пошёл к выходу из зала. Пожала всем протянутые руки, но это была только дань вежливости с их стороны, я их абсолютно не интересовала, и они бросились догонять Королёва.

 Так благополучно сошло для меня моё непослушание. И надолго за мною сохранилось прозвище «зайчишка».

 

***

О Кире Белостоцкой  

Кира моя школьная подруга, одноклассница. Дружеские отношения не прерывались и по окончании школы. А когда пришло время, очень близко дружили семьями - обоюдно участвовали во всех жизненных горестях и радостях. Почти все отпуска проводили вместе - лодочные походы, отдых на море. Сейчас дружим по скайпу.

Кира человек талантливый, трудолюбивый, обязательный, высокоорганизованный. При этом наделена чисто женским обаянием, что немаловажно при работе в мужском коллективе. Она умна и дипломатична, умеет находить решение в сложнных ситуациях. 

У Киры две дочери, три внучки, две правнучки. Многим в своей научной и рабочей карьере она обязана своему мужу. Он - её бывший однокурсник, одной с ней специальности, успешно преподавал в МЭИ. Единомышленник, советчик, друг и надежный помощник во всех делах, включая домашние. Именно благодаря ему Кира могла погружаться в работу с головой, уезжать в длительные командировки.

Сейчас Кира пишет книгу воспоминаний. В ней она рассказывает обо всех этапах своей научной и производственной работы, о запусках ракет, на которых присутствовала, о командировках в Индию, где подружилась со Святославом Рерихом и его женой Девикой, о деловых поездках Францию. И, главное, она благодарно воздает должное всем тем, с кем повезло трудиться бок о бок - от знаменитых наставникаов, чьи имена на слуху, до неизвестных миру техников, без которых "здесь ничего бы не стояло", как поется в популярной песне. Она дает нам представление о трудных, необустроеных условиях существования в байканурских бараках и морозной зимой, и нещадно жарким летом. Мы узнаем не только о парадной, но и закулисной стороне космонавтики. Вопреки запретам, она записывала в свои блокноты всё, чему была свидетелем, так что повествование ее документально и, к тому же, подкреплено многочисленными фотографиями.

Конечно же, она человек неординарный, она - вне возраста. Кто ещё может получить в ее (наши) годы награду ВДНХ за создание новой антенны? Сажать розы на дачном участке и вышивать крестиком целые картины? Выгуливать по утрам перед работой собаку? Да мало ли всякого другого. ... И, в конце концов, кого еще уговаривают не бросать работу? Любимую - и в этом ее счастье.

 

 София Кугель