Стыд

Опубликовано: 8 апреля 2019 г.
Рубрики:

Анна Геннадьевна всегда считала себя честным человеком: ни разу в жизни не взяла без спроса ни единой чужой копейки и добрые поступки совершала за обычное «спасибо». Уважала себя за это. А тут случилось так, что кроме родных детей, у нее больше ничего и не осталось!

Еще в юности Анна Геннадьевна уехала на Дальний Восток в маленький приморский поселок, чтобы заработать денег на безбедную жизнь. Думала, года через три вернется. Но через два года вышла замуж, потом родила детей. Так, незаметно двадцать лет и прожила на чужбине.

Собралась на родину, только когда потеряла мужа и работу: консервный завод после перестройки растащили по щепкам, муж умер. Написала письмо племяннице, которой все двадцать лет регулярно отправляла посылки с рыбой и икрой. Племянница, конечно, ответила: «Приезжай!»

Анна Геннадьевна, не торгуясь, быстро продала свою двухкомнатную квартиру, сняла со сберкнижки все накопленные деньги, собрала детей и уехала из поселка во второй половине декабря.

- Что, с детьми? — неприветливо встретила их родственница, рассовывая по холодильникам свертки с рыбными деликатесами. — Нет, с детьми мы тебя не ждали! На ночь глядя, на мороз, конечно, не выгоним. Но завтра уж, будьте добры, миленькие, поищите себе другое жилье! Ладно?

Анна Геннадьевна удивилась, но перечить не стала. Оказывается, племянница надеялась, что она приедет одна, устроится, а потом уж и детей привезет.

На следующий день Анна Геннадьевна перевезла детей и вещи в арендованную на месяц комнату коммунальной квартиры. Надо было осмотреться, чтобы приобрести себе хорошее жилье.

После новогодних праздников Анна Геннадьевна открыла газету с обведенными шариковой ручкой объявлениями, просмотрела их еще раз - и пошла по адресам.

- Вы что, женщина, с луны свалились? — разгневался хозяин первой же квартиры. — За такую сумму сейчас никакую жилплощадь не купить!

Анна Геннадьевна очень удивилась.

 - Как? — возмущенно переспросила она. — Вы считаете, что это не деньги? Но в газете с вашим объявлением указана именно такая сумма!

- Газета-то прошлогодняя! — засмеялся мужчина. — А цена-то нынешняя! Вы в магазин после праздников ходили? Нет? Теперь за килограмм колбасы надо целый месяц вкалывать! Идите, проспитесь!

«Сам проспись!» — подумала Анна Геннадьевна. И пошла по другому адресу. Но там ей сказали примерно то же самое. Не переставая удивляться, она заглянула в магазин. Когда Анна Геннадьевна увидела цены на продукты, ей показалось, что она сошла с ума. Ослабев, еле добралась до квартиры родственницы.

- Я думала, ты знаешь, — недовольно пропела племянница, когда Анна Геннадьевна рассказала ей о ситуации, в которой оказалась.

- Но ведь ни в одной газете не было сведений о том, что цены так вырастут!

- Уши-то зачем? Несколько месяцев слухи ходили!

- Так то ж слухи…

- Прямо не знаю, что тебе и посоветовать... Живите хоть пока, где живете, если хозяйка вас оставит. Да работу ищи себе быстрее! Не брезгуй, устраивайся дворником, или полы мыть!.. У всех здоровья нет! Нынче своих безработных много, а ты без прописки!

На следующий день у Анны Геннадьевны отнялись ноги. Соседка хотела вызвать скорую помощь, но по телефону ей сказали, что приезжих не обслуживают.

Анна Геннадьевна еле поднялась с кровати через неделю. Походила на больных ногах, поискала себе работу. Нигде не брали. Деньги, накопленные за долгие годы тяжелого труда, разлетались как бумажный фейерверк. В Центр занятости населения она приползла вся в слезах.

- Помогите! — взмолилась она. — У меня двое детей и безвыходное положение!

- Женщина! — взвизгнула видавшая виды инспекторша. — Сначала пропишитесь, потом нам надоедайте!

- Сколько-сколько у тебя осталось денег? — недоверчиво переспросила племянница, когда через три месяца Анна Геннадьевна попросила у нее взаймы. — Это за двадцать-то лет жизни у черта на куличках?.. Неужели все спустила? — родственница покачала головой. - Не знаю, сколь и одолжить-то… Тебе много ль нужно?

- Одолжи сколько можешь! — униженно прошептала Анна Геннадьевна.

- Разве что десять рублей? Отдать-то сможешь ли?

Анна Геннадьевна прикусила губу, покраснела.

На деньги, занятые у племянницы и на свои последние гроши, женщина надеялась приобрести много еды. Поэтому направилась на старушечий тротуарный рынок возле продовольственного магазина. Там два худо одетых продавца бойко торговали сравнительно недорогой картошкой. Анна Геннадьевна купила столько картошки, что еле дотащила до дому.

Клубни чистились удивительно плохо. Варились долго, но так и остались твердыми, как камень. Анну Геннадьевну бросило в жар. Она быстро оделась, вяла оставшуюся картошку, понеслась к магазину искать продавцов. На месте их уже не было.

- Женщина, почем у вас картошка? — услышала вопрос, обращенный к себе.

Через десять минут Анна Геннадьевна была уже дома с пакетом макарон. Она села за стол, уронила голову на пакет. Ей было горько и стыдно! Стыдно за себя, за племянницу, за тех продавцов и за государство, которое совсем перестало стыдиться своих граждан!