Судьба еврея в Швейцарии.  Григорий Рабинович

Опубликовано: 27 марта 2019 г.
Рубрики:

Знакомясь с биографией выдающихся людей, родившихся в России и затем покинувших её пределы, испытываешь двоякое чувство. С одной стороны, отчизна лишилась сыновей и дочерей, которые могли бы принести пользу и её прославить, но, с другой стороны, они не разделили участь миллионов сограждан, погибших в Гражданскую войну, в годы сталинских репрессий, не задохнулись в тяжёлой атмосфере брежневского застоя. К сожалению, за последние годы количество эмигрантов из России, захлёбывающейся в приступе «истинного патриотизма», только увеличивается, но это тема для отдельного разговора.

 

Художник, график, экслибрист Григорий Иделевич Рабинович родился 30 июля 1884 года в городе Ораниенбаум под Санкт-Петербургом. После смерти отца − купца 2-й гильдии — многочисленная семья Рабиновичей переехала к родственникам матери в город Минск.

Окончив в 1903 году Минскую мужскую правительственную гимназию, Григорий Рабинович поступает на архитектурное отделение Императорской Академии художеств. Молодой художник активно занялся графическим искусством, в котором, наряду с владением мастерством рисовальщика, большое значение придаётся прикладным ремёслам − резьбе по дереву, гравюре на металле и камне, печати на бумаге, материи и других материалах. Начиная с 1905 года, Рабинович несколько раз выезжал за границу, посещал художественные студии Мюнхена, изучал технику гравюры в Париже. 

Однако система преподавания в Академии безнадёжно устарела. На лекциях ведущих профессоров о современном искусстве не идёт и речи, кафедра графического искусства в полном запустении, и в 1907 году студент Рабинович покидает стены Академии. Совершенно неожиданно для своих родных он поступает на юридический факультет Московского университета, с блеском его оканчивает и в 1911 году получает степень доктора права.

Располагая достаточными денежными средствами, Григорий Рабинович в 1912 году отправляется в путешествие по Западной Европе, во время которого знакомится со своей будущей женой – австрийской художницей Стафанией фон Бах, на которой женится в 1917 году. В начале Первой мировой войны Рабинович оказался в Швейцарии и был вынужден там остаться. 

После революции в России, материальное положение Григория Рабиновича резко изменилось и художник был вынужден добывать средства, чтобы содержать семью. Он рисовал рекламные проспекты, оформлял книги и брошюры, изготовлял этикетки товаров и визитные карточки.

В период Первой мировой войны в невоюющей Швейцарии, в Цюрихе, зародилось авангардистское литературно-художественное направление, которое получило название «Дадаизм» (dadaism — франц. dada — деревянная лошадка), в переносном смысле — бессвязный детский лепет. Вначале дадаизм возник как искусство кабаре, но потом перешел в живопись и литературу. Стиль дадаизм возник как реакция на Первую мировую войну. Рационализм и логика объявлялись одними из главных виновников опустошающих войн и конфликтов, поэтому главной идеей дадаизма было последовательное разрушение какой бы то ни было эстетики. В основе живописи художников-дадаистов, среди которых можно назвать Георга Гросса, Жана Арпа, Ханну Хёх, Макса Эрнста, Эдуарда Габлера, Отто Морача (чуть позже к ним примкнул Григорий Рабинович), лежал коллаж и его разновидности – технический приём формирования произведения из скомпонованных и приклеенных на плоскую основу (картон, холст, бумагу) кусочков различных материалов.   

Дадаизм быстро исчерпал себя и смешался с экспрессионизмом в Германии и сюрреализмом во Франции. Поскольку картины и гравюры, выполненные в манере дадаизма, ощутимых материальных благ не приносили, Рабинович довольно быстро отошёл от него и вернулся к реалистическому стилю.

После окончания войны Григорий Рабинович сначала жил в Женеве, а с 1929 года обосновался в Цюрихе. В этом же году он получил швейцарское гражданство. 

Григорий Рабинович активно участвует в художественной жизни Европы. На его счету графические серии «Виды Цюриха» (1928), «36 портретов делегатов ХVI Сионистского конгресса» (1929), «Картинки для взрослых» (1929). 

Большое место в его творчестве занимают политические карикатуры – сначала для социал-демократической газеты «Volksrecht», затем, в течение многих лет для еженедельного сатирического журнала «Nebelspalter» (1922–1950). Многие карикатуры Рабиновича имели пацифистский и антигерманский характер, что в годы Второй мировой войны вызывало трения с цензурой.

Григорий Рабинович известен как иллюстратор художественной литературы, в частности, романа Эрнста-Теодора-Амадея Гофмана «Элексир Сатаны» − одной из любимых книг русского поэта Валерия Брюсова, который ориентировался на него при работе над историческим романом «Огненный ангел». 

Необходимость зарабатывать на «хлеб насущный» заставляла художника рисовать экслибрисы, тем более, что эта работа хорошо оплачивалась.

 

 Художник Рабинович провёл в Швейцарии несколько персональных выставок. В 1932 году он участвовал в Международной выставке «Гёте в книжной графике» в Лейпциге.

Скончался Григорий Иделевич Рабинович 31 октября 1958 года и был похоронен на кладбище Энзенбюль в Цюрихе.

Казалось бы, что ничего экстраординарного в биографии этого достойного человека нет, и на этом можно было бы завершить наш очерк. Однако позвольте, уважаемые читатели, преподнести как говорят англичане: «а surprise treat at the end («угощение в конце» ).

 В процессе поиска материалов о художнике Рабиновиче выяснилось, что у него и его жены Стафании фон Бах была дочь Иза (Изабелла) 1917 года рождения, впоследствии ставшая художницей, фотографом и кинематографистом. В 1941 году Иза вышла замуж за Хайнера (Ганса-Генриха) Гессе − сына нобелевского лауреата по литературе, немецкого классика Германа Гессе, автора романов «Степной волк» и «Игра в бисер». Сохранилась переписка невестки и свёкра, с которой русскоязычный читатель может ознакомиться в восьмом томе полного собрания сочинений Германа Гесса (Издательство «Прогресс», 1995 год).

 В письме Гесса от декабря 1941 года речь идёт о выборе имени для будущего ребёнка Изы и Хайнера. Писатель откровенно высказывает свои опасения в связи с ростом антисемитских настроений в Швейцарии, связанных с наличием общей границы с фашистской Германией, постоянно угрожающей вторжением и захватом территории своего южного соседа. Впрочем, судите сами:

 «Невестке Изе Гессе-Рабинович. Баден [декабрь 1941] 

Дорогая Иза! Большое спасибо за привет и приложение – очаровательную статью Вашей матери. 

Что касается имени ребенка, то я не хочу вмешиваться, но все-таки хочу напомнить, что ветхозаветные имена, как Давид и т. п., могут сегодня осложнить и затруднить жизнь ребенку. Антисемитская волна еще отнюдь не схлынула, она еще будет все больше подниматься в Швейцарии.

Есть, правда, забавным образом, и противоположные случаи, когда имя с еврейским звучанием приносило пользу нееврею. Я, по крайней мере, знал одного эмигранта, у которого не было ни капли еврейской крови, но его звали Давид, и он долгое время получал поддержку от одной еврейской кассы взаимопомощи. 

Сердечный привет, и Вашим родителям тоже!» 

Обращают на себя внимание озорные нотки в конце письма, подчёркивающие незаурядное чувство юмора выдающегося писателя.

Прошло около восьмидесяти лет с тех пор, как было написано это письмо, но отношение к евреям в мире почти не изменилось. Не успели срубить голову нацистской гадине, как у дракона антисемитизма выросли новые, не менее опасные зубья. Теократический Иран и некоторые страны Ближнего Востока открыто призывают к уничтожению еврейского государства. Нарастает волна антисемитизма в Европе, и вот уже члены еврейских общин покидают Францию. 

Исчезнет ли когда-нибудь антисемитизм? Наверное, вместе с еврейским народом. А сохранится ли народ с 3500-летней историей – зависит, прежде всего, от нас.