Выставка Олега Чернова на Кавказских Минеральных Водах

Опубликовано: 16 февраля 2019 г.
Рубрики:

 “…от всякого общения с людьми нас слегка трясёт; что при всей нашей кротости, терпеливости, человечности, учтивости мы не в силах уговорить собственный нос отказаться от своего предубеждения к близко стоящему человеку; что мы тем больше любим природу, чем меньше в ней человеческого, и искусство, если оно есть бегство художника от человека, или насмешка художника над человеком, или насмешка художника над самим собой.”

Фридрих Ницше

 

 1 февраля 2019 года - дата открытия выставки художника Олега Чернова «С севера на юг и с юга на север. Графико-живописное прочтение». «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова в работах Олега Чернова в домике-музее Михаила Юрьевича Лермонтова в Пятигорске, в России. 

 Так уж устроены все мероприятия на российских выставках в провинции, что ты, не успев посмотреть выставку, бросился в обьятия своих друзей и знакомых, которых не видел с прошлой выставки. Только разговорились - а тут и подошла директор музея и уже торжественное открытие.

Ирина Вячеславовна Сафарова говорит о значимости для музея такой выставки, а ты озираешься и ищешь глазами эти маленькие зарисовочки, большие живописные работы. На мониторе показывают книгу, которую проиллюстрировал художник, и ты уже ничего не слышишь, а только следишь за строчками романа, оживающего на твоих глазах в чужом воображении. Голоса выступающих как верстовые столбы: читаешь книгу, удивляешься иллюстрациям, а голоса возвещают - ещё не доехали.

А ты как современный продукт общества всматриваешься в светящийся экран, который превращает детище двух людей в виртуальный мир, близкий тебе и понятный, почти осязаемый.

 Осознать, что произошло что-то из ряда вон выходящее, помог голос из толпы, после заунывных фраз о творчестве художника из уст многочисленных выступающих, вдруг призвавший запомнить эту дату. Помните:  с даты начинается роман М.Ю. Лермонтова «Княгиня Лиговская» : «В 1833 году, декабря 21-го в 4 часа пополудни по Вознесенской улице, как обыкновенно, валила толпа народу…»

Дата, которая делает и нас, всех пришедших на открытие выставки, причастными к событию -1 февраля 2019 года. Этот голос очертил невидимый мир: за пределами малого выставочного зала музея всё исчезло и оказалось незначительным и неинтересным. Мы все оказались в одной ракете, которая уносит нас в далёкое будущее, благодаря таланту человека, который денно и нощно может думать о своём пути «С юга на север» и «С севера на юг», понимать, что просто совпадений в творчестве не бывает. У Михаила Лермонтова путь «С севера на юг» кончился гибелью.

Олег Чернов жил в Красном - в том селе, которое описано Лермонтовым, потом после учебы в Ставропольском художественном училище перебрался в Пятигорск. Жизнь уводит его в Санкт-Петербург, где он на равных, где его талант расцветает и освещается великолепными выставками «Моё Таити» и «Люди как ангелы».

Затем - возвращается в Пятигорск и показывает свои полотна.

Силюсь понять, что происходит сейчас. Каждый миг несёт какой-то образ, и художник пишет свою летопись, но она не иллюстрация к роману, а рефлексия художника на те события, которые выпадают на долю нашего поколения в России. Но разве мы, сменившие книгу на мобильное устройство, остались теми же? Неужели Лермонтов и это предвидел, когда начинал роман «Княжна Лиговская» фразой «…в этот день и в этот час случилось событие, от которого тянется цепь различных приключений, постигших всех моих героев и героинь, историю которых я обещался передать потомству, ЕСЛИ ПОТОМСТВО СТАНЕТ ЧИТАТЬ РОМАНЫ».

И вот проходит 179 лет, и художник слышит каждое слово Лермонтова как рассказ о своей жизни, он просто взаимодействует с теми поэтическими образами, которые всё равно родились бы в нём, как в герое нашего времени. Они бы всё равно проросли бы в нём от соприкосновения с теми местами, которые запали в сознание русских людей, как места, описанные в романе «Герой нашего времени».

 Художник вспоминает. 1999 год. Друзья зовут поехать на раскопки, но что-то толкало его именно в Тамань…

 «После наших Кавминвод, я посмотрел в каком ужасном состоянии…Но я вот это запомнил…Такой квадрат стоит, несколько домиков и пустырь такой абсолютный, на каком-то утёсе, глиняно-песчаном… Это такой ужас! Как бы.. И мне запомнились беленькие домики и крыши. И запомнилась чёрная лодка. Потому что я их тут же зарисовал все. И для меня как для художника больше и не было там ничего. И я уехал». Потом он записал свои мысли пластическим языком…

 Как можно жить в тех местах, где творил великий поэт и не думать о них, как о местах памяти? Олег рассказывает: «Рисовал, бросил, потом как-то споткнулся о свою очередную зарисовку». Вероятно, так же, как поэт, - подбросил бы смятое в бумажный ком стихотворение, а потом, одумавшись, поднял, расправил листок, черкнул фразу -другую и вдохнул душу в выброшенный стих. Стиль написания один - языки разные. Роман Чернова пишется - на каких-то альбомных листах, на прозрачной бумаге, на газетном развороте, на картоне, на листах блокнота…

Меняя фактуру, изменяя стиль нарратива. Бывает, берёт краски и пишет свою жизнь маслом на бумаге. То достает когда-то начатую акварель и дорисовывает её, а то - просто хватает карандаш и выписывает лик горянки, сквозь который просвечивается любование и восхищение красотой черкешинки. Бэла ли это? Да, для всех, кто хоть раз прочитал роман: «…она была хороша: высокая, тоненькая, глаза черные, как у горной серны…» Для каждого на Кавказе такой описанной Лермонтовым красотой цветёт молодая девушка, но не любой сравнивает «глаза скакуна с глазами любимой».

 Сталкиваешься в жизни с тем, что молодой человек не замечает пожилого. И сразу образ Максима Максимовича, и его встреча с Печориным приходит на ум. И с высоты своих лет прощаешь молодого. Просто он уже на пути в другой мир. Он уже намного тебя старше, ему уже во сто крат тяжелее от речей, от встреч - душа одряхлела, просит покоя. Олег этого еще не понял - молод, но для себя записал СВОЮ встречу.

 Понять себя через другого, осознать значимость знаков и символов для коммуникации, в какой бы форме эта коммуникация ни происходила, задать вопрос и получить ответ: то в виде рисунков наскальной живописи, то через экспрессию картин или через желтизну бумаги, которая доносит прелесть ушедших эпох. То там, то здесь вспыхивают краски, они вторят описанию пейзажей: «Славное место эта долина! Со всех сторон горы неприступные, красноватые скалы, обвешанные зелённым плющом и увенчанные купами чинар, чёлтые обрывы, исчерченные промоинами, а там высоко-высоко золотая бахрома снегов, а внизу Арагва, обнявшись с другой безыменной речкой, шумно вырывающейся из черного, полного мглою ущелья, тянется серебряной нитью и сверкает, как змея своею чешуею».

Михаил Лермонтов прекрасно рисовал, им создано около 150 работ. Художник Лермонтов словами нарисовал нам картину. А художник Чернов зашифровал для потомков своё повествование о наших горах.

Любой может раскодировать его повествование. И куда бы ни попадал человек, воспитанный в русской культуре или на лучших её образцах, его глаз ищет и находит соответствие вида с тем описанием, которое с фотографической точностью описано Лермонтовским языком: «Вот уже три дни, как я в Кисловодске…Здешние жители утверждают, что воздух Кисловодска располагает к любви, что здесь бывают развязки всех романов, которые когда-либо начинались у подошвы Машука». И наше воображение уже уводит нас от незавершенных набросков того ущелья, которое «превращается в зелёную лощину; по ней вьётся пыльная дорога. Всякий раз, как я на нее взгляну, мне всё кажется, что едет карета, а из окна кареты выглядывает розовое личико».

 

Каждый, кто приезжает в Кисловодск, проживает свой «курортный роман» с романом Михаила Лермонтова. Ты перетекаешь взором от одной картины к другой - музыка речи не слышна, стих умолк. Здесь царит тишина полного погружения в созерцание.

«Многочисленная кавалькада отправилась туда (к скале, называемой Кольцом) посмотреть на закат солнца сквозь каменное окошко.»

 Картинки возвещают, а вы уже вспоминаете, как сквозь слёзы княжна вопрошает: «Вы молчите?»

Тишина. Мы молчим. Мы считали руны чужих судеб, заглянули в тайны мирозданья, примерили на себя образы бессмертного романа. А вы узнали себя? Залюбовались колоритом картин? Прочувствовали грусть расставания с «героем нашего времени»? А потом выставка переедет в Невинномыск. А потом… Медленно двинется по направлению к Санкт-Петербургу.