«Шёл в борьбе и тревоге боевой восемнадцатый год». Из мемуаров очевидца 2018-го

Опубликовано: 25 декабря 2018 г.
Рубрики:

 

В 1989 году, на фоне распада Советской империи, американский историк Франсис Фукуяма написал влиятельное эссе «Конец истории», согласно которому мы входим в конечную стадию развития человеческого общества – победу либерализма и ныне, и присно, и во веки веков. Уже тогда мне это казалось сильной натяжкой, потому что уже предвиделось мусульманское наступление на западный либерализм, особенно заметный для тех, кто постоянно следит за ситуацией вокруг Израиля. Но тогда мне и в голову не могло прийти, что само понятие «либерализма» будет захвачено разрушительной нелиберальной идеологией левых движений на Западе. В 2018-ом году это движение развилось с взрывной скоростью.

Большинство семей моего круга эмигрантов живёт, слава Б-гу, хорошо. Для нашего старшего поколения можно надеяться, что на наш век хватит, а дети и внуки сами разберутся. Но это не значит, что не хочется оставить им наши мысли и наблюдения.

 

1. Иммиграция как наиболее разрушительное явление

Почему я начинаю с этого? Европу много раз хоронили в прошлом, и, не будь вливания совершенно чужих сил в Запад, мы могли бы надеяться, что остальные пороки цикличны и могут исправиться по принципу «что было, то и будет, и нет ничего нового под солнцем». Но с массовой иммиграцией демография наций так меняется, что возврата обратно может и не быть. Я не буду повторять блестящий обзор по теме Александра Майстрового «Европа: Прощание с историей» (http://a.kras.cc/2018/12/blog-post_223.html), где он показывает, как во Франции, Германии, Швеции, Англии (по счастью, пока не в Италии) появляются целые арабские анклавы, куда полиция даже не решается войти, грабежи, насилие – обычны, не говоря уже об антисемитизме. Такие лидеры, как Меркель и Макрон, ведут к гибели свои страны. По какой-то причине эти страны, Германия особенно, щедро кормят «гостей» и не требуют от них работы. Эту ситуацию гораздо лучше оценил президент Египта Эль Сисси, выступая на молодёжном форуме 9 декабря 2018. (Перевод Мириам Аргаман дан на http://www.translarium.info/2018/12/immigration-el-sissi-plus-honnete-qu...). Молодой афганец спросил, почему мировые лидеры закрывают двери перед иммиграцией (которые они на самом деле НЕ закрывают). Часть ответа президента:

«Позвольте мне сказать вам следующее: вместо того, чтобы спрашивать, почему эти страны закрывают свои двери, спросите себя, почему афганцы в Афганистане не заботятся о судьбе своей страны? Почему они в течение сорока лет воюют…? Этот вопрос также возникает в отношении других стран… Это также актуально для Сирии, Ирака, Ливии, Йемена и Сомали. Мы сами себя разрываем на части в наших странах, и после этого мы просим трудолюбивые государства, которые вкалывают днём и ночью,… поделиться с нами плодами их трудов, просто потому, что мы спорим друг с другом!»

Почему-то граждане Запада стали чувствовать себя виноватыми. Если пришельцев лишить помощи или заставить их работать, не выгонит ли их это быстрее, чем полиция и армия?

О нет, это было бы политически некорректно! ООН разработала и в декабре приняла целый «Глобальный компакт для безопасной, упорядоченной и регулярной миграции», который пока ещё не объявляет миграцию одним из прав человека, но подходит близко к этому, навязывая многочисленные обязанности принимающей стране. Что самое любопытное – инициаторами «компакта» выступили Мексика и… Швейцария – страна, очень неохотно принимающая к себе пришельцев. Вот что написал в своём блоге член венгерского правительства Золтан Ковач:

«На международном саммите в Марракеше на прошлой неделе, члены ООН, по крайней мере, те, кто подобно Венгрии, уже раньше отказались от обсуждений, проголосовали принять позорный «Глобальный компакт для миграции» - документ, подразумевающий, что миграция относится к фундаментальным правам человека. В то же время Европейский Парламент в Страсбурге обещал поддержку схеме Брюсселя для виз мигрантам, цель которой разрешить массам нелегальных мигрантов войти на территорию Европы».

В другой записи 21-го декабря г-н Ковач обсуждает того, кто финансирует это безумие, - Джорджа Сороса, которого журнал “Financial Times” провозгласил «человеком года». Это поразительно: один человек, который за всю жизнь ничего не создал производительным трудом, но нажил несметные богатства спекуляцией, позволяет себе перестраивать мир по своему вкусу. Журнал объясняет свой выбор: «Филантроп стал знаменем либеральной демократии, а эта идея заблокирована популистами»; предельно несвободная и нетерпимая идеология нынче считается «либеральной».

А в Америке, в дополнение к миллионам нелегальных иммигрантов, на нас стал надвигаться «караван» - несколько тысяч людей из стран южнее Мексики, которые её пересекают и надеются войти в Америку. Это люди разного социального уровня, среди них много преступников и торговцев наркотиками, и мы видим, какую грязь они создали в мексиканском городе Тихуана. Им нет дела до американских законов об иммиграции, но они получают существенную поддержку от наших демократов, которые надеются, что при открытых границах иммигранты в будущем станут их естественным электоратом. О споре по поводу строительства стены на границе США и Мексики я расскажу ниже.

Заканчивая этот раздел, я пойду на 1600 лет назад и процитирую отрывок из статьи из Википедии о разграблении Рима в 410 году:

«Во время вторжения в Италию осенью 408 года войско вестготов под предводительством короля Алариха I-го в первый раз осадило Рим… Разграбление великого города варварами произвело большое впечатление на современников и ускорило распад Западной Римской империи… Разорение города шло два полных дня[6] и сопровождалось поджогами и избиением жителей. По словам Созомена Аларих приказал не трогать только храм апостола Св. Петра, где благодаря его просторным размерам нашло убежище множество жителей, впоследствии заселивших обезлюдевший Рим».

Началось Средневековье и продлилось тысячу лет.

 

2. Прочее, европейское

Два эпизода рассмотрим очень коротко: «жёлтые жилеты» во Франции и «Брексит» - выход Великобритании из Европейского Союза.

«Жёлтые жилеты» - это запасная одежда, которую они обязаны на случай аварии держать в машине. Во Франции президент Макрон поднял цены на бензин. Движение протеста впервые организовано социальными сетями, как например, Facebook. В движении принимает участие более 100 тысяч человек. Одна убитая, много раненных. Макрон полностью сдался и отказался от повышений цен.

Что это значит? Что во Франции больше нет правительства, обладающего властью.

Выход Англии из Союза – первая ласточка того, что Союз не оправдал ожиданий, слишком быстро разросся и создал бюрократию, которая навязывает всему сообществу «политическую корректность», например, иммиграцию.

Начиналось всё с «Общего рынка» шести стран: Западной Германии, Франции, Италии, трёх стран Бенилюкса. И вот в 1961 году к де Голлю приехал британский премьер Гарольд Макмиллан проситься седьмым. Де Голль отказал, сказав нечто вроде: «Я ничего не понимаю в экономике. Но из нас шестерых маленькие страны не считаются, Италия в любой момент готова вернуться на старые пути. Вся штука работает из-за моих личных отношений с Конрадом Аденауэром. И я боюсь, что вы испортите наш маленький клуб». С тех пор Англия давно там, «маленький клуб» разросся до неуправляемости, и вот Англия просится обратно в независимость…

 

3. Год (два) с президентом Трампом

В разгар избирательной кампании 2016 года мы в Америке удостоились визита литературоведа Дмитрия Быкова, который по телефону ответил на вопросы из России и заодно поучил нас тому, что такое демократия:

«Очень многие спрашивают…, что будет с Трампом… Главный вопрос связан с тем, в какой момент его бортанут и бортанут ли его. Я наблюдаю тенденцию очень странную. Есть такая замечательная прослойка людей — очень меня пугающая прослойка, очень для меня болезненная, она мне представляется очень опасной. Это, как в армии, из самых чмошных первогодок, из самых чмошных «слонов», условно говоря, получаются самые лютые «деды». Так и люди, которых, казалось бы, советский опыт, российский опыт должен был приучить к демократии, приучить уважать права меньшинств и так далее, — эти люди парадоксальным образом, дорвавшись до свободы, становятся страшными адептами «сильной руки». 

Я там, на сайте «Эхо Москвы», ответил:

«Я думаю, что было бы лучше, если бы уважаемый г-н Быков действительно ограничился областью его экспертизы, в которой он заслужил уважение – литературой… Это, несомненно, верно, что старшее первое поколение эмигрантов из России чаще голосует за Республиканскую партию – партию Авраама Линкольна, Тедди Рузвельта, Дуайта Эйзенхауэра, Рональда Рейгана. Предположить, что именно это партия «сильной руки» - значит до смешного не знать американскую историю. Именно потому, что мы «дорвались до свободы» после десятилетий предельной несвободы в бывшем СССР и предельной неудачи социализма как экономической модели, мы ценим партию консервативную, приверженную к традиционным ценностям, к свободному предпринимательству, которые и сделали Америку страной духовной и экономической свободы. Именно поэтому мы, в отличие от большинства американских евреев, относимся с определенным недоверием к Демократической партии, которая склонна к большему радикализму и к большему контролю государства над экономикой. Наши дети больше склонны к голосованию за Демократов… 

Далее, для понимания явления Трампа, за которого, скорее всего, многие из нас, традиционно республиканских избирателей, откажутся голосовать, и Вам, и Вашим слушателям лучше почитать статьи квалифицированных американских политологов, например, Энн Эпельбаум. Вы говорите о правах меньшинств, не замечая, что уже давно в демократиях речь идет о подавлении прав большинства». 

Трампа «не бортанули», и он стал сначала Республиканским кандидатом, а потом и ныне – президентом страны. Хотя у меня есть пара друзей, которые утверждают, что с самого начала его вступления в политику говорили: «Трамп, только Трамп и никого, кроме Трампа», но большинство республиканцев моего круга полагали наоборот: только не Трамп. Однако такому подходу было трудно следовать, когда он остался наедине с Хилари Клинтон, которая казалась совсем ужасной. Таким образом, наш голос был голосом не за Трампа, а против Хилари. Так или иначе, Трамп победил.

Левая демократическая пресса как с цепи сорвалась от злости. Главный редактор престижного журнала «Нью-Йоркер» Дэвид Ремник написал грубую статью под названием «Американская трагедия», в которой писал, что победа Трампа – «трагедия для Конституции и триумф для сил — у нас и за границей — национализма, авторитаризма, женоненавистничества и расизма., тошнотворное событие в истории Соединенных Штатов и либеральной демократии. 20 января 2017 г. мы попрощаемся с первым Афроамериканским Президентом — человеком чести, достоинства и щедрого духа — и станем свидетелями инаугурации пройдохи, который мало что сделал, чтобы отказаться от одобрения сил ксенофобии и белого превосходства. В такой момент невозможно чувствовать ничего, кроме отвращения и глубокого беспокойства».

Я написал по-английски г-ну Ремнику (который, конечно, не ответил), что надо иметь чувство собственного достоинства и воздержаться от оскорбления 60 миллионов его сограждан, которые избрали «пройдоху» на должность президента страны. Да, первая поправка к Конституции даёт г-ну Ремнику право на его слова, но помимо первой поправки есть и принципы порядочности и достоинства, выраженные формулой: «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего» (9-я заповедь). 

Обвинив без всяких оснований президента в возможности сговора с Путиным, против которого он ввёл санкции, демократы добились назначения специального прокурора Мюллера, который за полтора года растраты денег налогоплательщиков не представил ни малейшего доказательства виновности президента, хотя добился обвинения трёх его сотрудников в других проступках. И с тех пор президент – впервые на моих глазах – работает в атмосфере непрерывной ненависти и постоянной слежки со стороны демократов и большей части прессы.

[Один из этих сотрудников – адвокат Майкл Коэн сообщил, что уплатил от имени Трампа $130 тысяч долларов некоей Сто́рми Дэ́ниелс. Та во время кампании шантажировала Трампа, что раскроет его отношения с ней в 2006 году, которые он отрицает. Пресса набросилась на президента, утверждая, что деньги были выплачены из средств кампании, что незаконно, тогда как это были личные деньги, что вполне законно. Почти невозможно узнать из прессы, что за нарушение соглашения Сто́рми Дэ́ниелс было 11 декабря 2018 г. приказано судом выплатить Трампу $293,052.33 в качестве штрафа, платы адвокатам и за судебные издержки. См. Wikipedia, Stormy Daniels–Donald Trump scandal.]

А президент оказался много лучше, чем мы ожидали. Вот только несколько из его достижений: экономика в хорошем состоянии, он заботится о возвращении рабочих мест в страну, безработица на рекордно низком уровне для все групп населения – афроамериканцев, латиноамериканцев, женщин и др. Трамп провёл налоговую реформу и понизил налоги для среднего класса. Резко снизил нелегальную иммиграцию. Позволил строительство нефтепровода из Канады в Мексиканский залив, заблокированное демократами Обамы. Назначил двух консервативных судей в Верховный суд – Нила Горсача (2017) и Брета Кавано (2018), а всего он назначил, и Сенат утвердил, 85 федеральных судей. Поскольку эти судьи служат пожизненно или до добровольной отставки, то их поведение на судейской скамье остаётся идеологической памятью о каждом президенте, долго после того, как он покинул политическую арену. О скандале, связанном с назначением судьи Кавано, которого без оснований обвинили в сексуальных преступлениях лет тридцать назад, я писал в двух статьях, опубликованных в «Чайке». Я пропускаю здесь огромную тему «феминистской революции» и изгнания мужчин из многих областей культуры – тема слишком большая.

Президент Обама, который отбросил расовые отношения на пару поколений назад, в 2014 году выпустил «рекомендательное» письмо учителям школ, не прошедшее через Конгресс, предлагая снизить или исключить наказания детям афроамериканцев и других меньшинств. В школах, которые последовали этому письму, резко возросли нарушения и даже преступления. Как сообщил журнал «BREITBART» 22 декабря, за день до того министерства образования и юстиции отменили это письмо предыдущего президента.

Во внешней политике нам приятнее всего вспомнить перенос американского посольства в Иерусалим и, в целом, весьма дружественную к Израилю политику. Но это не единственное внешнеполитическое достижение. Он установил сбалансированную торговлю с Китаем, разорвал нелепое ядерное соглашение с Ираном, встретился с северокорейским лидером Ким Джонг Уном, который согласился отказаться от ядерного оружия в обмен на американские гарантии безопасности. В Сирии мы достигли почти полного уничтожения исламской армии ИГИЛ. К России, «агентом» которой якобы является наш президент, были применены жёсткие экономические санкции.

К сожалению, все эти достижения не принесли президенту Трампу симпатии американских евреев. 27 октября произошла огромная трагедия: в синагогу "Древо жизни» в шабат утром ворвался некий Роберт Боуэрс и расстрелял конгрегацию из автомата – одиннадцать убитых, семеро ранены. Это была самая кровавая атака на евреев в американской истории. Понятно, что президент посетил город в горе. Но большая группа евреев и раввинов обвинила ЕГО В ТОМ, ЧТО СОЗДАННАЯ ИМ АТМОСФЕРА ПРИВЕЛА К ТРАГЕДИИ! Невозможно поверить в такую пляску на крови!

6-го ноября состоялись промежуточные выборы в Конгресс: переизбирался весь состав Палаты представителей и треть Сената. Из 21 таких выборов с 1910 года, 19 проигрывались партией президента. Тем не менее, и он сам, и многие из его сторонников рассматривали эти выборы, как своего рода референдум. Выборы не были выиграны – народ Трампа не поддержал. Правда, республиканское большинство в Сенате увеличилось с 51 до 53, но Палата была полностью проиграна: около 40 мест перешло к демократам, у которых большинство 235 против 199. И хотя следствие Мюллера против президента ни к чему не привело, демократы намерены начать такое следствие сначала, чтобы не дать ему нормально работать и добиться импичмента.

Он пока не смог выполнить двух обещаний: отмены «Обамакеа» в первые же дни его правления и строительства стены на границе с Мексикой за её счёт. Дело в том, что Америка была единственной развитой страной без всеобщего медицинского страхования при самой дорогой медицине в мире. Есть, однако, почти идеальная система Медикеа для людей старше 65, которая совмещает государственное и частное страхование. Но люди моложе этого возраста, часто больные и получавшие страхование через работу, были затерроризированы мыслью о потере работы и страховки. Администрация президента Обамы, впервые в американской истории, ввела всеобщее медицинское страхование, известное как «Обамакеа», по общему мнение, неудачное и дорогое, но обеспечивающее лечение и людям, которые уже больны. Трамп обещал отмену «Обамакеа» в первые дни и замену её лучшей системой. Это ему сделать не позволили обе партии и общественное мнение. В декабре федеральный судья из Техаса объявил «Обамакеа», противоречащим Конституции из-за небольшой детали – я думаю, что его решение не выдержит апелляции. За 9 дней то инаугурации Трампа я составил записку, которую послал ему и ещё около сотни политиков, с расчетами, о том, как можно было бы распространить Медикеа на всё население от рождения до смерти. Мне никто не ответил. Я убеждён, что время этому придёт.

А вопрос о стене с Мексикой вернулся в декабре, и мне не нравится президент в этом месяце; кажется, что у него не выдержали нервы. Мексика решительно отказалась от оплаты – почему бы она согласилась? К 21 декабря должен был быть новый бюджет, и президент стал просить у Конгресса 5 миллиардов долларов для строительства стены. Для того чтобы сделать по-своему, ему нужно простое большинство в Палате, которое у него есть еще неделю, а потом прочно не будет. И 60 из 100 голосов в Сенате, которых нет сейчас и не будет в новом составе, так что ему придётся либо отказаться от стены, которая очень важна для сдерживания нелегальной иммиграции, либо прийти к соглашению с демократами о финансировании. Лидеры демократов – Нэнси Пелози, которая в январе станет спикером Палаты (третьим человеком в государстве), и сенатор Чарльз Шумер – оба в пошлом поддерживали стену, но сейчас не готовы выделить деньги. Альтернативой, крайне нежелательной, согласованному бюджету, является приостановка работы правительства, с которой мы уже неоднократно сталкивались за 38 лет в этой стране. 

11 декабря президент пригласил обоих лидеров в Овальный кабинет для переговоров. Когда они появились, оба многократно утверждали, что пришли “in good faith” – с серьёзными намерениями и предложениями для компромисса. Но они обнаружили в кабинете камеры и журналистов, и десять с половиной минут президент унижал их, перебивая и беспрерывно угрожая остановкой правительства (которая частично началась 22 декабря), и никто из нас так и не услышал, с какими предложениями пришли демократы. Они умоляли президента убрать камеры для спокойных переговоров, но не добились. (Весь разговор можно увидеть на https://www.youtube.com/watch?v=6wm-NtMkqz8.) Президент, казалось, не понимал пределов своей власти и то, что у него нет большинства для утверждения бюджета и постройки стены без их поддержки. Когда Шумер сейчас говорит о президенте, он не может сдержать лютой ненависти; Пелози держится достойнее.

Назавтра президент заявил, что армия построит стену из военного бюджета; навряд ли это законно. Но 19 декабря он сообщил, что победа над ИГИЛ одержана, а потому он немедленно выводит нашу армию в две тысячи человек из Сирии для спасения жизней и экономии средств (для стены?). Внезапность решения привела к немедленной отставке министра обороны генерала Маттиса. Израиль, Иордания – все удивлены решением, и все заявляют, что ИГИЛ совсем не уничтожен и легко возродится. У меня нет комментариев. Правый журналист Билл Кристол, бывший редактор «The Weekly Standard» который, правда, никогда не был болельщиком Трампа, написал:

«С момента моего прибытия в Вашингтон тридцать лет назад я никогда не был более обеспокоен судьбой нашей нации, как сейчас».

 

4. Израиль

Мы посетили страну в мае 2018 года, после перерыва в 4 или 5 лет. Проехали более полутора тысяч километров на машине. Сильная, уверенная в себе, 9-миллионная держава, ни на минуту не отказывающая тебе в чувстве, что ты - дома. Новые дороги, молодые начинающие предприятия. Всё меньше близких людей остаётся в живых. Поехали к семье покойного двоюродного брата в кибуц Брор Хайль, что в 5 км от города Сдерот, который почти на границе с Газой. При нас стрельбы не было, но напряжение велико, арабы из сектора запускают горящих змеев и трудно понять, почему правительство не пошлёт туда армию. Посетили поселение на территориях неподалёку от Хеврона. Одна из друзей провела нас по Институту Вейцмана, где она работает и где нам раньше не случилось побывать.

Одно из обещаний президента Трампа, (которое не представляю себе, как он сможет выполнить лучше, чем Картер, оба Буша, Клинтон, т.е. не провалиться) – мир между Израилем и палестинцами еще в его первой каденции. Дело не в том, что нет схемы мира, - она есть более четверти века, и я об этом много писал (в том числе и в «Чайке»), а в том, что нет политической воли и доверия. Сейчас большинство израильтян настроено вправо – ничего не отдавать, хотя все понимают, что отделяться от палестинцев надо. Если бы те вышли хоть с каким-то реальным серьёзным предложением, правая публика сдвинулась бы в центр.

Недавно я посмотрел интервью израильского писателя Амоса Оза с Владимиром Познером (https://www.youtube.com/watch?v=UZf00oX5xro&t=2s) от 10 декабря. Амос Оз считается хорошим писателем, но очень левым в политике. 7-го ноября 1993 года он выступал в одной из синагог неподалёку от моего дома в Нью-Джерси. Дату знаю точно, потому что он мне тогда надписал книгу, и было это через два месяца после заключения соглашений в Осло, которые я тогда одобрял, как, конечно, и он. Я его спросил, не боится ли он. «Боюсь, - был ответ, - но мне надежду даёт то, что это делает Рабин. Он будет осторожен». Сейчас, через 25 лет, когда он рассказывает о планах по урегулированию конфликта, они мало отличаются от того, что неоднократно публиковал я. Но прочитав о нём в Википедии, понимаю фундаментальную разницу. Прожив всю жизнь в Израиле, он не чувствует арабов, он видит в них таких же европейцев, как он сам, а вражду с ними, как вражду между, например, немцами и французами. Он не понимает фундаментального различия в психологии. В 2011 году Оз подвергся почти остракизму за то, что через несколько дней после теракта послал свою книгу Марвэну Баргути, отбывающему пять пожизненных сроков за террор. «Почему вы это сделали?» - спрашивает Познер. «Чтобы он больше знал о нас и нас понимал».

Я уверен, что Баргути понимает Оза куда больше, чем Оз его. Я могу себе представить, что его могут освободить – всё равно любой мир не будет заключён без освобождения всех, кто в тюрьме. Могу представить, что поставленный вместо Аббаса он будет честнее последнего в своих обязательствах. Но он никогда не будет «своим парнем», как его потенциально видит Амос Оз.

 

5. Россия

Мало о ней знаю, потому что мало интересуюсь. Давно мои привязанности лежат в других географиях. Большинство тамошних знакомых относятся отрицательно к режиму, но интереснее отставная учительница математики Нина Ивановна, которая от режима в восторге. В восторге, как впрочем, и все, от того, как по-европейски сейчас выглядят Москва и Петербург. Каждый год ей дают бесплатную путёвку – в этом году в Геленджик, и прокатили её в Крым и обратно по новому «Керченскому мосту». «Нас бы только оставили в покое, - мечтает она. - Мы-то никогда никого не тронем и не обидим».

А Россия вместе с Китаем развивает наступательное гиперзвуковое оружие, от которого у Америки пока нет защиты.

 

6. Итак

Как всегда, в мире есть богатые и есть бедные.

Как всегда, в мире есть богатые страны и есть бедные страны.

Богатые страны имеют технологии и науки, которые, будь они применимы к бедным, сделали бы всех богатыми. Израиль, мечтал Шимон Перес, мог бы помочь создать «Новый Ближний Восток» и все мы стали бы жить-поживать да добра наживать в духе вечного либерализма, по учению Франсиса Фукуямы.

«А что плохого со старым Ближним Востоком?» - парировал Хосни Мубарак. Вот в этом ответе – всё дело. Поэтому – войны, ненависть, болезни, голод… «Что было, то и будет, и нет ничего нового под солнцем».

 

 

 

Комментарии

Амос Оз умер сегодня в Иерусалиме от рака. Значит, когда он давал интервью Познеру, он знал, что ему осталось несколько дней. Зихроно ле-враха - Да будет память о нем благословением!