Размышления о первопричине

Опубликовано: 14 августа 2018 г.
Рубрики:

«кто хочет понять человека,

должен бросить лот в самую глубокую идею,

какую создал человеческий ум, -

в идею бога». М. Гершензон.

  

В связи со стремительным ростом влияния феномена культуры на жизнь человеческих сообществ, интересно взглянуть на одну особенность человеческого разума в поиске объяснений явлениям природы и своего места в осознаваемом мире. Начиная с первобытных людей разум человека в поиске понимания, двигался от частного к более общему, выстраивая цепочки умозаключений, где каждая последующая причина объясняла все более и более широкий круг явлений. Понятие причинности, как и все остальные наши понятия, зарождалось в сознании человека под действием факторов окружающей среды на органы чувств. С течением времени причинность стала неотъемлемым атрибутом работы нашего разума.

Не ясно, как давно потребность в нахождении первопричины всему происходящему в наблюдаемом мире начала осознаваться первобытным сознанием людей, но одна из первых находок такой первопричины всем нам хорошо известна под именем идеи бога. Исторические хроники свидетельствует о том, что идея первопричины, сотворившей мир, появлялась неоднократно, всегда как озарение, возникающее, в чьих-то головах. С развитием человеческих сообществ развивалось и изменялось наполнение смыслом самой идеи бога. Оставим, однако, за скобками различные религиозные интерпретации сущности идеи бога и отметим здесь только замечание Л. Фейербаха о том, что «в идее бога, как в зеркале, отражается сущность человека или, как было бы точнее, тот уровень постижения своей сущности, на который человек смог подняться в ходе исторического развития».

Как же мы познаем свою сущность и окружающий мир? Кант первым заметил, что проблема нашего познания лежит не в объектах внешнего мира, а в том, как устроено наше познание. По Канту, как известно, кроме истинного мира, который недоступен нашему восприятию, есть ещё имманентный мир, формируемый с помощью наших органов чувств и разума. Это мир представляет собой то, как истинный мир нам является, будучи преобразованным нашим восприятием. Воображаемый имманентный мир, или попросту говоря «круг нашего знания», постоянно расширяется в коллективном сознании людей благодаря использованию человеком причинно-следственной логики и эксперимента. 

Идея бога как первопричины всего сущего во время её появления среди наших далёких предков была подобна глобальной гипотезе, связывающей множество непонятных явлений и объясняющая отдельному человеку и всему социуму смысл его существования. Однако у причинно-следственной логики возникли проблемы с доказательствами истинности предлагаемой первопричины. Разум человека в лице своих лучших представителей (вспомним хотя бы Декарта, Паскаля, Канта) смирился и нашёл выход в том, что Бог как первопричина, познаётся не разумом, а через чувства, и вера - главное чувство в его познании. Это утверждение и развело в разные стороны научное познание от других интуитивных форм познания, основанных на вере. 

Но что такое вера? Существует множество определений этому психическому феномену. Обычно считают, что вера - это свойство нашего сознания, характеризующееся внутренней убеждённостью в чем-либо без опоры на логику и факты. Часто веру рассматривают как иррациональное чувство, зарождаемое в структурах мозга, отвечающих за эмоции. Очевидно, что часть сознательного поведения человека основана на вере, а не на знании. Мне думается, что вера является защитным механизмом психики человека. По-видимому, этот механизм возник на раннем этапе формирования коллективного сознания подобно тому, как возникали и генетически закреплялись другие инстинкты. Основным предназначением веры было и остаётся сглаживание неизбежного психологического конфликта, который возникает на границе неведомого. 

Наряду с верой в человеческом сознании выработалось и другое психологическое качество, называемое сомнением, и которое направлено на ослабление эффективности веры. Множество проблем, которые требовали решений от представителей Homo sapience, имели и продолжают иметь множественный набор решений, проверка каждого из которых требовала «эмпирических взвешиваний». Но любой эксперимент делается с допустимой погрешностью, а это всегда означает наличие сомнения в достаточной точности. Сомнение прочно закрепилось в обыденном сознании людей и широко распространилось на все сферы их деятельности. Рассмотрим кратко появление сомнений в результатах поиска глобальных первопричин на нескольких конкретных примерах. 

Одним из примеров может служить теория эволюции живых организмов. Она представляет собой всего лишь удобную модель, объясняющую появление живого разнообразия на Земле с присущей ей предсказательной силой. Мы ещё не знаем, как возникла жизнь на Земле, как появилась первая молекула ДНК, которая, сама по себе, не может ни копировать себя, ни синтезировать белки без помощи энзимов. На вопрос, что появилось первым на Земле – белки, ДНК или РНК? - сегодня нет убедительного ответа. Мы довольствуемся вероятностным знанием. 

Начиная мысленное движение вниз по эволюционной лестнице, ведущей вглубь веков, биологи хорошо видели множество нестыковок и загадок в предложенной Дарвином теории. Сегодняшний вердикт эволюционной теории можно подытожить цитатой из книги Евгения Кунина «Логика случая»: «Возможность сравнивать последовательности нуклеотидов в геномах тысяч организмов самых разнообразных видов изменила ландшафт всей эволюционной биологии. Эти изменения состоят в том, что работа естественного отбора, как некой «творческой силы», видится лишь малой частью эволюционных изменений, где особенно велика роль случайных стохастических процессов». Этот пример показывает нам, как одна из глобальных гипотез постепенно изменяется и наполняется другой модельно-зависимой реальностью. Накапливается всё больше и больше знаний о том, что появление нового качества в реальном мире обусловлено не только естественными законами природы, т.е. причинностью, но и присущим ей «творчеством», которое случайно по своей природе. 

Рассмотрим ещё один пример. Астрофизики говорят: «Вселенная на 70 с лишним процентов состоит из темной энергии, на 25% из темной материи и только несколько процентов – это обычное вещество». Эта цитата не просто заявление одного из астрофизиков, это основа складывающейся новой картины понимания Вселенной. Всё, что изучалось до настоящего времени и определялось как барионная материя, из которой состоят все звезды, планеты и галактики, представляет собой лишь около 5% того, из чего состоит Вселенная. И на этих «5 процентах» физики мечтали построить «теорию всего сущего»?

Принято считать, что в познаваемой нами части имманентного мира работают законы, которые и являются причинами наблюдаемых явлений. Часть законов найдена, но не известно ещё какая часть, сокрыта от нашего разума. Многие усматривают проблему в том, что при познании окружающего мира учёные открывают законы, которые не даны нам в ощущениях, а выводятся в результате работы нашего разума, т.е. «они являются частью реальности, лежащей вне чувственного опыта». Вот как об этом пишет А. Буров: «Законы, как объективные умозрительные сущности, принадлежат пространству некоего Ума. Именно этот Ум и отличает закон, годный для Вселенной, от того, что таковым не является. Поскольку Ум не только отделяет законы от не-законов, но и воплощает их как структурообразующие начала материальной вселенной, то он является также и Созидателем». 

Мне, однако, думается, что вопрос об объективности законов, открываемых человеческим разумом, ничего не говорит об их «разумности» или о разумности тех сил природы, которые породили эти законы. Мы просто не знаем, как законы, познанные нами, и регулирующие «жизнь материи» в наблюдаемой Вселенной, возникали в период её эволюции. Как уже упоминалось «творческая роль» Природы не может быть объяснена исключительно причинностью, а включает в себя случайность, которая и ограничивает наше познание таких явлений, как например, происхождение жизни или появление сознания. Эти ограничения иллюстрируются также и законами квантовой механики, которые упрятали «точные причины» в тень вероятностей. Поэтому, одного понимания причинности не достаточно для понимания реального мира.

Тем не менее, потребность нахождения первопричины, зародившаяся на заре появления Homo Sapience, являлась и продолжает являться важнейшим фактором, стимулирующим человеческий разум. Прошло более двух тысяч лет от нахождения первой первопричины сотворения мира, изложенной в Старом Завете. Спросим себя, как далеко человечество ушло от этих представлений по пути научного понимания первопричины всего сущего? Для ответа на данный вопрос просто посмотрим на одно сходство между научной гипотезой образования Вселенной и идеей сотворения всего сущего Богом. 

Начало всех начал, т.е. рождение нашей Вселенной, постулируется из точки. Вводится аксиоматическое понятие для обозначения начала появления Вселенной – сингулярность.  

 

Вопрос о том, где взялась материя, выносится за скобки. Конечно, глобальная теория Большого взрыва, это не о сингулярности, а о том, что происходило 15 миллиардов лет после предполагаемого Большого взрыва. Здесь имеются множество наблюдений, основанных не на вере, а на анализе научных данных. Однако в понятии «сингулярность» желающие легко могут найти сходство с идеей бога, давно предложенное Кузанским: «Бог, как точка, заключает в себе линию в свёрнутом виде, как покой – свёрнутое движение, как «теперь» – свёрнутое время. В едином Боге свёрнуто все, поскольку всё в нем, и он развёртывает всё, поскольку он во всём». 

Приведённые выше примеры показывают нам, каким громадным является «круг неведомого» и столь малым является размер «круга знания» в человеческом сознании. Само возникновение и усложнение форм органической жизни на Земле или где-то во Вселенной, ещё не стало для нас знанием, как не стало знанием и появление сознания, языка, темной материи и энергии. Все рассуждения о первопричине, что так эмоционально обсуждается многими, сводятся в настоящее время к двум весьма простым предположениям. Есть либо тотальный Хаос (результат влияния многочисленных и не связанных между собой факторов), случайным образом творящий законы, способствующие усложнению форм материи, либо совершенный трансцендентный Ум - «космический разум Вселенной», отбирающий законы по которым и происходит наблюдаемое нами развитие. 

Казалось бы, заветная цель близка, человеческому разуму необходимо только понять «кто же творит?». Однако в процессе познания важно не забыть об одной важной детали - возможном естественном ограничителе на наше познание первопричины. Следует помнить, что когнитивная способность нашего мозга, возможно, ограничена в принципе. Если считать умение логически рассуждать основной характеристикой человеческого разума, то теорема Геделя прямо указывает на его ограниченность. 

 

Наша «картина мира» неоднократно пересматривалась с открытием новых фундаментальных законов, и неизбежно будет пересматриваться в дальнейшем. Поэтому как-то трудно отмахнуться от ощущения, что через 200 лет, а то и значительно раньше, люди будут смотреть на сегодняшнюю теорию возникновения Вселенной примерно так, как многие смотрят сейчас на идею сотворения мира, изложенную в Старом Завете. Модели мира всегда будут изменяться, поглощая и «переваривая» ранее найденные «первопричины всего сущего» до тех пор, пока будут живы наблюдатели с их мозгами, компьютерами и появляющимся на пороге искусственным интеллектом. Думается мне, что именно желание определённости, а не вероятности, и вера в изначальную первопричину, закреплённую на уровне инстинкта в мозге Homo sapience, являются источником всех сомнений обыденного сознания в познаваемой нами картине имманентного мира.

 

 

Комментарии

1. Философия, как высшая форма абстрактного мышления, давно сняла вопрос первопричины Природы. Этой первопричины просто не существует. Природа вечна и бесконечна.
Это следует из её фундаментальных законов сохранения движения, энергии и материи. Эти субстанции, благодаря вечному движению, переходят только из одной формы в другую.

2. Научно, стоит только вопрос возникновения нашей Вселенной. Узнать это относительно недавно завещал нам знаменитый астрофизик Стивен Хокинг.
И также относительно недавно вместо гипотезы «Большого взрыва» создана модель «Инфляционного возникновения нашей Вселенной».
Известный физик Дэвид Дойч предъявил гипотезу возникновения в Природе многих разных Вселенных, в том числе дублирующих нашу. С моей точки зрения, это чистая фантазия, так как превратить эту гипотезу в теорию невозможно по причине невозможности выхода человека, ни физически, ни информационно, за пределы нашей Вселенной.

3. Существующие в различных религиях мифы возникновения нашей Вселенной естественнонаучной ценности не имеют, хотя интересны с позиций истории развития человеческого разума.