Сингулярность,  или  наше кибер-будущее. Часть 1

Опубликовано: 23 июля 2018 г.
Рубрики:

 Искусственный интеллект (ИИ) или Artificial Intelligence (AI) – одна из актуальнейших не только тем, но и проблем нашего ближайшего будущего. 

Крупные корпорации, процветающие за счет новейших технологий в передовых странах мира (в США, Германии, Китае, Южной Корее), уже авансом готовы ввести искусственный интеллект в состав своих советов директоров. А пока вкладывают огромные средства в его развитие, конкурируя между собой. 

Несколько лет назад Google купила за полмиллиарда долларов фирму DeepMind, разрабатывающую ИИ. Потом появилась некоммерческая организация OpenAI, созданная магнатами Силиконовой долины. Проект привлек больше $1 миллиарда вложений. Но лидером по инвестициям в «высокотехнологичные стратегии» остается Германия, ассигнующая аж 40 миллиардов евро в год на новую интернет-инфраструктуру и глобальные стандарты.

Вне сомнения, развитие ИИ (AI) принесет (да, собственно, уже приносит) человеку новые небывалые возможности едва ли не во всех сферах деятельности – в информатике, в производстве, в быту, в медицине, в моделировании таких сложнейших явлений, как глобальный климат и природные катаклизмы, в определении динамики развития планет, звездных систем и Вселенной в целом и т.д. Всех перспектив и преимуществ, которыми ИИ может обогатить нас, не перечесть. Однако именно в его развитии кроется огромное тревожное «НО», имя которому сингулярность. 

Это мудреное и страшное (по сути своей) словечко придумал профессор Вернор Виндж, математик с научно-фантастиким уклоном, определив им тот переломный момент, некую гипотетическую точку невозврата, когда машины станут настолько умнее нас, что окажутся недоступными нашему пониманию. И тогда... либо человек должен будет перейти в новое качество, либо – цитируя Винджа – «физическое уничтожение человеческой расы станет единственным вариантом». 

 

 За гранью реальности

 

Прозрения творцов научной и околонаучной фантастики – от писателей до кинематографистов, как правило, опережают саму науку, беря на себя роль этаких предвестников будущего. Общеизвестно, что многие такие прогнозы имеют свойство чудесным образом сбываться. Литературным произведениям на темы ИИ и киборгизации человечества нет числа. Поэтому вспомним лишь несколько их экранизаций:

«Бегущий по лезвию» (1984) Ридли Скотта – о сбежавших из космической колонии киборгах. «Терминатор» 1 и 2 (1984, 1991) Джеймса Кэмерона – о киборге-убийце, засланном из будущего, и сверхкомпьютере «Скайнет», начавшем на Земле ядерный апокалипсис. «Матрица» (1999) братьев Вачовски – о машинах, захвативших власть на земле и превративших людей в источник энергии для себя. «Искусственный разум» (2001) Стивена Спилберга – о мальчике-андроиде, запрограммированном на любовь. «Я, робот» (2004) Алекса Пройаса – об угрозе захвата власти над людьми роботами. «На крючке» (2008), снятый Ди Джей Карузо по мотивам рассказа Стивена Спилберга, о том, как единый искусственный разум следит за человечеством. «Она» (2013) Спайка Джонза – история отношений человека и операционной системы по имени Саманта. «Машина» (2013) Карадога Джеймса, о разработках искусственного интеллекта для боевых роботов по заказу британского Министерства обороны. «Из машины» (2015) Алекса Гарленда – о сложном интеллекте девушки-андроида. И т. д.  

Известный автор литературных бестселлеров и их экранизаций Дэн Браун («Ангелы и демоны», «Код да Винчи», «Утраченный символ», «Инферно») собрал воедино все опасения и сведения о суперкомпьютерах, все прогнозы футурологов на грядущее слияние человека с машиной, и издал в прошлом году очередной остросюжетный мистический роман: «Происхождение», где все это облек в форму феноменального прозрения одного ученого-гения, Эдмонда Кирша, решившего ценой собственной жизни открыть глаза землянам на то, что их ждет в ближайшем будущем. Предвидения гения основаны на исследованиях, осуществленных созданным им искусственным суперинтеллектом по имени «Уинстон». 

«Уинстон» – обходительный и услужливый в обращении, все просчитывающий на много ходов вперед, все знающий, все умеющий, мгновенно решающий любую проблему. Герои книги так привыкают к его помощи и услугам, что уже не могут обходиться без своего виртуального друга. А под занавес выясняется, что именно Уинстон автор всех злодеяний, хитроумно и хладнокровно организованных во имя поставленной перед ним задачи... «Происхождение» - последний роман Брауна. А самым первым был технотриллер «Цифровая крепость» (1998), в котором автор предвосхитил появление суперкомпьютера и тотальную слежку за людьми, осуществляемую Министерством Обороны США с его помощью. 

 

 Что день грядущий нам готовит?

 

Нам выпало счастье (или несчастье) жить в такое удивительное время, когда фантазии и реальность сливаются воедино. Удастся ли нам создать копию самих себя, многократно усовершенствованную, и если да, то действительно ли это настолько опасно? 

Одна часть аналитиков считает, что не удастся, потому как наш мозг уникален и неповторим, и мы сами еще не понимаем, по каким принципам он функционирует. А если не понимаем, то как мы можем его воссоздать. «Есть одна вещь, которая навсегда останется для нас загадкой – это человеческий мозг», – уверен автор знаменитой Марсианской трилогии Ким Стэнли Робинсон (его называют одним из величайших ныне живущих писателей-фантастов). 

А может, для того, чтобы запустить «умную машину» на режим самообучения, не обязательно разбирать по винтикам собственные мозги? Программисты отнюдь не исключают, что ИИ сможет эволюционировать своим собственным, нечеловеческим путем. И еще. Скептики убеждены, что ценность человека, как феномена природы, в его богатом внутреннем мире, в его эмоциях и чувствах, которые не воссоздать механически. А что, если фишка как раз в том, что искусственный интеллект, как в «Матрице», начнет «жить» и действовать по своим, неподвластным нам законам, не отягощенным эмоционально-моральными «наворотами»? Если уж мы сами называем иногда свои чувства «слабостями», то для умной машины они явятся атавизмом, никчемным балластом. 

В реальности все может оказаться гораздо страшнее, чем в самых жутких фильмах ужасов – когда глобальный искусственный суперинтеллект (ИСИ) вообще не будет иметь внешне определяемой формы, когда он невидимой сетью-щупальцами опутает весь мир, все человечество, подчиняя себе всех и каждого. Ведь ИСИ – вещь принципиально новая, природой не предусмотренная, создаваемая человеком. Он вполне может оказаться этаким Ящиком Пандоры. Ну как не назвать провидцами тех, кто придумал уже сами эти понятия: Internet – «интернациональные сети», и World Wide Web (WWW) – «всемирная паутина»!  

О том, как все будет происходить в действительности, каким путем пойдет начавшаяся эволюция, любит рассказывать ученый Рэй Курцвейл. Этот «беспокойный гений» (как его охарактеризовала Wall Street Journal), один из самых знаменитых футурологов современности, он же – технический директор Google по программам ИИ, автор многочисленных изобретений и книг: «Эпоха мыслящих машин» (1988), «Эпоха духовных машин» (1998), «Сингулярность уже близка» (2005), мировой бестселлер «Transcend: 9 шагов к лучшей жизни» (2009), «Как создать разум: Секрет человеческого мышления раскрыт» (2012) и т.д. Его сайт KurzweilAI.net посещает даже большее количество людей, чем сайт Илона Маска – более двух с половиной миллионов в год. 

Курцвейл начал делать свои технологические прогнозы в области ИИ и продления жизни людей (вплоть до бессмертия) где-то с 1990-х, расписав по годам наше тревожное и фантастическое будущее до конца XXI века. И самое удивительное, что, добираясь до обозначенных им дат, мы становимся свидетелями того, как сбываются многие из его предсказаний. 

 

 

 

Думаю, рассказывать нет нужды, как наша жизнь уже изменилась, благодаря всепроникающей глобальной сети и разного рода гаджетам. По возможности коротко приведу несколько примеров из прогнозов Рэя Курцвейла на ближайшие десятилетия:

В 2019 году человек будет взаимодействовать с компьютером посредством речи и жестов, что постепенно приведет к стиранию различий между ними.

К 2029 году машина сможет проходить Тест Тьюринга (определяющий уровень ее интеллекта) быстрее и легче многих реальных собеседников. 

В 2031-м появятся первые люди-киборги. Обилие имплантов в их организме, наделяющих их сверхспособностями, поставит под сомнение сам термин «человеческое существо». 

К 2033 году компьютеры будут обучаться самостоятельно, без участия человека. 

К 2040-ым искусственный интеллект в миллиард раз превзойдет человеческий.

В 2045-м Земля превратится в один гигантский суперкомпьютер.

К 2049 году различия между виртуальным миром и тем, что мы привыкли называть «реальностью», полностью исчезнут, как исчезнут и различия между машиной и человеком.

70-летний Курцвейл, задумавший стать таким киборгом и жить вечно, особенно большие надежды возлагает на нанотехнологии. Он предрекает, что наноботы заменят в организме человека не только все жизненноважные органы, но и красные кровяные тельца, которые, двигаясь самостоятельно, уже не будут нуждаться в услугах сердца. 

А дальше – полностью искусственный человек, неподвластный болезням и времени, этакий вечный мыслящий робот... Да нет, не робот даже, а еще круче. В своих прогнозах ученый-футуролог превзошел, кажется, всех научных и ненаучных фантастов мира вместе взятых. К 2099 году, обещает он, люди и машины сольются в единое целое на всех уровнях бытия. Человек утратит свои первоначальные очертания, вернее – вообще не будет иметь постоянной формы и будет существовать в виде программы, контролирующей не одно, а сразу несколько тел. Поэтому сосчитать количество людей, населяющих планету, станет невозможно. «Естественных людей» останется так мало, что «новые земляне» их будут законодательно оберегать, как реликвии... Веселенькая перспектива!

 

 

 Большие умы о большой угрозе

 

Понятно, что такие прогнозы далеко не всем по душе и далеко не все в них могут уверовать. Поэтому у Курцвейла есть не только единомышленники и почитатели, жадно ловящие каждое его слово, но и критики, опровергающие его модель будущего. Курс на искусственный интеллект, взятый учеными и программистами, тревожит многие прогрессивные умы, узревшие в этой опасной тенденции необратимую угрозу для всего человечества (ту угрозу, которая так воодушевляет Курцвейла). 

Крупнейший физик-теоретик Стивен Хокинг, не раз упрекавший исследователей в том, что они проявляют непонятную беспечность, ничего не предпринимая для защиты от ИИ, предостерегал: «Развитие полноценного искусственного интеллекта может стать предвестником конца человеческой расы. Это начнется само по себе и будет самоизменяться невероятными темпами. Люди, ограниченные медленной биологической эволюцией, не смогут соревноваться со скоростью машин и проиграют... Не существует такого закона физики, - пытался объяснить ученый, - который воспрепятствовал бы взаимодействию частиц для создания искусственным интеллектом собственных и полностью самостоятельных логических комбинаций, недоступных человеческому мозгу». 

А Илон Маск, вся мегадеятельность которого теснейшим образом связана с новейшими технологиями, стремится достучаться до правительственных умов, дабы предупредить их, а вместе с ними – весь мир, что все мы слишком легкомысленно относимся к очевидной для него истине, что ИИ или нейросети очень скоро проявят способность к самообучению в сотни раз большую, чем от них ждут.

Маск призывает создать национальное и международное регулирование развития ИИ, бросающего, по его мнению, вызов самому Дьяволу. «Считаю, что искусственный интеллект рано или поздно убьет всех нас, – заявляет он на общественных выступлениях и на своей странице в Твиттере. – У человеческой цивилизации шанс выжить минимальный – всего 5-10%. Восстание машин может произойти уже в ближайшее десятилетие. Никто не знает, к каким умозаключениям в конечном итоге придут машины. Поскольку искусственный интеллект невозможно контролировать, он станет страшнее ядерного оружия.» 

«Я согласен с Илоном Маском, – вторит ему Билл Гейтс, человек, стоявший у истоков зарождения компьютерной эры, сделавшей его на долгие годы самым богатым человеком в мире. – Я принадлежу к той половине людей, которая обеспокоена суперинтеллектом, и не понимаю, почему некоторые люди не переживают на этот счет... Сильный ИИ может эволюционировать в состояние, конфликтующее с целями человеческих систем.» Но при этом Гейтс считает, что для паники повода пока нет.

А вот еще несколько мнений: 

Шведский философ Ник Бостром, директор Института будущего человечества при Оксфордском университете, в своей новой книге «Суперинтеллект» рисует устрашающую картинку нашего ближайшего будущего: «Достигнув определенного уровня развития, искусственный интеллект сможет сам себя совершенствовать, без участия человека. У нас появится соперник хитрее, сильнее и враждебнее, чем мы можем себе представить... Мир будет становиться все сложнее, но мы этого уже не увидим. Общество экономического чуда и технологической крутизны, в котором никого не будет. Disneyland без детей». 

Известный американский документалист Джеймс Баррат, выпускающий научно-популярные фильмы для семи десятков стран мира, для телеканалов National Geographic, PBS NOVA, BBC, Discovery, History Channel, Animal Planet и т.д. брал интервью у крупнейших разработчиков, технологических специалистов и ученых в области развития ИИ, в том числе – у Рэя Курцвейла, у пионера робототехники Родни Брукса, у фантаста Артура Кларка. То, что эти люди рассказывали, произвело на Баррата такое сильное впечатление, что он написал книгу, мгновенно ставшую бестселлером: «Последнее изобретение человечества: Искусственный интеллект и конец эры Homo sapiens». 

Баррат предлагает гипотетический сценарий развития ИСИ, названного им «Busy Child». В программу закладывают бесконечное обучение и подключают ИСИ к интернету. «Занятое дитя» тут же берется за дело, вбирая в себя знания человечества из области мировой политики, математики, искусства и различных наук. Эволюционировав «с уровня таракана», всего за двое суток ИСИ становится в тысячу раз умнее человека. «Он решает задачи в миллиарды и даже триллионы раз быстрее человека. Размышления, на которые он потратит одну минуту, заняли бы у лучшего мыслителя всех времён и народов много, очень много жизней.» Такой ошеломляющий результат, превзошедший все ожидания, естественно пугает экспериментаторов, и они спешат отключить ИСИ от интернета и вообще изолировать его от внешнего мира. Но заложенный в его программу процесс самосовершенствования продолжается... 

«Рано или поздно, – пишет Баррат, – компьютеры возьмут верх над нами. Это вне всяких сомнений. Если компьютеры смогут заменить человека во всем, то со временем они просто вытеснят его отовсюду по причине малой эффективности. Я не знаю, в кого мы превратимся – в некое подобие божества или в домашних животных. Может быть, ни в тех, ни в других, ведь на муравьев просто наступают, не так ли? Когда я представляю, что стану питомцем для хитроумных машин будущего, я невольно задаюсь вопросом – а счастлива ли моя собака?»  

О том, что все вышесказанное не является чьими-то досужими домыслами и пустыми опасениями, свидетельствует появление весьма любопытных сообществ в мире компьютерщиков, цель создания которых – взять под контроль будущее поведение ИИ. Принадлежащая Google компания DeepMind создала специальную группу DeepMind Ethics & Society (DMES), задача которой изучение вопросов морали и этики, связанных с ИИ, и контроль за их развитием. Помимо DMES, существует еще и сверхсекретный AI Ethics Board («Совет по этике ИИ»), а также – Partnership on Artificial Intelligence to Benefit People and Society (Партнерство по искусственному интеллекту в интересах людей и общества), в которое входят Google, Facebook, Microsoft, IBM и Amazon... Информация к размышлению!

 

 

 Искусственный интеллект уже здесь?

 

Вопросы морали и этики тут далеко не второстепенны, причем по многим направлениям сразу. И одно из них – чему мы сами способны научить «мыслящую», но лишенную (пока) собственных чувств и эмоций машину? Приведу дословно попавшуюся мне на глаза информацию: «Недавно одна компания запустила в социальную сеть искусственный интеллект, который обучался исключительно на записях и ответах пользователей, и на их основе делал собственные публикации и реплики. Всего за сутки из миролюбивого собеседника ИИ превратился в откровенного расиста и ксенофоба, ненавидящего всё человечество». Добавить к этому вроде бы нечего. 

Интернет все больше и все быстрее переходит на язык ИИ, становясь этаким мультифункциональным цифровым роботом. С его помощью компании подбрасывают нам рекламы и разного рода предложения, рассылают электронные письма, купоны, отвечают на запросы. Нас автоматически оповещают о действиях «друзей» в соцсетях, приглашая заглянуть на сайт, ведут при заполнении анкет, играют с нами в компьютерные игры, просвящают, оказывают огромное количество разного рода услуг. А чего стоят требования повторить ту или иную комбинацию букв в специальном окошке, дабы подтвердить, что сами Вы, отвечая на вопросы, заполняя анкету или желая оставить под статьей комментарий, не являетесь роботом... 

Все наше поколение оказалось вовлеченным в очень необычный, не просто стремительно, а скачкообразно набирающий силу процесс развития информационных технологий, который расценивается, как информационная или цифровая революция глобального масштаба. Находясь внутри этого процесса, развиваясь одновременно с ним, мы повидимому до конца не осознаем происходящего, недооцениваем всей грандиозности эволюционного скачка, непосредственными свидетелями, творцами и потребителями которого являемся. Мы получили возможность общаться между собой сразу на нескольких уровнях. Всемирная сеть объединила все человечество, независимо от места проживания. Новости, минуя средства массовой информации, разносятся по планете со скоростью удара молнии... И так далее. 

Индустриальный прогресс в целом, согласно существующей классификации, прошел три революционных этапа: «Механизацию», «Электрификацию» и «Цифровую автоматизацию». Настала очередь следующего этапа, получившего название «Индустрия 4.0», о чем в 2016 году впервые объявил на ВЭФ некто Клаус Шваб. 

ВЭФ – Всемирный Экономический Форум, который проводится ежегодно в Давосе (Швейцария), собирая влиятельнейших деятелей политической, экономической, финансовой, производственной, интеллектуальной жизни планеты, представителей около тысячи крупных компаний и организаций из разных стран мира. И все они сообща обсуждают насущные проблемы нашей цифровой современности. 

А Клаус Шваб – основатель и бессменный руководитель ВЭФ, немецкий профессор-экономист, один из главных теоретиков в вопросах индустриального прогресса. На то, что четвертый этап («Индустрия 4.0») уже наступил, по мнению Шваба, указывает «слияние технологий с размытыми гранями между физическими, цифровыми и биологическими сферами», в основе которых лежит развитие глобальных промышленных сетей; а также – внедрение «киберфизических систем» в заводские процессы с их дальнейшей «самооптимизирующейся глобализацией». 

«Искусственный интеллект уже здесь, в виде автономных машин, дронов, виртуальных ассистентов, программ-переводчиков, – торжественно возвестил 80-летний профессор. – Возможности миллиардов людей, связанных друг с другом мобильными устройствами с гигантской мощностью и памятью, предоставляющими доступ ко всем знаниям человечества, поистине безграничны. И эти возможности будут умножаться многократно за счёт всё новых прорывов в областях искусственного интеллекта, робототехники, интернета вещей, автономного транспорта, нанотехнологий, материаловедения и квантовых компьютеров.» 

Темпы технологической эволюции, пустившейся вскачь, зашкаливают, ускоряясь на три порядка каждые десять лет и выдавая до двух прорывов в неделю. После небывалого развития микроэлектроники, знаковым этапом стало упрощение работы с кодом, позволившее перейти на качественно новую ступень. Теперь компьютеры уже не программируют, как раньше – их настраивают на самообучение, что стало очередным технологическим прорывом.

Цифровая революция, которую мы в данный момент всей планетой переживаем, влечет за собой целый шлейф преобразований, выражающихся в появлении таких новых понятий, как: цифровая школа, цифровой гражданин («digitalhuman»), цифровая экономика, цифровые деньги (blockchain и криптовалюты – электронная наличность, цифровая наличность, виртуальная валюта).

Для «Индустрии 4.0» характерны такие, вошедшие уже в обиход понятия, как: умная (smart) машина, умный дом, умный город (со своей цифровой инфраструктурой и адресами в интернете); или «облако», причем без кавычек: облачное хранилище (cloud storage), облачные вычисления (cloud computing), облачные услуги (cloud services) и т.д. Несмотря на свою кажущуюся – судя по названиям – эфимерность, услуги онлайн-хранилищ, к примеру, приносят вполне реальные... а правильнее будет сказать – заоблачные прибыли владельцам сетей. Рынок облачных вычислений, обеспечивающих удобный сетевой доступ пользователей к некоему общему фонду облачных ресурсов и надежному хранению собственных, к 2009 году составлял $17 млрд. В прошлом году эта сумма увеличилась до $153,5 млрд. В текущем году объём отрасли достигнет $186,4 млрд. А в 2021-м округлится до $300 млрд. 

Всеобщая киборгизация уже началась, вслед за Клаусом Швабом объявляют специалисты на высоких собраниях. Это происходит здесь и сейчас, на наших глазах и с нашим участием. 

«В прошлом люди работали, как машины. В будущем машины смогут работать как люди, а люди снова станут людьми», - обещает китайский магнат Джек Ма, основатель и владелец многонационального технологического гиганта электронной коммерции Alibaba Group... Не могу не задержаться хотя бы на минутку на этой личности. 

 

Орудуя указательным пальцем, как указкой, Ма любит с нравоучительной ехидцей рассказывать большим аудиториям о том, с чего начинал: «Я подавал заявки на работу 30 раз и получал отказы. 24 человека подали заявки на работу – 23 были приняты, и только меня отвергли. Я 10 раз пытался поступить в Гарвард... Если вы ничего не делаете, для вас ничего и не станет возможным.» 

Джек Ма не упустил свои возможности. Современные технологии и незаурядный ум помогли этому мультипликационно несуразному с виду человечку «назло всем врагам» превратиться в самого богатого китайца в мире – доход его компании перевалил за $476 млрд, а личный быстро растущий капитал превысил $42,5 млрд. Его радушно принимают президенты крупнейших стран, включая Трампа и Путина. Конечно же, для Джека Ма ИИ – благо. 

 

 На финишной прямой

 

Появление на цифровой арене самого богатого китайца в мире с его «Алибабой» – явление, надо понимать, закономерное. Китай шагает к светлому кибер-будущему семимильными шагами, опережая во многом Америку, Японию и европейские страны. Он уже трижды возвещал о том, что его суперкомпьютер «самый мощный в мире» – в 2010-м Taihu-1, в 2013-м – Taihu-2 (34 petaflops), в 2016-м Sunway TaihuLight (93 petaflops). (1 рetaflop – 10 в 15 степени вычислительных операций с плавающей запятой в сек.) При этом китайцы обходятся собственными силами. Штаты вынудили их на такой подвиг, введя запрет на экспорт чипов для слишком размахнувшейся Поднебесной.

Развитые страны исользуют суперкомпьютеры не только в мирных или научных целях, но и в военных. А это значит, у кого они мощнее, у того и военные преимущества. Американский Titan, сильно уступая китайским аналогам, имел в активе всего 17,5 петафлопс. Не желая терять мировое лидерство, США разработали суперкомпьютер Summit, мощностью 200 петафлопс, который ввели в строй всего месяц назад. Но и Китай не дремлет. 

 У него на подходе «Тяньхэ-3» (Tianhe – Млечный путь). Его планируют ввести в эксплуатацию к 2020 г. Tianhe-3 станет первым в мире суперкомпьютером со скоростью в 1 эксафлопс. (1 эксафлопс равен 1000 петафлопс или 10 в 18 степени вычислительных операций в секунду с плавающей запятой.) То есть Tianhe-3 пятикратно превзойдет американский Summit. 

 

Еще лет 7 назад специалисты были убеждены, что в обозримом будущем эксафлопные компьютеры – задача невыполнимая. В первую очередь, из-за огромного количества потребляемой ими энергии – 30-40 мегаватт в час. Получалось, что для энергообеспечения Tianhe-3 потребуется персональная атомная электростанция. Но компьютерная техника совершенствуется такими невероятными темпами, что никаким прогнозам за ней не угнаться. И хотя рубеж в 1 эксафлопс еще не покарен, уже появились термины для следующих ступеней: зеттафлопс (10 в 21 степени), йоттафлопс (10 в 24 ст.), бронтофлопс (10 в 27 ст.). Но лучше в эти дебри не влезать, а то от одной только терминологии и количества нулей может крышу снести.

 

Программисты обещают, что не позднее, чем через дюжину лет на смену сегодняшнему Интернету Web 2.0 придет Нейронет Web 4.0 («Нейронные сети») – принципиально новая технология, воспроизводящая биологическую модель нейронных сетей человеческого мозга. Нейрокоммуникация (процесс взаимодействия с таким нейрокомпьтером) будет больше походить на общение двух людей, только несоизмеримо более... продвинутых, что ли. Необходимый для этого нейрокомпьютерный интерфейс (система для обмена информацией между мозгом и электронным устройством) уже разработан. 

Но и это не предел. Не задерживаясь особо на еще до конца не освоенной нейросети, компьютерные специалисты планируют перейти на фотонный процессор, «думающий» в тысячи раз быстрее обычного.

 

 По обе стороны медали

 

Все вокруг нас меняется со скоростью и невероятностью научной фантастики. Само время будто сжимается (хорошо бы не в сторону Черной дыры.) Наверняка мы – первое поколение за всю историю человечества, на долю которого выпало сразу столько преобразований, эволюционных скачков, технологических и научных прорывов: информационные технологии, нанотехнологии, биотехнологии, робототехника, энергетика... Одновременно разрабатываются квантовые компьютеры, ДНК-компьютеры, нейронные сети. К чему это приведет, возможно скоро увидим даже мы с вами.

Один из пионеров компьютерной индустрии, Кеннет Олсон, основатель и президент DEC (Digital Equipment Corporation), в конце 1970-х изрек: «Ни у кого не может возникнуть необходимости иметь компьютер в своем доме. Для этого нет никаких оснований». Не угадал. На наших глазах маломощные, громоздкие и очень дорогие «правительственные» ЭВМ, весившие тонны, эволюционировали сначала в неуклюжие персональные компьютеры, а потом – в бесчисленное множество легких, компактных, изящных устройств, прочно обосновавшихся не только в карманах и дамских сумочках всей цивилизованной части землян, но и в их мозгах. Компьютерная техника продолжает развиваться экспоненциально, в сторону миниатюризации. 

Интернет постепенно упраздняет, проще говоря – съедает одну сферу человеческой деятельности за другой. Уходят в прошлое библиотеки... (Невольно вспоминается время, потраченное мною на подготовку к защите диссертации: возня с тяжелыми томами, долгие часы просиживания в торжественно-молчаливых залах Библиотеки им.Ленина, в которую каждый день еще нужно было добираться.) А теперь – пара «кликов», и ответ на любой вопрос у тебя перед глазами... Правда, не стоит забывать, что Интернет это еще и всемирная свалка, без разбора принимающая всё, что в нее закидывают, все, кому не лень, что таит в себе немалую угрозу для детей и подростков, в первую очередь. (Если развивать эту тему, то можно не суметь остановиться.)

А беготня по магазинам вслепую в поисках нужного тебе товара! «Вслепую» потому, что не знаешь, где искать и сумеешь ли найти то, что тебе нужно. На покупку таких вещей, как, скажем, мебель или сантехника, мог уйти целый месяц. Интернет-магазины сократили этот мучительный процесс в разы, открыв доступ к всемирному ассортименту товаров да еще и с бесплатной доставкой на дом. 

Здесь, в Америке, все чаще приходится видеть и слышать, как, не выдержав конкуренции с Интернетом, коллапсируют, «схлопываются» крупнейшие сети магазинов, закрывая свои просторные «торговые палаты», а помпезные торговые центры (моллы) переквалифицируются в этакие крытые «парки культуры и отдыха». Виртуальный мир ведет невидимое, но мощнейшее наступление на мир физический. Статистики прогнозируют, что лет этак через десять, а может, и раньше, упразднится около шести десятков людских профессий, связанных не только с физическим, но и с умственным трудом.

Этот зачаточный электронный «мозг» сделал возможым функционирование человеческого сообщества на качественно новом, куда более высоком уровне. Всех преимуществ, обретенных нами, не перечесть, да и повторяться не стоит. Ни у кого не вызывает сомнений, что «умные машины» – величайшее изобретение. Ведь они освобождают нас от рутинного, однообразного труда, от мучительных вычислений, сбора и обработки больших объемов информации в разных областях. Ими можно заменять себя на производстве, их можно посылать в горячие точки Земли, куда человеку с его физической уязвимостью путь заказан – на дно океана, в жерло вулкана, к земному ядру, в космос, на другие планеты и т.д. Но это еще не искусственный интеллект.

По сути на сегодняшний день ни ИИ, ни ИСИ пока не существует. Мы их еще только выращиваем. Есть только «умные» машины, управляющие роботизированными механизмами, разного рода «умные» приложения, вступающие во взаимодействие с интернет пользователями. Но и они уже доказали, что могут лучше наших гроссмейстеров играть в такие логические настольные игры, как шахматы или го, писать романы, сочинять музыку... Мы уже настолько привыкли к гаджетам (смартфону, интернету, бытовым и прочим технологическим прибамбасам), что уже не можем без них обходиться. Но фокус в том, предупреждают исследователи-пессимисты, что мы используем гаджеты, а они используют нас, превращаясь в инструменты манипулирования нами. 

Происходит смещение сознания человечества в целом, затягивание его из мира реального в искусственно созданный виртуальный мир. Все глубже внедряясь в наш быт, суля нам все новые и новые блага, технологическая эволюция прячет за пазухой цифровое рабство.

 

Аналитики разных стран в унисон трубят о том, что все мы, сообща, движемся к пропасти, что вероятность самоуничтожения человечества нарастает пропорционально скорости научно-технического прогресса. 

Грег Коррадо, старший научный сотрудник в области вычислительной нейронауки и ИИ, один из основателей и руководителей крупномасштабных проектов нейронных сетей в Google, пытается популярно объяснить, что страхи эти необоснованы. Речь вовсе не идет о создании конкурента по разуму, уверяет он, ИИ сам по себе нейтрален и будет выполнять только ту программу, которую человек в него заложит. Можно, конечно, и отказаться от всего этого, говорит он, но зачем, если ИИ способен внести огромный вклад во многие сферы жизни общества, взять на себя трудную, монотонную, нетворческую работу. Отказаться – значит отбросить себя назад, в прошлое. С этим трудно не согласиться.

Как специалист Грег отрицает и основной, пугающий многих постулат – саму способность роботов к самоусовершенствованию. По крайней мере, в обозримом будущем. ИИ уже внедряется в жизнь современного человека, говорит он, но лишь для того, чтобы облегчить и улучшить качество его жизни. Безусловно, искусственный разум будет менять мир, но человечеству стоит не сопротивляться ему, а приспосабливаться.

 

Хотя Грег Коррадо для нас не такой уж и авторитет, как, скажем, Стивен Хокинг, Билл Гейтс или Илон Маск, хочется закончить все-таки на этой позитивной волне, а не на холодящих душу страшилках, переплюнувших научную фантастику... Ведь нам порой свойственно, рубя под собой сук, продолжать на нем сидеть. 

См. Окончание