Юлия Латынина по другую сторону Атлантики

Опубликовано: 7 июня 2018 г.
Рубрики:

Юлия Латынина, обозреватель ЭХА МОСКВЫ и НОВОЙ ГАЗЕТЫ, совершает свое турне по Америке. Она побывала в Вашингтоне, Бостоне, Филадельфии и Нью-Йорке. Об ее выступлении в Нью-Йорке пишет Лиана Алавердова.

***

Вот уже который год мое воскресное утро начинается с зарядки, где физические упражнения сочетаются с прослушиванием субботней передачи «Код доступа». Рыжие кудри популярной журналистки мне лицезреть не обязательно, а вот интернетскую аудиозапись радиостанции «Эхо Москвы» пропустить никак нельзя. 

Каждый раз при неизбежной повторяемости неких излюбленных приемов или словечек я узнаю нечто новое и неожиданное. И где она только набралась столь обширных познаний! От китайской истории до библеистики, от технических подробностей самолетостроения до экологии, от мало кому ведомых деталей внедрения советских агентов в западные государственные структуры до положения дел в Сирии. 

Благодаря просвещенческой деятельности Юлии Латыниной (без тени иронии!) я узнала о важной теневой фигуре серого кардинала ленинско-сталинской пропаганды – Вилли Мюнценберге и его зловещей роли в формировании когорт «полезных идиотов» на Западе, столь способствовавших упрочению бесчеловечного деспотического режима на Востоке. Юлия, как почти никто из российских журналистов, понимает политическую расстановку сил в США. Куда Евгении Альбац и Дмитрию Быкову, чьи взгляды подпали под влияние американской университетской среды, в которой они вращались и мнениями которой продолжают подпитываться! 

Впрочем, не примите однозначно за панегирик. Некие сленговые словечки, которыми Юлия пересыпает свое обращение к слушателям, нисколько не добавляют ей ораторских лавров, обытовляя и принижая безусловное дарование журналистки, которая к тому же еще и является автором книг, заметьте, художественных! 

Но если пропускать мимо ушей словесную шелуху и не раздражаться на слишком быстрый темп и интонационную специфику речи нашей героини, то надо отдать должное Юлии Латыниной: ее передачи – это не голый перечень фактов, а исторически-актуальная драма, за которым стоят неординарные взгляды и концепции их автора. 

Потому я не могла пройти мимо редкой возможности, когда Юлия Латынина выступала буквально в пятнадцати минутах от моего дома, в культурном центре организации Kings Bay Y. 

И вот виновница торжества сидит за столом на сцене перед своим компьютером, а зрители собираются, и зал наполняется ровно до пределов распроданных мест. Мне повезло. Я сидела недалеко и все видела и слышала. 

Никак не представляла Юлию Латынину столь элегантной: в черном платье с ожерельем, на высоких каблуках-шпильках, которыми она явно пренебрегает в быту, но тут случай особый. Она была стройна и обаятельна, приветлива с публикой и бесконечно терпелива: не покинула зал пока не ответила на все вопросы. 

Подобная стойкость и уважение к присутствующим не остались недооцененными: в конце встречи гостью наградили дружными аплодисментами, к которым заранее присовокупили два букета роз, алых и белых. 

Розы так и пролежали на столе весь вечер, подчеркивая женственность Юлии и смягчая представление, вполне возможно сформированное у поклонников и недругов Юлии Латыниной, о ее неженской боевитости и личной храбрости. 

Итак, несокрушимая и легендарная Юлия Латынина была с нами более двух часов, отвечая на множество вопросов, которые так и сыпались в предоставленную ей администрацией коробочку. Лысый мужчина, сидевший передо мной, как я подозреваю, не все бумажки с вопросами передавал Юлии. Я внутренне вознегодовала на его недостойное поведение, не учтя, что в ином случае нам довелось бы провести не менее трех часов в приятной компании. А завтра рабочий день! 

Поделюсь немного тем, что мне особенно запало в память. Юлия говорила, что когда человек придавлен властью, то начинает любить кнут. Стремясь оправдать свои страдания, он полагает, что они имеют смысл и мучается он во имя своей Родины (тут уместен термин «стокгольмский синдром», и можно подставить любую историческую эпоху – не ошибетесь). 

Юлия говорила, что главная цель Путина – сохранение своей личной власти. Что, начав с одобрения и поддержки элиты, теперь российский лидер опирается на люмпенов, пенсионеров и бюджетников и что он часто становится заложником своих марионеток. Что власть эта напоминает сицилийскую мафию, где и бедствие, и благоденствие имеют один конкретный источник – ту же мафию. 

Юлия отметила, что и в прошлом страны и империи гордились своим величием, но именно в современности мы наблюдаем явление, когда нищие страны и народы сваливают вину на какие-то внешние силы и при этом гордятся своей духовностью, будь то страны Латинской Америки либо исламисты и все та же путинская Россия. 

Вопросы задавались самые разные. 

«Чем могут помочь эмигранты российской оппозиции?» Ответ: «А вы хотите помочь или рады, что отряхнули прах со своих ног? Переводите деньги Навальному – вот, пожалуй, все». 

«Как вы относитесь к Венедиктову, Белковскому и Невзорову?» Ответ: «Венедиктов – это наше бомбоубежище, благодаря ему мы живем. Это над его головой разрываются бомбы (разносы от вышестоящих). Белковский и Невзоров – мои друзья. Невзорова слушаю, раскрыв рот и наслаждаюсь пиршеством фразы». 

«Нельзя ли попросить Дональда Трампа разрешить карабахский конфликт?». Смех в зале. Ответ: «Ситуация эта вряд ли разрешима. Подход, принятый в современном мире – непризнание границ, завоеванных силой оружия, когда потерпевшие поражение объявляются беженцами, а конфликт замораживается». 

Вопрос: «Где находился древний Иерусалим?» Ответ: «Древний Иерусалим находился там, где нынешний». 

Тема увлекла Юлию в разговор о библейской археологии, и воинственно-материалистическая часть аудитории, возможно, заскучала, но мне, сызмала мечтавшей о песчаном карьере археолога, было интересно. 

На вопрос «Что будет после Путина и после Трампа?» вполне предсказуемым образом Юлия отказалась отвечать, сославшись на отсутствие пророческих способностей. «Вы сильная личность?» «Я наблюдатель». «Есть ли у вас дети, Юлия Владимировна?» «Я не Владимировна, а Леонидовна, и детей у меня, к сожалению, нет». Признаюсь, мне было стыдно за патриархально-лобовую простоту подобных вопросов. 

Хотя Юлия Латынина в своих передачах нередко говорит об экологии, но я еще раз с удовольствием выслушала ее мнение на сей предмет. По ее взгляду, нищета – это самая страшная экологическая катастрофа, которая угрожает человечеству. В качестве примеров – и Северная Корея, и Гаити, и гора Килиманджаро, где вырубка леса привела к таянью ледников. В истории не существовало благородного дикаря, жившего в гармонии с природой. Человек как вид постоянно уничтожал свою среду обитания. Охотники и собиратели истребили большее число видов, чем современные градостроители. И ее излюбленная идея: лучшая среда для человека – сад, а не лес. 

Мне показалось оригинальным сравнение современного интеллектуального истеблишмента с церковью. Как некогда духовенство требовало от общества, чтобы оно содержало священников и монахов, так и нынешние левые верят в собственное моральное превосходство и желают, чтобы их почитали, как духовенство. Нет, Юлия не против того, чтоб люди друг другу помогали. Ведь инстинкт взаимопомощи существует даже у приматов. 

Разговор о несправедливости всегда находит благодарный отклик у тех, кто хочет греть пузико на солнышке, не работая. Вот почему Джон Стюарт Милль говорил, что всеобщее избирательное право с неизбежностью ведет к социализму, так как неимущие слои требуют себе все больших и больших подачек и потачек от государства. По мнению Юлии, избирательным правом следует обладать тем, кто отдает обществу хоть ненамного больше, чем берет от него. Никто не осмелился оспорить это утверждение...

В конце встречи встала пожилая дама и, начав с похвал королеве бала, понесла невесть что типа «У Пархоменко нет ничего еврейского, кроме акцента». Сосед дополнил, пробурчав своему другу: «кроме обрезания». Эрудированная особа, сидевшая слева от меня, уместно процитировала фразу «Вечер перестает быть томным» из знакового фильма Владимира Меньшова. А тут и Юлия распрощалась с залом. Всякому хорошему и разному приходит конец!