Два еврея на фоне российского пейзажа. О трилогии Леонида Парфенова

Опубликовано: 29 мая 2018 г.
Рубрики:

Мировой показ трилогии «Русские евреи», созданной Леонидом Парфёновым и его немногочисленной командой, завершился широким жестом – возможностью бесплатного просмотра фильма на «Ютубе».

На фоне расположенной в хронологическом порядке широкой панорамы еврейской жизни обращает на себя внимание вторая часть «1918-1948», посвящённая, казалось бы, наиболее благополучному временному отрезку существования евреев в России. В фильме показано широкое участие евреев в революции, в высших эшелонах власти, органах госбезопасности, в промышленности, в науке, в литературе и искусстве. 

Безусловно, здесь выделяются две фигуры русских евреев – Льва Давидовича Троцкого (Лейбы Давидовича Бронштейна) и Соломона Михайловича Михоэлса (Соломона Вовси).

Неожиданно для читателей обратимся к музыкальному циклу «Картинки с выставки» гениального русского композитора Модеста Петровича Мусоргского. Хорошо известно, что импульсом к созданию музыкальной прогулки по воображаемой галерее послужило посещение Мусоргским посмертной выставки рано ушедшего из жизни друга композитора, художника Виктора Гартмана.

Пьеса номер шесть, известная под названием «Два еврея, богатый и бедный», написана под впечатлением двух рисунков, сделанных Гартманом в Польше в 1868 году и подаренных Мусоргскому, – «Сандомирский еврей» и «Еврей в меховой шапке». 

Рисунки Гартмана, будучи всего лишь зарисовками, не претендовали на ту выразительность, которой добился Мусоргский в своей пьесе. Композитор не только объединил два портрета в один, но и заставил этих персонажей говорить между собой, раскрывая свои характеры.

 Речь богатого еврея звучит уверенно и весомо, с повелительными и нравоучительными интонациями. Дополнительно Мусоргский придал ей условно-ориентальный колорит с помощью так называемой цыганской гаммы. Речь второго, бедного, еврея звучит контрастно первому, на дребезжащих верхних нотах, его голосу приданы жалобные и просительные интонации. Пьеса заканчивается несколькими громкими нотами – очевидно, последнее слово сказал богатый. 

Вернёмся ко второй части фильма «Русские Евреи». Подобно Мусоргскому, выдающийся отечественный журналист Леонид Парфёнов сумел средствами документального и игрового кино, компьютерной анимации, архивных кино и фотоматериалов воспроизвести заочный диалог двух крупнейших трагических фигур русского еврейства – Льва Давидовича Троцкого (Лейбы Давидовича Бронштейна) и Соломона Михайловича Михоэлса (Соломона Вовси).

Творец Октябрьского переворота, основатель и предводитель Красной Армии, ближайший соратник Ленина, неистовый борец за светлое будущее всего человечества — товарищ Троцкий всю жизнь пытался избавиться от образа нерешительного и мягкого интеллигентного еврея. 

Жестокий, чрезвычайно требовательный к себе человек, он требовал того же от окружающих. Став фактически одним из ключевых основателей Красной армии и её первым главнокомандующим, Троцкий продемонстрировал неумолимую логику, принявшую форму военной дисциплины, железную решительность и непреклонную волю, не останавливавшуюся ни перед какими соображениями гуманности. 

Все без исключения отмечали, наряду с ненасытным честолюбием и неуёмной самоуверенностью, великолепное ораторское искусство этого человека.

Всем делом его жизни стал интернационализм, отвергавший любые национальные и религиозные различия. Создатель и идеолог Коминтерна – по существу, единой всемирной коммунистической партии с отдельными секциями, действующими в каждой стране, он был активным противником еврейской секции, равно как и закоренелым скептиком в вопросе создания самостоятельного еврейского государства.

Высланный из СССР и находящийся в эмиграции Троцкий в 1937 году писал: «Всю мою жизнь я жил вне еврейского окружения. Я всегда работал в русском рабочем движении. Мой родной язык – русский. К сожалению, я даже не учился читать на идиш. Еврейский вопрос никогда не был в центре моего внимания».

Антиподом Троцкого в фильме предстаёт великий еврейский артист Соломон Михоэлс, который, будучи непримиримым атеистом и последовательным интернационалистом, в своём творчестве всегда видел национальные особенности и своеобразие еврейского мировоззрения. В 1919 году в Москве появляется Государственный Еврейский Театр (ГОСЕТ), в котором артисты играют на идише, и вскоре Михоэлс становится одной из самых заметных фигур этого театрального коллектива. 

Вот что говорил о Михоэлсе будущий академик Пётр Леонидович Капица: «Соломон не мог не понравиться. У него было необыкновенное обаяние. Он был очень умный, настоящий, какой-то мудрый человек, и в то же время необыкновенно остроумный, и талантливый как актер".

В 28-м году ГОСЕТ едет на гастроли в Европу, после которых Главный режиссёр Грановский в СССР не вернулся, и во главе ГОСЕТа становится Михоэлс. Под его руководством театр занимает одну из ведущих позиций в стране. В 1939 году Михоэлсу присвоено звание «Народного артиста СССР», и Сталин как бы назначает его «главным евреем страны».

Весной 1942 года по инициативе Сталина был учреждён Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), куда вошли видные представители советской еврейской интеллигенции, а председателем комитета стал Соломон Михоэлс. Основной задачей ЕАК было воздействие на евреев мира с целью оказания материальной помощи Советскому Союзу и открытия странами Запада второго фронта против Германии.

Впервые за долгие годы Михоэлс обратился непосредственно к своим соплеменникам:

«Старый, испытанный в гонениях и унижениях еврейский народ! Где бы сыновья твои не находились, на каких бы широтах не билось сердце еврея – слушайте! 

Еврейская мать! Если у тебя даже единственный сын, благослови его и отправь в бой против коричневой чумы!». 

В 1943 году Михоэлс и Ицик Фефер в качестве официальных представителей советских евреев предприняли семимесячное турне по США, Мексике, Канаде и Великобритании. Для советских вооруженных сил ЕАК собрал 16 миллионов долларов в США, 15 миллионов — в Англии и Канаде, 1 миллион — в Мексике, 750 тысяч — в британской Палестине, а также оказал другую помощь: машины, медицинское оборудование, санитарные машины, одежда.

Соломон Михайлович Михоэлс всегда ощущал себя в жизни Старшим. Однажды он признался родным: "Мне очень тяжело, и иногда мне кажется, что я один отвечаю за весь свой народ, не говоря уже о театре". Ему приходят письма со всего Советского Союза. Часто на конвертах пишут просто: "Москва, Михоэлсу". Михоэлс отдает себе отчет, что эта формулировка опасно напоминает другую – "Москва, Сталину". 

К несчастью, имеется одно трагическое обстоятельство, которое объединяет этих двух исторических персонажей, – и Троцкий, и Михоэлс были уничтожены по прямому указанию Сталина, причём неслучайно были выбраны самые злодейские способы убийства, к которым, обычно, прибегают при расправе с конокрадами, детоубийцами и насильниками. Троцкому проломили голову ледорубом, а Михоэлса забили поленом и затем его тело переехали грузовиком. Память невольно обращает нас к событиям еврейских погромов начала ХХ века.

Спасибо Леониду Геннадиевичу Парфёнову, который в своем фирменном стиле открывает нам новые страницы, казалось бы, знакомых всем биографий выдающихся евреев. С нетерпением ждем обещанных им работ о «русских грузинах» и «русских немцах».

***

Русские Евреи. Фильм первый. До революции

***

Русские Евреи. Фильм второй. 1918 - 1948

***

Русские Евреи. Фильм третий. После 1948 года. 

 

 

Комментарии

Ну что за рецензия! Просто пересказать общеизвестные факты биографий Михоэлса и Троцкого? Да... Не густо копает "рецензент". Ну хотя бы прошелся по тому, что не вошло в фильмы (например история кантонистов-детей) или поговорил об "оживлении" фотографий или самом ведущем Парфёнове. Так нет же, пересказывает биографии... Да... слабовата рецензия...