Рик

Опубликовано: 24 мая 2018 г.
Рубрики:

Несколько лет назад я решил «постелить» газон у себя во дворе. Работа эта нелёгкая, требующая определённого знания и опыта. Месяца за два до этого, я познакомился с одним американцем, который вместе с братом занимался таким бизнесом. У них была своя компания, техника, машины. Рик, так звали этого человека, позвонил мне по совету кого-то из моих бывших студентов и попросил дать ему несколько уроков разговорного языка, чтобы можно было объясняться без переводчика с русскими невестами. 

В ту пору интерес к России был большой, а к русским красавицам, готовым выйти хоть за макаку, лишь бы удрать подальше от своей разваливавшейся родины, ещё больше. Кто только не бросился покорять "невест с севера", прослышавши про их красоту и доступность! Были и хорошие парни, были разведённые, счастья не нашедшие здесь, но в основном это были либо шарлатаны, либо лузеры во всех смыслах этого ставшего глубоко русским слова. К последним и относился Рик. 

Разведённый, неприглядный, заросший по самые уши щетиной, Рик не отличался большим умом. Летом работал с рассвета до заката, а зимой пил, курил потихоньку травку, смотрел американский футбол, ходил на сборища республиканцев. Женщин ненавидел, считая их всех шлюхами. Первая американская подружка прожила с ним всего полгода и вытурила его из своего дома после того, как он её назвал дурой. Такое в политкорректной Америке не прощается. 

Вторая продержалась чуть дольше, у неё не было своего угла, жила у Рика, который снимал квартиру в бедном районе Колорадо Спрингса. Она пила и сквернословила, курила и любила футбол. Материла цветных и мексов, тем и завоевала сердце неприхотливого Рика. Ненависть её к мексам, среди которых и жил Рик, не помешала этой «леди» улечься в постель с одним из них. Ей, видимо, это понравилось и она удрала с новым бойфрендом куда-то на юг. 

Рик не долго горевал. Вообще горевать было не в его правилах. Он переехал в другие аппартаменты и стал ещё более «патриотичным». В это время он и решил жениться на русской. Подучив за неделю основные фразы, типа: «Привет, я из Америки», «Я богатый бизнесмен», которые, по его мнению, должны были покорить любую красотку из страны, где «мужчины – варвары, все поголовно пьют водку от зари до зари», «все мужики импотенты», а женщины все мечтают выйти замуж за американского «мачо», он отправился ... в Польшу, на встречу со своей русской невестой, которую выбрал по интернету, заплатив агентству несколько сотен баксов. 

- А почему в Польшу-то? – удивился я.

- Лана так захотела. Ведь живёт в Сибири, а там слишком будет холодно для меня. – Рик был наивен как младенец. 

- А кто будет платить за её вояж в Польшу? – на этот раз наивность воробьём вылетела из моего рта.

- Она попросила это сделать меня. – Видя колючки смеха в моих глазах, он добавил: 

- Ну, она же за меня беспокоится. Ведь там у них не только холодно, но и мафия охотится за американцами.

Я закрыл свой рот и «благословил» его рюмкой водки...

Рику я звоню раз в год весной, когда нужно приготовить газон к лету. Ему нравится ко мне приезжать. У других – сделал работу, получил баксы и – гуд бай, бэйби. А у меня он не спешит, знает, что я обязательно его угощу пивком и чем-нибудь вкусненьким. Разговор всегда один и тот же: о плохих русских и хороших американцах. Хотя и американцев хорошими он не всех называет. Республиканцы – да, отличные ребята, что бы они ни сделали. А демократы – сплошь “f-n liberals”. 

- Рик, вот ты республиканец до мозга костей, а они ведь за богатых! - обычно с улыбкой провоцирую я его на «дебаты».

Он, закуривая очередную сигарету, хмурит свои выгоревшие реденькие брови и, выпустив вместе с дымом обойму отборного мата, без которого не может связать и пару слов, важно отвечает:

- Да, я за богатых, они нам дают работу. 

- Но ведь из-за них ты и обанкротился, парень! - не сдаюсь я. 

- Нет, не из-за них, а из-за моего брата, который меня надул! 

- Хорошо, но брат-то надул не из-за хорошей жизни, система ваша, капиталистическая, его загнала в тупик. 

- Что ты имеешь в виду, русский? - он меня зовёт то русским, то комми, то и ещё похлеще. Я не обижаюсь, в ответ зову его то засраным ковбоем, то лизуном богатых задниц. Словом, мы так шельмуем друг друга «любя». Хотя, если бы кто-то услышал наш «интеллектуальный» диалог, то позвонил бы в полицию, а заодно и в скорую помощь. Но мы с уважением относимся друг к другу. Он благодарен мне за то, что я ему даю работу, я – за беседу с человеком, чья «философия жизни» мне не всегда понятна.

- Но при капитализме же потогонная система, конкуренция, выживает сильнейший!

- Да, а что здесь плохого? Вон вы, комми, пытались отнять у богатых и распределять блага, и что получилось?

- Ну, получилось неплохо. Не было богатых, не было бедных...

- Не я*и мне мозги, русский. У вас были очереди за всем, даже за туалетной бумагой! Всех, кто не согласен был с коммунистами, отправляли в Гулаг. 

- Ну да, а ещё у нас по улицам бродили медведи и кровожадные кэгэбэшники расстреливали на месте всех, кто любил Америку...

- Точно, – соглашается он, не чувствуюя моего сарказма. – Вот ты же здесь, у нас, а не в своей задрипанной России, где этот кэгэбэшник Путин убивает всех честных людей направо и налево. Если бы не помощь Америки, то русские давно бы умерли с голода. Мы вам всю жизнь помогаем.

Я улыбаюсь, это его подзадоривает.

- Вы, русские, всех «чечков» (это он так называет чеченов) и грузин поубивали; все бывшие ваши союзники вас ненавидят! 

- Ага, а вас любят! – улыбаюсь я. 

- Да, мы несём миру демократию! – бросает он на полном серьёзе. 

- Ну да, вон какую «демократию» вы насадили в Ираке, Египте, Ливии, Афганистане. Теперь эти борцы за свободу жгут полосатые флаги, подрывают машины, взрывают вас.

- Это враги, а те, кого мы спасли от коммунизма, нас боготворят. Знаешь, у меня есть сосед поляк. Он вас, русских, ненавидит.

- А за что меня он ненавидит? 

- Нет, не тебя, а русских!

- Так я же для него и тебя русский. За что он меня-то ненавидит ?– вцепляюсь я в бедного Рика.

Тот смотрит на меня и... улыбается. – Ну, тебя он бы стал ненавидить за то, что ты был коммунякой.

- А что, в 1949 году, когда я родился, у меня был выбор стать республиканцем или демократом? – улыбаюсь и я. 

- Нет. Но позже ты же мог им стать?

- Ну да, мог. Надо было только плюнуть в лицо парторгу – милой женщине, матери троих детей, да убежать на зов «Голоса Америки». 

Рик встал с кресла, оглядел газон и пошёл к выходу. 

Мы расстались как всегда - не прощаясь, я - унося в сердце частичку неожиданной радости от общения, он – удовлетворённость от заработанных баксов... 

 

Потом он привёз "русскую жену", не Лану, а Ирину. Почему выбрал тогда не Лану, а Ирину, Рик объяснил просто: «Лана думала только о деньгах, а Ирина, увидев, что я приехал в одной рубашке, купила мне свитер».

Ирина оказалась симпатичной женщиной средних лет. После разговора с ней я понял, что Рик для неё – перевалочная база. Так оно и вышло. Через два года, выучив язык, устроившись работать у одного богатенького старичка, она развелась с Риком и... вышла замуж за своего «работодателя».

Рик по-прежнему приезжает ко мне весной, «выправляет» газон после зимней спячки. Потом мы сидим и пьём на веранде, мирно поругиваясь. Только к традиционному набору ковбойских выражений он теперь прибавляет сочные ругательства в адрес женщин, особенно русских.

 

Комментарии

Неплохо изображено. Только зачем этого лузера Рика делать республиканцем? Конечно, автора не следует идентифицировать с тем героем, от лица которого идёт повествование, да только проглядывают четко либералистические (sic!) уши самого автора.

Уважаемый GregP, Во-первых, спасибо за то, что прочитали рассказ, и за то, что нашли время на рецензию. Я это ценю. Теперь на ваши вопросы. Рик - не лузер, он настоящий республиканец! Он blue-collar. Лузером попытался сделать его родной брат. Но, будучи сильным, будучи республиканцем, он выжил, ни на кого не надеясь - в этом и есть "республиканизм"! Автора, действительно, не стоит путать с ЛГ, его уХи не такие большие, чтобы замечать их в каждом его произведении. С улыбкой, автор.

Об авторском методе хочу молвить. Автор - эмигрант со стажем, корнями сидящий в советско-русской культуре, а значительным куском своего жизненного опыта приросший в американской реальности. Такой КЕНТАВР. Поэтому внутри автора - противоречие, нерв, который не даёт покоя. И это ценно и преимущество видения Кожевникова. Обыденный разговор с рабочим, или с любым другим американцем, где угодно, хоть на лужайке, хоть в сауне, - материал для рассказа. Когда б вы знали из какого сора...На самом деле это, наверное, называется реализм. И это здорово. Наверное, он изобрёл свой жанр - "рассказ-диалог". Разговор с "обычным" американцем, который "транслирует" американский менталитет, берётся за основу и ставится в центр композиции. Остаётся добавить предысторию и завершить действо, незаметно подведя читателя к выводу. При этом всё сделано легко, с иронией по отношению к себе и к герою...

Уважаемая Labatanya, спасибо за вашу рецензию. "Оторвать значительный кусок моего опыта" от американской действительности вряд ли удастся. Прирос... Да и оторвавши его, куда пристроишь? С улыбкой, Павел