Племенное сознание в политике Трампа

Опубликовано: 10 января 2018 г.
Рубрики:

В лексиконе многих политических обозревателей появилось слово «tribalism». В ГУГЛ-е нет адекватного перевода, хотя оно не новое. Есть перевод слова «tribal» - «племенной». Наверно, ближе всего к истине будет такое объяснение: это предпочтение перед остальными племенами (народами, верованиями), отдаваемое членам своего племени. Для удобства назовем это предпочтение «трайбализмом». Соплеменники выше остальных. Эти остальные могут быть в меньшинстве, и тогда они подвергаются разного рода притеснениям. Либо в большинстве. В таком случае, притеснения называют апартеидом, когда законодательно вводятся ограничения для обладателей другого цвета кожи или другой веры. 

В своих крайних проявлениях трайбализм может принимать изуверские формы. Корреспондент «Нью-Йорк Таймс» г-н Фридман был свидетелем такого проявления в Ливане в конце семидесятых годов в разгар гражданской войны. Фалангисты установили пост на одной из улиц города и останавливали все машины. Они подносили к лицу водителя помидор и спрашивали, что это. Если шофер отвечал «помидор», его отпускали – это был свой. Фалангист. Но если шофер отвечал «томат» его выводили из машины и тут же расстреливали, ибо палестинцы произносят это слово иначе, нежели жителя Ливана. Во всей своей красе трайбализм проявился в истреблении палестинцев в лагерях Сабра и Шатила в том же Ливане. Только у читателей не должно создаться впечатление, что они были невинным овечками. Из-за них процветающая страна стала адом. 

Как явление трайбализм пришел к нам из далекого прошлого, но его проявления видны и сегодня. Мы опустились до уровня, когда он стал определять нашу повседневную жизнь. Трайбализм мы видим в Сирии, когда ради сохранения господства алавитов уничтожаются сотни тысяч суннитов той же страны. Трайбализм проявляется в многочисленных террористических атаках на тех же мусульман, которые не придерживаются изуверской доктрины салафитов или ваххабитов. Могу честно признаться, что разницы между этими двумя разновидностями ислама не вижу. И те, и другие изуверы, на мой взгляд. Не забыты ими и христиане. Европа прошла через целую серию террористических атак. По мнению приверженцев Исламского Государства, европейцы просто недостойны жизни. Так что примеров крайнего проявления трайбализма сегодня больше чем достаточно.

А ведь было время, когда он отступал. Конец восьмидесятых ознаменовался падением Берлинской стены и вместе с ней коммунизма, разделявшего народы на пресловутые лагеря. Либеральная демократия пошла по Центральной Европе, пал апартеид в Южной Африке, начался процесс Осло, предвещавший мир на Ближнем Востоке… Общество посчитало, что достижения демократии непреходящи, и потому не приобрело навыков защиты ее достижений. Став демократами уже по привычке, мы не научились защищать нашу систему с необходимой для этого твердой верой. А она необходима хотя бы потому, что демократия - единственная система, построенная на уважении человеческого достоинства мужчины и женщины, на моральном праве каждого человека бороться за свою свободу и справедливость. 

А теперь о нашей с вами стране, дорогой читатель. 

Перед анализом выдающегося события, случившегося в Алабаме, хочу извиниться перед жителями штата. Я не верил в победу демократа Дага Джонса, как не верил словам одного из комментаторов, что народ Алабамы изменился качественно. Там открыли университет. Промышленость, бывшая в зачаточном состоянии, заняла достойное место. Уровень образования людей повысился. Известно, что образование ума не прибавляет. Об этом я и думал, совершенно упустив из виду, что оно расширяет кругозор. К урнам пришел избиратель, отринувший со своих плеч тень Джорджа Уоллеса (1919-1998), известного мракобеса, выдвигающего свою кандидатуру на пост президента страны четыре раза! С тех пор его идеология довлела над гражданами Алабамы. Она продолжает довлеть над половиной граждан этого штата. По счастью, меньшей половиной. 

Выборы в Алабаме показали, насколько эта меньшая половина была готова голосовать по племенному принципу, забыв, какое подозрение висело на республиканском кандидате. Только потому, что Рой Мор был республиканцем и нельзя было отдавать место в Сенате демократу, они отдали ему свои голоса. Эти люди готовы были доверить ему судьбу своей страны, при том, что своего ребенка они бы ему никогда не доверили. Для них Мор с его неандертальским подходом к проблемам нашего общества являлся своим человеком. А умеренно либеральный Даг Джонс был чужаком. Это уже не политика, но трайбализм. Сейчас Мор ушел с политической арены. Будем надеяться, навсегда. Но остался на вершине власти человек, который его поддержал. Хорошо бы, ненадолго. Но может сложиться и так, что он пробудет в Белом доме два срока. 

Прошло немногим больше года, как избран Трамп. За этот короткий срок у меня, либерала, возникло ощущение, что я оказался в другой стране. Стране, которая стремительно движется к самоизоляции. За неполный год Америка вышла из Парижского соглашения по климату и из Транстихоокеанского Партнерства. Признав Иерусалим столицей Израиля, практически отказалась от роли посредника в мирных переговорах между Израилем и палестинцами. В одностороннем порядке разорвала договор с Ираном. Беспочвенно запрещает иммиграцию из ряда стран, фактически ушла из Сирии – русские уже нагло требуют от нас полного ухода из этой страны. Разрушается «мягкая сила» Америки с помощью самого бездарного руководителя Госдепа за всю историю страны.

Президент оскорбляет народы, называя иммигрантов из Мексики насильниками, убийцами, наркоторговцами, а гаитян – стопроцентными носителями СПИД-а... Ради дополнительной тонны угля отменены многие природоохранительные регулировки, введенные Обамой для сохранения нашего с вами здоровья. Трамп сцепился с ФБР и либеральными масмедиа, называя последних «врагами народа». Нам, бывшим жителям Совка, это выражение слишком хорошо знакомо. Мы знаем, что следовало за этим ярлыком. Он атакует ФБР, ибо его не устраивает позиция этой организации в отношении русского вмешательства в наши выборы. И сколько же у него оказалось союзников в консервативных средствах масмедиа! Ими поднят такой крик за прекращение расследования, что создается впечатление, будто этого требует нация! И все это случилось меньше чем за год. 

Думаю, что это ощущение разделяют практически все демократы, большинство независимых, и даже часть республиканцев. Люди смотрят, как правит страной этот человек, и как он безостановочно лжет своим согражданам. Досужие журналисты уже посчитали, что он за это время солгал 101 раз. Обама за четыре года сделал это 18 раз. Тоже не идеал, но у Трампа еще все впереди. 

Здравый смысл в явном упадке, порядочность отступает… Я видел, как республиканцы славословили Трампа, когда они праздновали победу по поводу закона о налогах. Это был Совок в чистом виде. Его уже назвали самым великим президентом за всю историю страны. Вице-президент Пенс на заседании так льстил своему боссу, что покраснел бы и Брежнев. Трамп его не останавливал. Говори, говори… 

Все это лизоблюдство наблюдалось уже после поражения Мора. После того, как граждане Алабамы дали понять, что племенная риторика Трампа на них уже не действует. Наелись. Но не наелись боссы республиканцев. Более того, они откровенно демонстрируют народу свою лояльность человеку, который подогнал эту партию под свои стандарты, весьма далекие от порядочности. Эту партию уже смело можно называть «морпубликанцы». 

Посмотрите, что произошло. Поначалу они отказали Мору в своей поддержке. Это сделал лидер сенатского большинства Макконнел, заявивший, что он верит обвинительницам. Отказал в поддержке и Республиканский Национальный Комитет. Но после того, как Трамп откровенно заявил, что плевать ему на личные качества Мора, главное, чтобы он голосовал вместе со с своей партией за все идеи Трампа, республиканцы изменили свою позицию.

Но ведь Трамп опустил моральную планку до самого низкого уровня, когда откровенно поддержал Мора. Получается, что кандидат, подозреваемый во всех смертных грехах – в убийстве, педофилии, грабежах и так далее, годится на должность законодателя, если он твердо придерживается партийной линии. И республиканцы, отбросив свои возражения против кандидатуры Мора, уже официально поддержали его. РНС стал давать деньги на его избирательную кампанию. Куда деваться. Голос нужен! Митт Ромни криком кричит, что нельзя выбирать такого человека. Но это уже не партия Митта Ромни. Для Макконнела (он изменил свою позицию) и прочих партийность стала выше морали. Такого в Штатах еще не было. Это тоже «благотворное» влияние Трампа. 

Когда Трамп комментировал события в Шарлотсвилле, его слова еще можно было расценить как высказывания человека не совсем сведущего, что такое нацизм. Хотя для президента такое незнание недопустимо. Уж кто-кто, а президент должен был знать, что среди неофашистов, по определению, на может быть «nice people». И потому нельзя ставить мерзавцев на одну доску с теми, кто вышел сражаться против них. Но допустим, он не знал… 

Однако, когда мы говорим о выборах в Алабаме, то здесь нет и не может быть никаких недоговоренностей. Президент открыто сказал, что ему нужен голос республиканца. Он будет нужен ему не только в случае принятия закона о снижении налогов, но и в дальнейшем. Ему нужен голос Мора, чтобы остановить преступность (демократ Джонс, который был весьма успешным прокурором, против этого?), нелегальную иммиграцию (демократ Джонс ее приветствует?), построить стену на границе с Мексикой (вот в этом вопросе в лице Джонса он союзника вряд ли найдет), запретить аборты (здесь его и голос Мора не спасет, ибо против запрета пока что большинство членов и его партии). Но еще не вечер. У Трампа обширная программа по перестройке страны. Ему надо вогнать Америку в установленные им рамки. 

Как уже отмечено, примеру Трампа последовала и его партия. Такое развитие событий приводило к мысли, что Мор победит В его пользу заработала хорошо отлаженная партийная машина. Голос того же Ромни, предупреждавшего о позоре, который ляжет на партию и страну в случае избрания педофила, был заглушен хором республиканских пропагандистов, твердивших, во-первых, что Мор не виновен, ибо ничего не доказано, а во-вторых, что для партии и страны его голос жизненно необходим.

В обоих случаях об этом и Трамп говорил. Поддержка Трампа выразилась еще и в том, что он атаковал Джонса как марионетку демократических лидеров в Конгрессе. Для него все демократы слабы в вопросах борьбы с преступностью, усиления армии, охраны границы и так далее… Добавьте сюда традицию штата, согласно которой республиканцы на любых выборах просто громили всех остальных. Многие уверовали в твердую победу Мора, и потому голоса людей стали звучать тише – зачем же сориться с будущим коллегой, которого, тем более, поддерживает сам президент?! Далеко не каждый их них может рассчитывать на такое внимание босса. Их почему-то не смущало, что Трамп уже пролетел в этом штате (9 поинтов), когда на праймериз поддержал соперника Мора, относительно умеренного кандидата. 

Вообще-то Трамп не горел энтузиазмом в отношении Мора. Его усиленно отговаривали от поддержки этого человека. Но он видел в нем союзника и хотел присоседиться к победителю. Не помешает для повышения популярности. Всегда можно будет сказать – я помог! Я протолкнул даже такого кандидата, хуже которого трудно отыскать. Куда вы без меня денетесь. 

Сторонники Мора были счастливы такой поддержкой, называя ее «наилучшей помощью», который они получили во время этой кампании. Лидер Сенатского большинства М. Макконнел уже заявил, что пусть жители штата сами определят победителя. Все складывалось в пользу Мора. Утреннее начало выборов, да и дневное продолжение также, не давало шансов демократу. 

Даг Джонс выиграл. Сейчас можно долго говорить о том, каков масштаб этой победы. Но хочется о другом. О позиции президента, который открыто избрал стратегию трайбализма, разрушающего целостность нашего общества. 

Трамп вообще великий разделитель. Ему не нужен единый народ. Ему нужна только победа на очередных выборах. Все подчинено только этой задаче. Он видит, что объединенное общество не воспринимает его. Опросы общественного мнения в этом деле наилучший показатель. Они совершенно не означают, что Трамп обречен на поражение. Трамп это знает. Поэтому он всегда будет делать так, чтобы его выборная база оставалась постоянной. Он никогда не позволит себе измениться, ибо свою базу он потеряет, а новых союзников уже не приобретет. Ему веры нет за пределами его круга. 

В заключении статьи можно привести слова К. Маркса, о том, что история повторяется дважды. Первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса. Алабама была трагедией. Фарсом стало утверждение Сенатским комитетом кандидатуры Мэтью Питерсона на должность федерального судьи. Это надо было видеть. Бедный кандидат не мог ответить даже на самые элементарные вопросы сенатора из Луизианы г-на Джона Кеннеди. Он не знал о юриспруденции вообще ничего. И этот человек был выдвинут Трампом на должность федерального судьи! Почему? Почему уже третья кандидатура на должность судьи проваливается в Сенатском комитете? Ответ прост: все трое обладали одним «достоинством»: они были республиканцами. Других у них не было. Но они были своими, из того же племени. Эта клоунада напомнила мне Совок, когда достоинством человека, выдвигаемого на руководящую должность, было его членство в партии. В кадровых вопросах, в вопросе разделения нации Трамп недалеко ушел от коммунистов.