Неделимый Китай?

Опубликовано: 21 октября 2005 г.
Рубрики:

“ После обеда с рисовой водкой и уткой по-пекински, я готов подписать что угодно”, — сказал Генри Киссинджер перед подписанием Шанхайского Коммюнике 1972 года, в котором была сформулирована стратегия США под названием “Неделимый Китай”.

Скульптура аборигена племени Тайал на территории Тайальского культурного центра на Тайване, вблизи водопада Вулаи

Существуют банальные истины, знакомые всем. Все знают, что плавать после еды вредно. Все знают, что трижды постучав по дереву, можно отвести “злой глаз”. Все знают, что встретить кошку, перебегающую дорогу, — не к добру. И все знают, что... что Tайвань, который раньше был Формозой, всегда был частью Китая, и что Китай имеет право снова считать его своим.

Так вот представьте себе, что все вышеприведенные банальности, которые мы принимаем за истину, неправильны! Возможное исключение — троекратный стук по древесине, и то только в том случае, если “злой глаз” и впрямь существует. Но что касается остального, — это неправильно, неправильно, неправильно! Особенно в случае Тайваня, всегда принадлежащего Китаю.

В моей энциклопедии “Британника” издания 1905 года говорится, что остров Тайвань был первоначально населен “аборигенами малайского происхождения и что лингвистические исследования их языка поддерживают эту гипотезу”, что “позже там появились китайские иммигранты, которые вступали в браки с порабощенными аборигенами”.

Европейцы узнали об этом острове приблизительно в 1590 году, когда первое европейское судно проходило мимо, и лоцман на португальском судне воскликнул “Ilha Formosa!” (“Красивый остров!”), после чего в течение последующих 400 лет остров называли португальским словом Формоза (красота).

Голландцы заняли этот остров в 1600 году. Они построили форт на узком полуострове, который они назвали Tayouan, что впоследствии стало названием всего острова.

Китайский пират, по имени Чен Чен-кун (Cheng Cheng-kung), преследуемый императорской династией Манчу (Manchu), прогнал голландцев с острова в 1662 году. В течение последующих 200 лет остров был политически ничейным, там шла постоянная борьба за власть, сопровождавшаяся восстаниями и военным сопротивлением аборигенов всякий раз, когда воины Манчу пытались взять контроль над островом. Именно тогда родилась местная пословица: “Каждые три года — мятеж, каждые пять лет — восстание”.

В 1870-ые годы тайванским пиратам все чаще удавалось захватить проходящие мимо острова американские, французские и японские суда. Когда правительства этих стран пожаловались Пекину, император Манчу ответил: “Tайвань — вне нашей территории”. Позже рассерженные французы послали свой флот на Формозу и захватили остров на 9 месяцев.

В 1887 году, в ответ на экспансию Японии, династия Манчу впервые объявила Tайвань китайской территорией. Восемь лет спустя, в 1895 году, после победы японцев, остров отдали Японии, причем навсегда, что ознаменовало конец кратковременного и единственного периода истории, когда Tайвань принадлежал Китаю.

Интересно, что в 1930-х годах, когда китайские коммунисты боролись с националистами Чан Кай Ши за контроль над Китаем, генсек Mao сказал американцу Эдгару Сноу, автору книги “Красная звезда над Китаем”: “...Мы с энтузиазмом готовы помочь корейцам в их борьбе за независимость. Тот же энтузиазм простирается и на Tайвань”.

В 1949 году, после того, как коммунисты одержали в Китае победу, Чан Кай Ши сбежал на Tайвань с остатками своих отрядов. Там он учредил полицейский репрессивный режим, объявил военное положение и всячески поддерживал миф о том, что Tайвань управляет всем неделимым Китаем. Китайцы с материка во главе с Чан Кай Ши, составлявшие всего лишь 15% населения, правили остальными 85% населения — коренными тайванцами.

В 1971 году стараниями Никсона и Киссинджера Китаю был дано членство в Организации Объединенных Наций. В 1978 году США признали пекинский коммунистический режим как правительство Китая.

После смерти Чан Кай Ши в 1975 году, Tайвань начал двигаться в сторону демократии. Члены демократической оппозиции медленно, но верно заменяли стареющих функционеров. В 1987 году было отменено военное положение, царившее на острове в течение 40 лет. Претензия на управление всем Китаем ушла в небытие в 1991 году. Демократическое правительство, свободные выборы и процветающая экономика показали всему миру, на примере Tайваня на что способна демократия свободного рынка.

Точно так же, как Израиль — единственная демократия на Ближнем Востоке, Tайвань (помимо Японии и Южной Кореи) является единственной демократией в своем регионе. Интересно, что Tайвань и Израиль являются единственными нациями, подвергающимися постоянной обструкции в ООН. Израиль — единственный член ООН, который не может быть членом Совета Безопасности, и против него было принято сотни осуждающих и даже гневных резолюций, но ему разрешается заседать в ряде комиссий и иметь своих представителей в Генеральной Ассамблее.

Тайваню даже этого не дано. Не будучи членом ООН, Тайвань только благодаря поддержке Америки сдерживает китайцев от вторжения на остров — ведь Пекин всегда считал его частью Китая.

Именно Mao как-то сказал, что власть исходит из ствола винтовки. Винтовок в Китае предостаточно, чтобы доказать, что Тайвань принадлежал Китаю в течение столетий. В настоящее время вряд ли кто помнит или хочет помнить, что Тайвань принадлежал Китаю всего лишь 8 лет во всей многовековой истории человечества.