Трагические братья

Опубликовано: 1 ноября 2017 г.
Рубрики:

1 ноября 2017 года Сергею Львовичу Голлербаху, великолепному художнику и эссеисту, постоянному автору нашего журнала, исполняется 94 года. С днем рожденья Вас, дорогой Сергей Львович! Мы рады, что Вы по-прежнему в творческой форме и регулярно присылаете в журнал свои рассказы на самые разнообразные темы. Желаем Вам сохранять молодой задор и творческие силы еще долгие-долгие годы!

Редакция журнала ЧАЙКА

***

Их было четверо и всем перевалило уже за пятьдесят. Старший из них, профессор, преподавал русскую литературу в местном университете, другой, помоложе, работал в архитектурной фирме, третий, врач, имел собственную практику, а четвертый служил в страховом агентстве, но писал стихи и издал маленький их сборник под названием "Мгновения".

Собирались они по субботам, обсуждали текущие события, политику, делали прогнозы на будущее и, конечно, касались и религии. "Вы знаете, - сказал им однажды поэт, - был у меня в свое время знакомый старичок, по убеждениям своим антропософ. Он объсяснил мне смысл перевоплощения человеческой души. Душа должна очиститься от содеянных грехов, но, если после многочисленных перевоплощений, она все же очиститься не может, то она становится обезьяной!" Архитектор и врач рассмеялись, а профессор только улыбнулся. "Конечно, с научной точки зрения это чушь, - продолжил поэт, - но в этом есть все же какая-то поэтическая правда. Ведь говорим же мы,что человек может озвереть, одичать, утерять облик человеческий.

В таком состоянии он возвращается туда, откуда он пришел. Обезьяны - это наши трагические братья, неудачники, не сумевшие удержаться на человеческом уровне!" Друзья поэта снова рассмеялись, но он вдруг высказал такую мысль: "А что будет, если медицина создат серум, который, если его впрысунть в обезьяну, заставит ее вспомнить ее человеческие воплощения?» «От такой инъекции обезьяна сразу же подохнет, - ответил врач, и тут все четверо, рассмеявшись, перевели разговор на другие темы.

Однако, вернувшись домой, профессор продолжал думать об этой теории перевоплощения душ и о конечном результате для тех, кто не мог очиститься. Дело в том, что профессор, помимо своей преподавательской деятельности, писал рассказы о жизни эмигрантов, но тема эта его мало удовлетворяла, и ему хотелось создать нечто оригинальное, необычное.

Чудодейственный серум, который возвращает обезьяне память о ее человеческих воплощениях может быть как раз такой необычной темой. Профессору вспомнилось "Собачье сердце" Булгакова, но там человеку возвращают инстинкты животного, собаки. Здесь же животному, обезьяне, возвращается сознание ее человеческого прошлого.

Профессор не бывал в зоопарке с детских лет, но, в связи с этой идеей серума, решил пойти и посмотреть на обезьян, так просто, для какой-то проверки. Он нашел клетку с шимпанзе, где в глубине сидел самец. Увидев, что на него смотрит человек, он вскочил, подбежал к самой решетке и, ощерившись, рявкнул на профессора. "Он догадывается о чем я думаю," - мелькнула мысль у профессора, но он сразу же ее устыдился и быстро вернулся домой.

Идея написать научно-фантастическую повесть все же не покидала его. Он даже придумал ей название -"Серум доктора Возвращенского". При обдумывании деталей возникли некоторые трудности. При ее перевоплощении сохраняет ли душа свою национальность? Может ли русская душа перевоплотиться в немца, англичанина, араба, черного в Африке? Если же она перевоплощается только в русского человека, то ее можно упрекнуть в национализме и даже расизме, и это повредит всему замыслу.

Если же следовать идее глобализации и мультикультурализма, то автора могут упрекнуть в политической корректности, что тоже нежелательно. Тем не менее, профессор решил начать писать свою научно–фантастическую повесть, веря в то, что рука в процессе работы сама начинает вести мысли пишущего. Первая глава "Серума доктора Возвращенского" написана была очень быстро. Встреча друзей, разговоры о перевоплощении душ, идея доктора о серуме и так далее.

Во второй главе доктор Возвращенский, гениальный врач-нейрохирург, изучая человеческий мозг, находит в нем до сих пор не известные клетки, руководящие не памятью, а предпамятью человека. Из них доктору удается создать серум, возвращающий память о предыдущих воплощениях человеческой души. Доктору известна антропософская теория об обезьянах как наших трагических братьях, не смогших очистить свои души. Человек высокой морали, доктор Возвращенский, кроме того, очень любил животных и поэтому не счел возможным произвести свой эксперимент с серумом на обезьянах.

"Сделаю это на себе", -решил он. Результат первой инъекции был таков: на улице города полиция увидела человека, который, видимо, не знал, где он находится. Говорил он на иностранном языке, которого полицейские, его остановившие, не знали. К счастью, в их участке был офицер, уроженец французской Канады, и он услышал, что этот потерянный человек говорит на старинном французском языке. Он сказал в участке, что идет в тюрьму Консьержери, где томится бедная королева Мария-Антуаннетта.

Полицейские проверили, не пьян ли арестованный, не накурился ли он чего-нибудь, но все было в порядке. И вот тут доктор Возвращенский вдруг пришел в себя, заговорил по-английски, правда с русским акцентом, извинился за такое недоразумение и попросил отпустить его домой, он знает, где он живет. Вернулся он в очень радостном настроении, его эксперимент удался, причем переход в прошлое воплощение только временный, пока действует серум. Окрыленный успехом, доктор решил продолжить эксперимент.

Недели через две его снова нашли стоящим на улице, причем он был небрит, одет неряшливо и опять говорил на каком-то непонятном языке. Полиция нашла переводчика и оказалось, что доктор говорит по-русски и ищет ставку Емельяна Пугачева, к восстанию которого он хочет присоединиться. Пока все это выяснялось, доктор снова пришел в себя, снова стал извиняться и просил не обращать внимания на его странное поведение.

Полицейским пришлось его отпустить, но с предупреждением, что на следующий раз его арестуют и оштрафуют за нарушение порядка. Три недели прошли без каких-либо инцидентов, но вдруг разразился скандал. Оказалось, что злоумышленик ночью проник в зоопарк, открыл клетку с шимпанзе, выпустил его, а сам сел внутрь и стал там жестикулировать и что-то выкрикивать. В клетке нашли бутылочку спирта, пробирку, два шприца и кусочки ваты и марли.

Злоумышленником был, конечно, доктор Возвращенский , которого сразу же арестовали, а полицейские с собакой стали разыскивать беглого шимпанзе. Его вскоре нашли дрожащим от холода в саду одного из пригородных домов и отправили в ветеринарную лечебницу, где у обезьяны нашли воспаление легких. Животное было на грани издыхания.

Но тут произошло нечто необыкновенное - шимпанзе стал выкрикивать что-то похожее на человеческие слова. Ветеринар записал эти звуки и показал одному из служащих лечебницы, родившемуся в бывшем Советском Союзе, тот посмотрел и расхохотался - это был простейший русский мат. Обругав человечество, бедный шимпанзе отдал свою трагическую обезьянью душу своему Создателю. Что же касается доктора Возвращенского, то врачи-психиатры нашли у него запущенный синдром Альцгеймера, не поддающийся лечению.

Возвращенского передали на поруки его родственников, у которых он пребывает и по сей день. Он потерял дар речи и его возят в инвалидном кресле. Иногда он приходит в возбужденное состояние, хочет что-то сказать, но быстро успокаивается и смотрит на всех с улыбкой. "Вот до чего довели дядюшку его эксперименты," - говорила всем его племянница. Другая родственница, однако, считала, что доктор что-то знает, но такое важное, что сказать об этом не может.

Так закончил профессор свою научно-фантастическую повесть. Прочтя ее несколько раз, он решил не пробовать ее опубликовать, но все же был доволен своей работой. Она побудила его задуматься над тем, что такое человеческая память.

Она, как и Свобода, великий дар, великое Благо ниспосланное человеку. Но ею, как и Свободой, надо уметь пользоваться. Неограниченная Свобода ведет к хаосу и произволу, неограниченная Память - непосильная для человека тяжесть.

Человек разумный умеет ограничивать свою свободу действий, и он также должен ограничивать свою память, уметь забывать излишнее и твердо помнить нужное.

Четверо друзей по-прежнему встречались по субботам, но профессор не говорил им о своей повести, и вообще у них никаких разговоров о перевоплощении душ и о трагических братьях не велось. Но вот одна странная вещь – у профессора образовалась какая-то особая неприязнь к обезьянам.