Союз с дьяволом - операция «пломбированный» вагон».  К столетию Октябрьской революции в России

Опубликовано: 17 октября 2017 г.
Рубрики:

 «В политике ради известной цели можно заключить союз даже с самим чёртом — нужно только быть уверенным, что ты проведёшь чёрта, а не чёрт тебя».

 Карл Маркс

 

В этом году исполняется 100 лет русской революции 1917 г., которая «потрясла мир», и плоды этого потрясения мы ощущаем на себе и сегодня. В этой сложной, кровавой и разрушительной истории есть одна страница, которая связана с Германией и c нашим городом. Это история т. н. «пломбированного» вагона, в котором немецкий Генштаб комфортно забросил В. Ленина со товарищи из тихой и уютной Швейцарии, где он многие годы жил втроём с женой Н. Крупской и любовницей Инессой Арманд, в революционный Петроград для ведения антивоенной пропаганды.

 

Из Поронино в Швейцарию. В конце 1908 года Ленин, Крупская вместе с Зиновьевым и Каменевым перебираются в Париж. Здесь происходит первая встреча Ленина с Инессой Арманд, которая на долгие годы станет не только его соратницей, но и возлюбленной. В конце 1912 г. Ленин, Крупская и её мать переезжают в галицийский курорт Поронино (тогдашняя Австро-Венгрия). Когда началась Первая мировая война, Ленина арестовали австрийские жандармы по подозрению в шпионаже в пользу России.

Ему грозил военный суд. Выручил коллега по партии, депутат австрийского парламента В. Адлер. Он разъяснил министру внутренних дел, что социал-демократ Ульянов в ненависти к царю самого кайзера переплюнет, так что в настоящих условиях может быть очень полезен Австро-Венгерской империи. 6 августа 1914 года Ленин вышел из тюрьмы.

И вот, в 1914 г. через пограничный городок Бухс, из Австрии в Швейцарию въезжают трое: теща Ленина— с действующим загранпаспортом, Крупская— с просроченным внутренним и сам Ленин— без паспорта в принципе. Но из Вены уже телеграфировали, и дело было улажено наилучшим образом. С Цюрихского вокзала летит открытка Адлеру: «Все по плану, пропустили, благодарю, с партийным приветом». Троица направляется далее в Берн.

Туда же переезжает из Парижа верная подруга Инесса Арманд, которая становится доверенным лицом вождя и не только доверенным лицом... Ему было тридцать девять, ей– тридцать пять. Мать пятерых детей влюбилась в Ленина как гимназистка. Об их отношениях свидетельствуют их письма, опубликованные лишь в последние годы. «О, мне хотелось бы поцеловать тебя тысячу раз!..» – писал он. А она отвечала: «Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью...»

Они не расстались даже после смерти: все трое покоятся у кремлёвской стены.

 

Швейцария. Жизнь втроём. Ульяновы жили на тихой улочке Дистельве, в дом напротив сразу же въехала Инесса Арманд. Надя несколько раз хотела уйти, но «хозяин» сказал: «Останься!», и она осталась. Ради победы революции она была готова подняться выше обывательских представлений о супружеской верности и женской гордости. Все было подчинено великой идее.

Арманд, став «подругой Ленина», приняла, по выражению Солженицына, правила игры «на троих». Она смогла проявить дружеские чувства и к жене любимого человека.

 

Неожиданная революция. Февральская революция застала В. Ленина в Цюрихе и оказалась для него полной неожиданностью. Всего месяц назад он выступал перед швейцарской молодежью: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции,— заявлял он. — Но я могу, думается мне, высказать с большой уверенностью надежду, что молодежь, которая работает так прекрасно в социалистическом движении Швейцарии и всего мира, что она будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции».

Союз с дьяволом. Этот эпитет Карла Маркса очень точно характеризует сделку немецкого Генштаба и Ленина при организации переброски Ленина со товарищи из нейтральной Швейцарии в революционную Россию через кайзеровскую Германию.

Временное правительство предоставило всем политэмигрантам, в том числе и большевикам, право вернуться на Родину и даже выделяло средства для их возвращения. Но только тем, кто разделял его лозунг «Война до победного конца». Но большевики из-за пораженческой позиции в вопросе войны с Германией на такую помощь рассчитывать не могли.

Добраться до России через изрытую траншеями Европу русским эмигрантам было чрезвычайно непросто. И перед ними встал извечный русский вопрос «Что делать?».

Враждующие страны старательно пытались использовать эту ситуацию в России в своих интересах. 

Тех эмигрантов, кто поддерживал лозунг «Война до победного конца», возвращали домой через Англию, откуда они отправлялись в Архангельск, Мурманск или через Скандинавию морским путём. Так возвращался в революционную Россию давний оппонент Ленина меньшевик Георгий Плеханов. Но британские спецслужбы жёстко отсекали сторонников пораженческого лозунга большевиков: «Превратим империалистическую войну в гражданскую». 

Не отставали и немцы. Помочь застрявшим «большевикам-пацифистам» выразил желание немецкий Генштаб. По мнению генерала Э. Людендорфа переправка Ленина в Россию была целесообразна с военной точки зрения.

В этой ситуации Ленин обратился к секретарю Швейцарской с/д партии Фрицу Платтену с просьбой вступить в переговоры с послом Германии в Швейцарии Ромбергом об условиях проезда эмигрантов-большевиков в «пломбированном» вагоне через территорию этой страны. Для циника Ленина, которому принадлежит сей перл: «Капиталисты готовы продать нам верёвку, на которой мы их повесим», в этом не было ничего необычного.

Ленин и Платтен, чтобы обезопасить большевиков от подозрений в сговоре с германским Генштабом, выставили немецкой стороне следующие условия:

«1. Я, Фриц Платтен, сопровождаю за полной своей ответственностью и на свой риск вагон с политическими эмигрантами и беженцами, возвращающимися через Германию в Россию.

2. Сношения с германскими властями и чиновниками ведутся исключительно и только Платтеном. Без его разрешения никто не вправе входить в вагон.

3. За вагоном признаётся право экстерриториальности. Ни при въезде в Германию, ни при выезде из неё никакого контроля паспортов или пассажиров не должно производиться.

4. Пассажиры будут приняты в вагон независимо от их взглядов и отношений к вопросу о войне или мире.

5. Платтен берёт на себя снабжение пассажиров железнодорожными билетами по ценам нормального тарифа.

6. По возможности, проезд должен быть совершён без перерыва. Никто не должен ни по собственному желанию, ни по приказу покидать вагон. Никаких задержек в пути не должно быть без технической к тому необходимости.

7. Разрешение на проезд даётся на основе обмена на германских или австрийских военнопленных или инт ернированных в России.

8. Посредник и пассажиры принимают на себя обязательство персонально и в частном порядке добиваться у рабочего класса выполнения пункта 7-го.

9. Наивозможно скорое совершение переезда от швейцарской границы к шведской, насколько это технически выполнимо».

Условия большевиков были приняты немецкой стороной безоговорочно, после чего решение о поездке было утверждено на самом верху. Но спешил не только Ленин, германское правительство спешит тоже. 5 апреля США объявляют Германии войну, а уже 6 апреля, в полдень, Фриц Платтен получает знаменательный ответ: «Вопрос решен в положительном смысле». Немцы готовят для большевиков «пломбированный» вагон.

«Пломбированный» вагон. Вагон Großherzoglich Badischen Staatseisenbahnen с деревянными сиденьями.имел всего три купе 2-го класса. В двух ехали Фриц Платтен, который бегло говорил по-русски, и двое немецких офицеров. В третьем неразлучная троица: сам Ильич, Крупская и Инесса Арманд. Остальные революционеры с жёнами и детьми ехали в третьем классе. Немцы предоставили революционерам также и багажный вагон для перевозимого имущества.

В вагоне были заперты три двери, а через четвёртую Фриц Платтен и сопровождавшие немецкие офицеры на остановках свободно выходили и входили.

По инициативе Ленина в вагоне была проведена мелом черта, разделившая его на две части: немецкую и экстерриториальную: в одной находились германские офицеры, в другой — революционеры. Переход черты был запрещён обеим сторонам.

В экстерриториальной части вагона был всего один доступный туалет, куда революционеры ходили курить, второй находился в «германской» части вагона.

В итоге это привело к постоянной толкучке у ленинского купе. Ленин решил проблему кардинально, выпустив билеты для посещения туалета двух классов: первого — для тех, кто пользовал туалет по прямому назначению, а второго — для курильщиков.

 

Отъезд. На дорогу через Германию Ленин с компанией одолжили у швейцарских товарищей 3000 франков. На эти деньги Платтен купил билеты, а по дороге покупал еду. Уехать они стремились тихо и без огласки— ведь отъезд был делом рук германского Генштаба, и это в самый разгар войны с Россией! Но конспирация не удалась. Слово писателю Стефану Цвейгу (Стефан Цвейг. Звёздные часы человечества»): «9 апреля 1917 г. в половине третьего пополудни из ресторана «Церингергоф» к цюрихскому вокзалу идет небольшая группа плохо одетых людей с чемоданами. Их тридцать два человека, в том числе женщины и дети. После скромного прощального обеда они подписывают документ, в котором подтверждается, что им известно сообщение «Пти паризьен», где русское Временное правительство заявляет, что будет считать изменниками всех лиц, приезжающих в Россию через Германию. Тяжелыми, неуклюжими буквами они подписываются, что всю ответственность за этот выбранный ими маршрут берут на себя и все условия поездки принимают.

Их появление на вокзале не привлекает ничьего внимания. Нет ни репортеров, ни фотографов. Кому известен в Швейцарии этот господин Ульянов в мятой шляпе, поношенном костюме и до смешного тяжелых горных ботинках (он сменит их только в Швеции); с группой мужчин и женщин, нагруженных багажом, молчаливый и незаметный, ищет он место в поезде. Швейцарская рабочая партия, порицающая этот отъезд, не прислала своих представителей, пришли лишь несколько русских, чтобы передать с отъезжающими приветы и немного продуктов близким на родину, и еще несколько человек, чтобы в последнюю минуту отговорить Ленина от «безрассудной, от преступной поездки». Но решение принято. В три часа десять минут кондуктор дает сигнал. И поезд уходит к Готтмадингену, германской пограничной станции. Три часа десять минут — с этого момента у часов мира другой ход».

Несколько другую картину рисует немецкий атташе, обязанный доложить об успехе начала операции. «На вокзале в Цюрихе собралась внушительная толпа патриотически настроенных эмигрантов числом около сотни человек, выкрикивавших обвинения отъезжавшим в национальном предательстве и предсказания, что все они будут повешены в России как еврейские провокаторы. В ответ на это при отходе поезда его пассажиры исполнили хором «Интернационал». Некоторое время пассажиры исполняли и другие песни революционного репертуара, в том числе «Марсельезу», чем весьма досаждали сопровождавшим офицерам не только проявляемой бестактностью, но и нарушением маскировки. В результате Ф. Платтен был вынужден запретить эту практику».

В 15 часов 10 минут 9 апреля 32 российских эмигранта выехали из Цюриха до пограничной германской станции Готтмадинген. Там они пересели в прицепной «пломбированный» вагон немецкого скорого поезда Zürich-Basel-Mannheim-Frankfurt.

Остановка во Франкфурте. Вечером того же дня поезд с революционерами прибыл на франкфуртский вокзал. «Пломбированный» вагон отцепили и перевели на 9 путь, где он несколько часов ждал ночного поезда Frankfurt-Erfurt-Berlin. Революционеров пришли приветствовать представители немецких профсоюзов, но ни Ленин, ни остальные к ним не вышли, и всё знакомство происходило только через окна вагона.

Дальнейший маршрут. Далее путь вагона лежал через Берлин и Зассниц на острове Рюген. В Засснице революционеры покинули вагон и паромом переправились в шведский Треллеборг. Затем - «шведский стол» в Мальмё, ночь поездом до Стокгольма, где Ленин купил приличное пальто и знаменитую кепку, в которой он выступил на броневике у Финлянского вокзала и в которой он запечатлён в тысячах картин и скульптур.

В Мальмё все еще висит медная дощечка в память о его остановке в отеле «Савой», наряду с другими знаменитыми клиентами, такими, как Брижит Бардо и теннисист Бьорн Борг.

Затем ночь поездом до Хапаранда, далее на санях через пограничную реку в финский Торнио, где до сих пор сохранилась памятная табличка о проезде Ленина, затем - поездом через Хельсинки до Петрограда. Приехали поздним вечером 16 (3) апреля.

Дальнейшее широко известно: речь Ленина на броневике, «Апрельские тезисы», укрытие с Зиновьевым в шалаше в Разливе от Временного правительства, обвинившего Ильича в предательстве интересов России, штурм Зимнего, позорный для России и долгожданный для Германии Бресткий мир, по которому немцы получили огромные украинские, белорусские и прибалтийские территории с плодородными землями, промышленными предприятиями, развитой инфраструктурой и десятками миллионов населения. Один из руководителей немецкой разведки в Стокгольме телеграфировал в МИД в Берлин: «Приезд Ленина в Россию успешен. Он работает совершенно так, как мы этого хотели бы».

Ленинский вагон был не единственным. 13 мая немцы отправили в Россию ещё шесть вагонов с 250 революционерами (в том числе Мартовым и Аксельродом) и один вагон с едой для них.

Судьба пломбированного вагона и его пассажиров. Во времена ГДР точная копия «пломбированного» вагона по решению Политбюро СЕПГ к 60-летию Октябрьской революции в 1977 г. была установлена в г. Зассниц и превращена в музей Ленина. Сейчас вагон находится в Потсдаме, в академии немецких железных дорог (Deutsche Bahn) и служит базой для обучения новых работников.

 Союз большевиков с дьяволом принёс неисчислимые бедствия России: гражданская война, красный террор, приход к власти Сталина, Гулаг, миллионы расстрелянных, замученных и пропавших без вести. Печальна судьба и самих пассажиров «пломбированного» вагона, ехавших бороться за счастье трудящихся и коммунистический рай:

Ленин - умер в 53 года в жалком состоянии; Инесса Арманд умерла в 1920 г. от холеры в охваченной по вине большевиков разрухой России; Фриц Платтен эмигрировал в 1923 г. в СССР, чтобы участвовать в строительстве коммунизма. В 1937 г. сослан в Архангельский лагерь, а 22 апреля 1942 г, в годовщину рождения Ленина, расстрелян охраной лагеря; Карл Радек - убит в сталинской тюрьме в том же 1942-м.; Якуб Ганецкий - расстрелян в 1937 г.;

Григорий Зиновьев, скрывавшийся в Разливе вместе с Лениным в 1917 г. от ареста по обвинению в госизмене, - посажен Сталиным в 1934-м, расстрелян в 1936-м (вместе со Львом Каменевым, на пару с которым Сталин руководил большевиками в 1917-м до приезда Ленина); сын Зиновьева Стефан, который был малышом, когда ехал в «пломбированном» вагоне, - расстрелян в 1937-м; Мечислав Бронский, польский социал-демократ, затем большевик - он в Цюрихе первым принёс Ленину весть о Февральской революции, -расстрелян в 1938 г.; Григорий Сокольников, член Политбюро ЦК РСДРП (б), чья подпись стоит под договором о позорном Брестском мире, - приговорён в 1937 г.10 годам лагерей и в 1939 г. в Тобольске расстрелян.

Немцы и большевики успешно использовали друг друга в достижении своих целей, но в итоге проиграли не только они, проиграли все. А выиграл дьявол. Так что Маркс не прав: дьявол всегда выигрывает.

 

От автора. У меня свой счёт к тов. Ленину как автору лозунга: «Превратим империалистическую войну в войну гражданскую» и декрета о создании первого в Европе (на 15 лет раньше Гитлера) Соловецкого концлагеря для политзаключённых (1918 г.). Именно во время гражданской войны в Бердянске в 1921 г. был убит во время погрома мой дед Моисей Горелик. А в Соловецкий лагерь в 1922 г. печально знаменитой «тройкой» (т.е. без суда и следствия) по обвинению в активной работе в партии эсеров и хранении нелегальной литературы был сослан и в 1923 г. убит его сын (мой дядя) Меер Моисеевич Горелик.

Уинстон Черчилль так оценил сделку большевиков с немцами: ««Германское правитльство переправило Ленина в пломбированном вагоне из Швейцарии в Россию как чумную бациллу».

И я разделяю мнение Черчилля об этом человеке.

 

 

Тем, кто хочет подробнее узнать о поездке Ленина, советую посмотреть фильм Би-би-си «Поезд Цюрих-революция» ((http://www.bbc.com/russian/media-39556369).