Бейсбол в Америке

Опубликовано: 10 октября 2017 г.
Рубрики:

 Вот как вы думаете? Что, по-вашему, неделю назад являлось самым главным на информационном поле Соединенных Штатов. Сегодняшние выборы? Отчасти, да. И то лишь перспективно. В начале и к середине предыдущей недели о них почти никто не вспоминал. Вся искони настоящая Америка в те дни стояла на ушах по совершенно иному поводу.

И поводом этим была спортивная игра бейсбол, в чем-то напоминающая нашу детских времен лапту, но так же, как и гольф, возвеличенная до совершенно непомерного уровня значимости и антуража – своя форма, перчатки, рубашки, шлемы, кепки и многое другое из одежды и собственно игровой атрибутики. Цвета этой формы затмевают расцветку полков наполеоновской гвардии.

А правила у этой игры по сравнению с лаптой усложнены настолько, что я сейчас даже не буду пытаться их пересказывать, поскольку речь в моём повествовании пойдет вовсе не о них. Речь пойдет о том, что 108 лет назад Чикагская команда “Chicago Cubs”, что в переводе звучит, как «Чикагские медвежата», так вот эта самая команда в 1908 году последний раз выиграла Кубок США в данном виде спорта. А для Америки кубок MLB - это дело серьезное. Америка в этом чемпионате болеет по-настоящему, с температурой за 40...

Что-то в Чикаго такое непонятное произошло, что его любимая команда 108 лет до вожделенного титула не дотягивала. Всякое бывало, даже, скажем, в финал Медвежата выходили, но вот чемпионского титутула они так и не видели, почти как своих ушей. То есть видели, конечно, уши – в зеркале, а Кубок – в руках у соперников. Я уже упомянул, что болеет Америка ой-как по-настоящему. Это значит, из поколения в поколение, с изучением всего, что положено по части знаний, позволяющих поддерживать серьёзную и интеллектуальную беседу на трибунах во время игры и в пабе после оной. Американцы в этом деле действительно приличнее выглядят, чем хамоватые и драчливые англичане, бесновато-оголтелые русские, ну и прочие там разные немцы с испанцами, французы с итальянцами. Европа, что с них взять! Тем более, что в бейсбол она, Европа, по дикости своей, не играет. 

Так вот, по поводу американских болельщиков. Они и прессу штудируют, и статейки, фото, программки-билетики, майки игроков, мячи и биты за всю свою жизнь собирают и лелеют. Про фото с автографами игроков я уже и не говорю. Это святое, оно хранится в каждом уважающем себя американском доме. А вот некоторым так везёт в жизни, что у них ещё и прадедушкина, и дедушкина и отцовская коллекции сохранились, и сберегается трепетно и бережно, как и положено святыне. Серьезные, повторюсь, они люди, американцы. Но вернемся к Медвежатам. К давнишнему их проигрышу. Все попытки переломить фишку судьбы успеха не приносили. Меняли игроков, тренеров и талисманы. Не помогало.

И вот к 1945 году - с Великой Победой это никак не связано - один из болельщиков выпестовал, как он сам думал и считал, и другим эту свою думку навязывал, так вот он, этот болельщик, вырастил здоровенного бородатого Козла, заявив его, как некое реликтово-мистическое чудо, которое должно принести вожделенную победу, долгожданный выигрыш. И сколько-то лет до этого приходил он на все игры в сопровождении ритуального животного, но успеха его действия команде не приносили. А в победном 45-м что-то там у них совсем заклинило, и нервы у тренера натянулись до предела - полуфинал!

А тут какой-то хрен с горы да ещё с козлом на трибуну лезет, и права какие-то свои на всю эту дурь доказывает. Тренер возьми, да и шугани хозяина талисмана вместе с самим козлом со стадиона. И когда того выводили, он в ярости несказанной взял и «проклял» команду, прокричав, что теперь они в финал никогда не выйдут. И что вы думаете, сработало. С финалом у команды как-то все эти годы не шло. Поколение прадедов кануло в лету, как и поколение дедов. Отцовская генерация уже к концу подходит. И никак современное поколение болельщиков финала дождаться не может. 

За эти годы много было сделано для нейтрализации проклятья Козла. Прощения всем миром, в смысле командой, просили у его потомков. Это я и про владельца, и про козла говорю. Но не помогло. Новых ритуальных животных привлекали, безрезультатно. 70-летие Великой Победы прошумело – но финал всё никак не досягался!

И вот в в 2016-м, каким-то просто непонятным образом, наколдовали-нашаманили-намолили, но команде Медвежат-таки подфартило. Финал. 2-го ноября, 7.00 рм. Progressive field, Cleveland, Ohio. Финальная игра с “Cleveleand Indias”, Кливлендскими индейцами. $3000 - это цена входного билета.

Подготовка велась по всем фронтам, в том числе везде вовсю трудились СМИ. На полуфинальной игре телевизионщики в самый миг победы, дающей право на выход в финал, выхватили из толпы лицо мужика-болельщика, который вдруг искренне и навзрыд неудержимо разрыдался. И вот перед самым финалом те ребята с ТиВи нашли эмоционального этого парнишку, зазвали с подругой в паб и стали пытать на предмет давешних его эмоций.

Показывали ему и всем кадры, мужик смотрел, мотал головой, обнимал подругу, слезы вытирал. Рассказывал про свою болельщицкую судьбу, про то, как пятилетним папа его водил по утрам в выходные на площадку с битой и мячиком и учил-тренировал отбивать мощную подачу, во время которой скорость мячика достигает чуть ли не 30 метров в секунду. Вспоминал мужик и про то, как добывали они с отцом всякие там памятные командные сувениры и прибамбасы.

Беседа идет гладко, накатанно и подходит к концу, ТиВи отрабатывает завершающую сценку, что мы, мол, всякое видели, но таких эмоций, как-то ещё не попадалось. Ну и, как водится, оставив компот на третье, на под конец, они его вскользь так и походя спрашивают: «Ты, мол, на финал-то идешь?» И когда он им, как слабоумным, объяснил, что для него с подругой это почти месячный заработок, они сочувственно губами почмокали, головами в ответ покивали и говорят, что, мол, мы тут думали, посоветовались с начальством, с командой и с клубом болельщиков и решили тебе с подругой выделить два билета на самолет от Чикаго до Кливленда... ну и два тикета (по, сами знаете, сколько баксов) на финал. Мужика после такой новости едва откачали... В прямом эфире. И это была, поверьте, не самая сентиментальная история. Было ещё и множество других. 

Финальной игрой и бейсболом Америка была больна всерьёз, но болела она двумя неравными половинами. Город Кливленд и отчасти штат Охайо, они болели за Кливлендских Индейцев. Ну, как, понимаете, тут иначе? Свои за своих. А за Чикагских Медвежат встала вся остальная половина из 49 штатов. Все были на стороне Чикаго. Уповали-надеялись они, помимо козлов-талисманов, всяких там шаманских бубнов и заговоров, равно как голодных постов и молитв, ещё и на нового тренера, когда-то выведшего некую другую команду в финал, принесший той честно заслуженную победу.

Тренера оттуда переманили за какие-то немерянные бабки в Чикаго и, как положено в таких случаях, возложили на него все свои надежды, наряду с подразумевавшейся ответственностью за возможное поражение. Одно только смущало армию болельщиков. Тренер этот был евреем. А с евреями у команды Медвежат были свои давние и сложные отношения. Всем ясно, что в кругу приличных людей в Америке об этом прямо и открыто не говорят, но какая-то электромагнитная составляющая работы мозга у любого из серьёзных болельщиков на эту тему должна была быть задействована и, тем самым, передавалась от одного к другому. А это значит – всем. А те помянутые выше сложности в отношениях с евреями заключались в том, что в некие не столь давние времена во время предфинальной сечи, когда каждое выиганное очко идет по цене намного превышающей золото... 

Тут надо ввести небольшое пояснение по правилам игры. После удара биты, если игрок ею по мячу попал, мяч взвивается над полем и задача всей команды противника его поймать. Ловить разрешено в пределах поля. Но поле в демократичной Америке от зрителей отделено лишь чертой на траве.

Возвращаемся к нашему повествованию. Летит этот самый мяч, падая точнёхонько на линию раздела. Игрок, устремившийся за ним, выгибается в драматической позе, выкинув далеко за голову руку в кожаной перчатке со специальным карманом-ловушкой...

А строго прямо напротив него на скамье первого ряда сидит некий кто-то, тощей и тщедушной конституции, да ещё и в бинокулярных очках. И этот кто-то, прислепленный ещё ко всему тому дополнительно светом прожекторов, непонятно зачем, вскакивает и интуитивно отмахивается от летящего в его голову мяча. Но при этом как бы смахивает его с перчатки устремившегося за мячом игрока. Верное очко уплывает у Чикагских Медвежат в никуда, матч, о котором будут потом все они помнить, заканчивается поражением.

Тощего и тщедушного очкарика, оказавшегося на поверку, как вы уже догадались, евреем, во избежание справедливого суда Линча, выводят со стадиона под усиленной полицейской охраной и где-то как-то надолго прячут от нормальных людей... Он, конечно, остался жив, но история эта-таки посеяла в рядах болельшиков в отношении к евреям свои негативные плоды на многие годы. И вот теперь, будьте-нате, тренер-еврей. Нет, понятно, что прямому антисемитизму здесь не место, но, согласитесь – само по себе это обстоятельство как-то напрягает и нервирует. 

И вот, наконец, финал-2016! В Кливленде. Начало игры знаменуется тем, что Чикаго вырывается вперед. Нервы великой страны напрягаются до предела. Даже Президент Обама, выходец из Чикаго, болеющий, правда, это он так отметил, за другой бейсбольный Чикагский клуб “White sox” (Белые носки), открыто желает столь долгожданной (108 лет!!!) победы Медвежатам.

Все идет к тому, но тут противник, Кливлендские Индейцы, мобилизуется и выигрывает подряд три очка, сравнивая счет. Америка замирает, ведь в дело вступает, это и ёжику понятно, статистика. После трех подряд выигранных очков команда, их набравшая, всегда выигрывает. Закон Природы, так сказать. А против Природы, как известно... Короче, дальше всё идет нос в нос, но за четверть часа до окончания в дело вступает тяжелая артиллерия. Американцы - глубоко верующий народ и начавшийся обвальный ливень они воспринимают как Божий знак. И тут все вспоминают про тренера. Ведь Бог он к евреям как-то специфически относится, это ведь и в Библии означено со времен Египетского пленения и исхода. Игроков уводят под навесы, поле застилают специальными полотнами...

Болельщики всей страны, замершей перед телевизорами, сидят и не дышат. Ведь расступившиеся воды, бывало, спасали евреев от Египетской погони!... И что там дальше у Всевышнего припасено, никто не знает. Но все помнят и про дождь из лягушек, и про... Короче, там много чего ещё может быть.

Наконец дождь прекращается, полотна свёртывают, выпускают игроков... Но три подряд отыгранных очка со всей их статистической предопределённостью оказываются слабее Господней длани. С перевесом всего в одно очко (8:7) Чикагские Медвежата выигрывают!... И, несмотря на то, что время уже заполночь, небо над Чикаго расцветает букетами фейерверков, незнакомые люди выскакивают на улицу, обнимаются, ликуют и пляшут...

И только один человек, страстный и потомственный болельщик Медвежат, 72-летний пенсионер, постоянно проживающий в штате Флорида, не дергался и не веселился. Он сидел в это время в двух тысячах миль от своего дома на небольшом раскладном стуле и, глядя на экран крохотного переносного телевизионного приемника, вытирая слёзы, шептал: «Папа! Мы победили!» Шептал и гладил камень на могиле отца, такого же, как и он, ярого болельщика, умершего 36 лет назад, так и не дождавшись этого великого триумфа. И происходило это в штате Индиана, на старом сельском кладбище. Вот такие они чувствительные люди, американские болельщики!

Всю ночь сразу после победы Медвежат в Чикаго работала фабрика по выпуску победных спортивных маек, клише с надписью к которым были уже наготове и оставалось только запустить печатные и вышивающие машины. Очереди за этими майками выстраивались по городу в заветных местах, начиная с часу ночи. Размеры маек ранжировались от младенческих до XXXL. К утру одеты были все!

Полуночный фейерверк означал собой зачин четырехдневного празднества. В центральном Чикагском парке утром следующего дня, в пятницу, уже предстояла встреча с Победителями. И миллионы болельщиков с самого раннего утреннего часа устремились в город. Все автостоянки были забиты ещё в шесть утра, поезда шли в Чикаго переполненные, не останавливаясь на промежуточных пригородных станциях. Добрая треть Чикаго и пригородов не вышла на работу.

В школах не задавали домашних заданий. Чикагский едально-питейный сервис многократно перевыполнил план по выручке в эти четыре дня. Все ели, пили, горланили стадионные речёвки и веселились от души всю пятницу, субботу и воскресенье. И все это было искренне, дружелюбно и с открытым сердцем. Без инцидентов и происшествий.

А Дональд Трамп, один из двух основных претендентов на Президентский пост, американец до мозга костей, понимающий в точности, что означает в новостном и эмоциональном плане этот спорт-триумф в последнюю неделю перед выборами, свою коронную и главную предвыборную речь сдвинул на 22 октября, дав Америке время выслушать её, обдумать и обсудить. И, слава Богу, как все мы убедились, не ошибся!